Автореферат и диссертация по медицине (14.00.14) на тему: Меланома сосудистой оболочки глаза

Автореферат диссертациипо медицине на тему Меланома сосудистой оболочки глаза

2 ^МИНИСТЕРСТВО ЗДРАВООХРАНЕНИЯ И МЕДИЦИНСКОЙ

ПРОМЫШЛЕННОСТИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ РОСТОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ МЕДИЦИНСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ

На правах рукописи

ЧЕРНЕЦКИИ Евгений Оскарович

МЕЛАНОМА СОСУДИСТОЙ ОБОЛОЧКИ ГЛАЗА (клинико-иммунологические исследования)

14.00.14 – онкология 14.00.08. – глазные болезни

диссертации на соискание ученой степени кандидата медицинских наук

Работа выполнена в Ростовском Государственном медицинском Университете

кандидат медицинских наук, доцент В.С.Журавлев

доктор медицинских наук, профессор .Чиж Г.И. доктор медицинских наук, профессор .Темиров Н.Э.

ВЕДУЩАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ : Межотраслевой научно-технический

комплекс " Микрохирургия глаза" МЗ и МП Российской Федерации.

Защита состоится »С^и&брО^иЯ 1996 года в _час на заседании диссертационного совета К 084.73.01 при Ростовском научно-исследовательском онкологическом институте ( г.Ростов-на-Дону, 14-я линия, 63). С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Ростовского научно-исследовательского онкологического института.

Ученый секретарь диссертационного совета доктор медицинских наук

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Меланома сосудистой оболочки глаза является одной из самых частых внутриглазных опухолей и составляет среди них, по данным разных авторов, от 50 до 85% (В. М.Шепкалава, А. А. Хора-санян-Тодэ, О.Н.Дислер, 1965, Э.Ф. Левкоева, 1973, Э.О.Коте-ля’нский, 1974. Н. Shammas, 1977, А.И.Пачес, А.Ф.Бровкина, Г.Г.Зиангирова, 1980). Вместе с тем меланома сосудистой оболочки является и одной из самых злокачественных опухолей человека, в первые пять лет после энуклеации летальность достигает 50% (A.B.Reese, 1963, F.Davidorf, J.Lang, 1975).

Диагностика меланомы сосудистой оболочки глаза в настоящее время встречает определенные затруднения. Особенно это касается самых ранних стадий заболевания (Т1 -Т2), а также случаев, когда длительное нахождение опухоли в глазу сопровождается гемофтальмом, помутнением оптических сред, высокой отслойкой сетчатки. Расхождения между клиническим и патологоана-томическим диагнозом достигают 15% (Э.Ф.Левкоева, 1973)’. Все это обусловливает необходимость использования комплекса диагностических мероприятий, от самых простых и традиционных, как офтальмоскопия, диафаноскопия, до весьма сложных и дорогостоящих, таких как, компьютерная томография и ядерно-магнитный резонанс (J.J.Augsburger et al.,1987, L. Lambrecht et al.,1988, Л.Ф. Линник о соавт., 1990). Вместе с тем постоянно идет поиск и разработка новых методов, которые позволили бы улучшить диагностику меланомы сосудистой оболочки. При этом из инструментально-лабораторных методов диагностики особое значение для клиницистов имеют те, которые сочетают в себе высокую информативность, безопасность и простоту технического исполнения.

В этом плане заслуживает внимание использование иммунологических тестов.

Как известно, в возникновении и развитии злокачественных новообразований большая роль отводится иммунной системе организма. Превращение нормальной клетки в опухолевую всегда сопровождается антигенными изменениями и вызывает в организме специфический иммунный ответ, который можно выявить с помощью определенных иммунологических методов (В. А. Крестовникова, 1965, Л.Н.Косяков, Н.П.Косякова, 1985). С этой целью исследователи применяют различные иммунологические тесты, позволяющие выявить опухолевые маркеры – эмбриональные антигены, опухоле-ассоциированные антигены, сенсибилизированные лимфоциты, иммуноглобулины. Использование иммунологических тестов в офтальмо-онкологии показано в работах ряда авторов (D.H. Char, 1977, A. Chernak, F.Kalafut, 1983, Т.П.Нифонтова, 1986). Применение известных иммунологических тестов, таких как, реакция торможения миграции лейкоцитов, реакция торможения прилипания лейкоцитов, изменение электрофоретической подвижности лейкоцитов, внутрикожные пробы с меланомным антигеном, радиоиммунологический метод и др., позволило авторам выявить специфические иммунологические сдвиги у больных с меланомой сосудистой оболочки глаза. Однако нельзя не отметить малочисленность таких исследований. Положительные результаты реакций были обнаружены авторами у 70,7 – 74% больных, но и в контрольной группе был высок процент (до 36%) ложноположительных результатов (D.H. Char, 1977, A. Chernak, F.Kalafut, 1983, Т.П.Нифонтова, 1986).

Вместе с тем известно использование иммунологических

Целью настоящего исследования явилась разработка и внедрение клинико-иммунологического метода диагностики меланомы сосудистой оболочки глаза.

Для достижения поставленной цели мы считали необходимым решить следующие задачи:

1. Изучить сравнительную диагностическую ценность различных клинико-инструментальных методов диагностики меланомы сосудистой оболочки глаза.

2. Разработать методику выделения опухолеассоциированных антигенов меланомы сосудистой оболочки глаза, определить некоторые особенности их химического и антигенного состава.

3. Разработать методику конструирования иммунологической тест-системы на основе опухолеассоциированных антигенов меланомы сосудистой оболочки для выявления противомеланомных антител и характеристики антигенов, выделенных из ткани меланомы сосудистой оболочки.

4. Изучить антигенный состав ткани меланомы .сосудистой ^ободочки в иммунологических тестах на основе сорбированных ди-

агностикумов и определить параметры характеристики антигенных препаратов для конструирования иммунологических тест-систем.

5. Разработать методику применения иммунологической тест-системы и оценить эффективность ее использования в комплексе клинико-иммунологических исследований при меланоме сосудистой оболочки глаза.

НАУЧНАЯ НОВИЗНА состоит в том, что впервые получены новые факты, имеющие существенное значение для характеристики антигенов меланомы сосудистой оболочки, оценки иммунологических сдвигов у больных и экспериментальных животных, оценки современных клинико-инструментальных методов диагностики меланомы сосудистой оболочки глаза.

1. Показано, что антигены, выделенные-из меланомы сосудистой оболочки с помощью В-нафтоловой экстракции, являются липополисахаридопептидными комплексами без свободного липида и неоднородными по антигенному составу. Антигенные комплексы, выделенные из меланомы сосудистой оболочки, отличаются от аналогичных препаратов нормальной ткани сосудистой оболочки по содержанию жирных кислот, моносахаридов, аминокислот. В их составе обнаружены субстанции с молекулярной массой 77 и 80 Кд, которые не обнаружены в ткани нормальной сосудистой оболочки.

2. Получены данные, свидетельствующие о том, что сложный неоднородный антигенный состав меланомной ткани требует использования смеси отдельных индивидуальных препаратов для конструировании иммунологических тест-систем.

3. Разработаны методики приготовления эритроцитарных ди-агностикумов на основе антигенов, выделенных из нормальной и

опухолевой (меланома) ткани сосудистой оболочки.

4. В эксперименте показана способность антигенов сосудистой оболочки вызывать образование антител, которые выявляются в иммунологических реакциях (РПГА, РТПГА).

5. Установлена возможность выявления противоопухолевых (меланомных) антител у больных меланомой сосудистой оболочки глаза, что может быть использовано в качестве дополнительного’ теста при диагностике.

6. Показано, что из всех использованных для диагностики меланомы сосудистой оболочки глаза инструментальных методов исследования (офтальмоскопия, диафаноскопия. ультразвуковое А и В – сканирование и др.) наиболее информативными и диагностически ценными оказались иммунологические.

Практическая значимость проведенного исследования заключается в обосновании использования иммунологического метода диагностики меланомы сосудистой оболочки глаза. Метод позволяет повысить эффективность диагностики меланомы сосудистой оболочки, экономичен, безопасен и может быть использован при об-^ следовании амбулаторных и стационарных больных.

Внедрение результатов исследования. Разработанный клини-ко-иммунологический метод диагностики меланомы сосудистой оболочки глаза применяется в глазном отделении Областной клинической больницы.

Результаты проведенных исследований используются в учебном процессе на кафедре глазных болезней N2 РГМУ, на курсах иммунологии ФУВа, кафедре микробиологии и вирусологии N2 РГМУ.

Основные положения диссертации доложены и обсуждены на Всесоюзной конференции по офтальмоонкологии в г.Таллинне (1990 г.), 4 Всероссийском Съезде онкологов в г. Ростове-на-Дону (1995 г.), кафедральных конференциях (1992-1995 гг).

ПУБЛИКАЦИЯ РЕЗУЛЬТАТОВ ИССЛЕДОВАНИЯ

По теме диссертации опубликовано 7 печатных работ. Предложенный метод запатентован. Патент РФ "Способ диагностики ме-ланомы сосудистого тракта глаза" N 1639244 от 10.12.92 г.

СТРУКТУРА И ОБЪЕМ РАБОТЫ

Диссертация состоит из вв’едения, пяти глав, заключения, выводов и указателя литературы. Излажена на 145 страницах машинописного текста, иллюстрирована 35 таблицами, 26 рисунками. Указатель литературы включает 142 источника, в том числе 78 иностранных.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

МАТЕРИАЛ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ^

В качестве объекта клинического исследования были больные с предполагаемым диагнозом меланомы сосудистой оболочки глаза. Всего было обследовано 149 пациентов, в возрасте от 12 до 84 лет, с подозрением на внутриглазное новообразование. Диагноз меланомы сосудистой оболочки был установлен у 92 бальных, из них 52 -мужчины, 40 – женщин. Ретроспективный анализ клини-ко-иммунологических методов исследований определил необходи-

мость распределить больных по трем группам:

1 группа – больные с гистологически подтвержденным диагнозом мел&номы сосудистой оболочки – 83 случая.

2 группа – включала 57 больных с другими заболеваниями глаза, симулирующими меланому сосудистой оболочки. В этой группе больные имели следующие заболевания глаза: экссудатив-ный ретинит Коатса -16, субретинальные кровоизлияния -5, субтотальная отслойка сетчатой оболочки -8, ретинобластома -2, гемангиоперицитома -1, злокачественная лимфома орбиты -1, не-вус сосудистой оболочки -4, отслойка сосудистой оболочки -8, болезнь Гиппель-Линдау – 2, ретролентальная фиброплазия стекловидного тела – 2, гемофтальм – 8.

3 группа – 9 больных с клинически установленным диагнозом меланомы сосудистой оболочки глаза. В эту группу вошли больные, которым проведено органосохранное лечение ( В-терапия, лазеркоагуляция), – 4 человека, и 5 больных, отказавшихся от операции. Так как больные этой группы не были оперированы и им не проводили гистологическое исследование, в сравнительный анализ диагностической ценности разных методов исследования эта группа не включена.

Для группировки больных с меланомой сосудистой оболочки по стадиям"использовали клиническую классификацию по ТИМ -системе, утвержденной ВОЗ в 1982 г. и рекомендованной Российским офтальмоонкологическим центром.

Обследование общего состояния больных, кроме традиционных анализов, в обязательном порядке включало исследование органов грудной клетки с помощью й-графии или И-скопии, а также сцин-тиграфию или ультразвуковое исследование печени. При исследо-

вании органа зрения были использованы следующие методики: определение остроты зрения по таблице Головина-Сивцева, помещенной в аппарат Рота, определейие статической рефракции на высоте фракционной циклоплегии 1% раствором гоматропина с помощью рефрактометра Хартингера, исследование границ периферического зрения и состояния центрального поля зрения при стандартных фотометрических условиях фоновой яркости по 8 меридианам на сферопериметре Карл Цейс, исследование гидродинамики методом аппланационной тонометрии и топографии по А.П.Нестерову (1974), осмотр глазного яблока, биомикроскопия на щелевых лампах Карл Цейс и Оптон, офтальмоскопия, офтальмобиомикроскопия, диафаноскопия, гониоскопия. Ультразвуковое исследование включало использование A-метода (одномерной эхографии) и В-метода (двухмерной эхографии). Для проведения одномерной эхографии (A-метод) использовали аппараты отечественного производства ЭХО-21 и ЭОС-22 с зондами на 5 и 10 Мгц диаметром 5 мм. Двухмерную эхографию (В-метод) проводили на аппаратах Toshiba -SAL77A с конвексным датчиком электронного сканирования (3,75 Мгц) и Aloca SSD-630 с конвексным датчиком электронного сканирования UST-935N (5Мгц) и датчиком механического секторного сканирования ASU -32Н (5Мгц).

Одним из дополнительных методов исследования, который мы применяли, была флюоресцентная ангиография глазного дна (ФАГ), которую проводили на фундус-камере фирмы Optan.

Иммунологические исследования были выполнены у всех больных, поступивших в глазное отделение с диагнозом: подозрение на внутриглазное новообразование – 149 клинических случая. В качестве контроля иммунологические исследования были выполнены

у 30 практически здоровых людей в той же возрастной категории, у 15 больных с новообразованиями головного мозга и у 25 больных с заболеваниями различных органов (аппендицит,гастрит, ИБС).

Решение задач разработки и применения иммунологической тест-системы проведено в несколько этапов.

Для определения аутоантител к нормальной и опухолевой ткани сосудистой оболочки глаза использовали реакцию пассивной гемагглютинации (РПГА) и реакцию торможения пассивной гемагг-лютинации (РТПГА).

Выбор серологических реакций определяется данными литературы (Л. А. Людоговская, 1959, П. И. Ремизов а соавт.. 1964, А. Е. Эс-сель, 1965, Е.П.Москаленко, А.Д.Кирицева. 1966, Е. Р.Аронова с соавт. ,1971, Б. Т. Билынский с соавт., 1973) о том, что РПГА является весьма чувствительной и специфичной реакцией для выявления антител в сыворотке крови больных различными заболеваниями инфекционной и неинфекционной природы.

РПГА ставилась по методике, разработанной Е.П.Москаленко с соавт., 1992 ). Контролем специфичности РПГА служила РТПГА, где торможение производили антигеном, идентичным тому, который был адсорбирован на эритроцитах.

В РПГА и РТПГА использовали эритроцитарный диагностикум на основе антигенов нормальной и опухолевой ткани сосудистой оболочки глаза. Для создания диагностикумов предварительно выделяли антигены из нормальной и опухолевой ткани сосудистой оболочки глаза в соответствии с рекомендациями Е.П.Москаленко (1992). Нормальную ткань сосудистой оболочки глаза забирали не позднее 12-24 часов с момента смерти (в основном в результате

травмы), а опухолевая ткань забиралась сразу же после операции. Учитывая различный антигенный состав тканей отдельных индивидуумов, забор нормальной ткани сосудистой оболочки производили у нескольких трупов (индивидуумов).

Антигенные препараты из ткани сосудистой оболочки получали путем В-нафтоловой экстракции из нормальной ткани сосудистой оболочки глаза и из ткани меланомы сосудистой оболочки по методу, описанному Е.П.Москаленко с соавт. (1985 г). По химическому составу антигены представляют собой липополисахаридо-пептидный комплекс без свободного липида (ЛППК).

РЕЗУЛЬТАТЫ И ОБСУЖДЕНИЕ

Проведенные исследования позволили определить диагностическую ценность разных методов для выявления меланомы сосудистой оболочки глаза . Наиболее информативными в 1-й группе больных были следующие методы: офтальмоскопия – 57,8% положительных результатов, диафаноскопия – 67,5%, ультразвуковое исследование – А-метод -63.9%, В-метод – 69,9%. Вместе с тем во 2-й группе больных эти методы также давали положительные результаты в определенном проценте случаев: офтальмоскопия -31,6%, диафаноскопия – 12,3%, ультразвуковое исследование -А-метод – 31,6%, В-метод – 15,8%. Положительные результаты исследования, указывающие на возможность присутствия.меланомы сосудистой оболочки, во 2-й группе мы расценивали как ложнопо-ложительные. Анализ полученных данных позволил прийти к заключению, что не существует методов, которые давали бы возможность однозначно поставить диагноз меланомы сосудистой оболочки

Исследование антигенных препаратов, выделенных из ткани меланомы сосудистой оболочки глаза, выявило особенности их состава.

При изучении белкового состава препаратов с помощью метода Лоури было установлено, что в жидких нативных препаратах его количество колебалось от 200 до 1500 мкг/мл в ЛППК опухолевой ткани и от 200 до 1000 мкг/мл в ЛППК нормальной ткани сосудистой оболочки.

Биожмические исследования препаратов, полученных из нормальной и патологической ткани (меланомы) сосудистой оболочки, позволили провести сравнительный анализ жирнокислотного, углеводного и аминокислотного состава нормального и опухолевого антигенных препаратов.

Полученные результаты свидетельствовали о присутствии в препарате, выделенном из меланомы сосудистой оболочки, определенных субстанций, характерных только для опухолевых антигенов сосудистой оболочки глаза и отсутствующих в антигенных препаратах из ткани нормальной сосудистой оболочки. В антигенном комплексе из меланомы сосудистой оболочки было меньше пентаде-кановой, пальмитиновой, гептадеценовой, линолевой, арахидоно-вой жирных кислот, чем в антигене из нормальной ткани, но значительно больше пальмитолеиновой, гептадекановой, стеариновой. Выраженное различие в содержании арахидоновой кислоты в составе опухолевого и нормального антигена может быть использовано для дифференциации опухолевого процесса. Существенная разница обнаружена и в содержании моносахаридов. Количество маннозы и фукозы было существенно ниже, а рибозы выше в опухолевом антигене по сравнению с нормальным антигеном сосудистой оболочки.

В опухолевом антигене было значительно меньше таких аминокислот, как лизин, гистидин. серин, тирозин, но больше триптофана и глютаминовой кислоты по сравнению с антигеном из нормальной сосудистой оболочки. При изучении электрофоретической подвижности антигенных комплексов в опухолевом препарате были . обнаружены 2 белковые зоны с молекулярной массой 80 и 77 Кд, которые отсутствовали в антигенном комплексе из нормальной сосудистой оболочки.

Для приготовления эритроцитарных диагностикумов использовали формалинизированные эритроциты барана, полученные по методу Чизмеса в модификации М.И.Леви с соавт.(1962), которые сенсибилизировали антигенными препаратами.

На первых этапах решения данной проблемы были проведены исследования по изучению влияния дозы антигена на активность получаемых препаратов. Наиболее активные диагностикумы. были получены при использовании ЛППК опухолевой ткани в дозе 20′ мкг/мл. Такая доза антигена была применена при получении эритроцитарных диагностикумов на основе опухолевых и нормальных антигенов.

Учитывая указания авторов (П.Н.Косяков, Н.П.Косякова, 1985) о наличии в опухолевой ткани антигенов, характерных для нормальной ткани, представлялось целесообразным изучить антигены сосудистой оболочки глаза в системе серологических реакций на основе нормального и опухолевого антигенов сосудистой оболочки.

Для оценки активности антигенов опухолевой ткани сосудистой оболочки и определения содержания антигенов нормальной ткани сосудистой оболочки применяли РНАт с использованием опу-

холевой и нормальной тест-системы. Опухолевая тест-система -это эритроциты, сенсибилизированные опухолевым антигеном, и сыворотки животных, привитых опухолевым антигеном. Нормальная тест-система – это эритроциты, сенсибилизированные нормальным антигеном сосудистой оболочки, и сыворотки животных, привитых нормальным антигеном сосудистой оболочки.

Проведенные исследования показали, что в опухолевом антигене меланомы сосудистой оболочки содержались детерминанты антигенов нормальной сосудистой оболочки, в антигене нормальной сосудистой оболочки опухолевые антигенные детерминанты не были выявлены. Эти данные были подтверждены результатами реакции адсорбции с использованием эритроцитарного диагностикума, сенсибилизированного ЛППК, выделенным из ткани нормальной сосудистой оболочки, и определили необходимость применения приема адсорбции сывороток крови больных меланомой сосудистой оболочки.

Принимая во внимание данные авторов (П.Н.Косяков, Н.П. Ко-сякова, 1985) о наличии индивидуальных антигенов в опухолевой ткани, мы провели исследования по определению таковых в ткани меланомы сосудистой оболочки глаза. С этой целью сыворотки больных меланомой сосудистой оболочки были изучены в РПГА с эритроцйтарными диагностиками на основе индивидуальных мела-номных антигенов (монодиагностикумы). В результате проведенных исследований было установлено, что сыворотки крови больных давали положительный результат в РПГА лишь с отдельными (с од-ним-двумя из четырех, взятых в опыт) монодиагностикумами, содержащими индивидуальные ЛППК из меланомы сосудистой оболочки.

Обнаружив различия в антигенном составе меланомы сосудис-

той оболочки отдельных индивидуумов, мы провели дополнительные исследования на экспериментальных животных. С этой целью мышей линии П и белых беспородных мышей иммунизировали антигенами, выделенными из меланомы сосудистой оболочки отдельных больных. Уровень антител определяли в РПГА с гомологичными и гетероло-гичными антигенными препаратами до и после адсорбции.

Проведенные исследования по перекрестной адсорбции сыворотки крови мышей, иммунизированных опухолевыми антигенами, полученными от различных больных, свидетельствуют о различии в антигенном составе индивидуальных меланом сосудистой оболочки глаза и о необходимости использования полипрепарата для диагностических целей, а также открывают возможности для получения адсорбированных монорецепторных сывороток.

Полученные результаты-послужили основанием для применения "полиантигенов" при конструировании эритроцитарных диагности-кумов.

"Полиантигенный" препарат получали путем механического смешивания антигенных препаратов ЛППК, выделенных от ‘4-6 больных меланомой сосудистой оболочки, в равных количествах по .белку (метод Лоури). Активность полученного препарата проверяли в РНАт с сыворотками мышей, иммунизированных по разработанной нами схеме антигенными комплексами меланомы сосудистой оболочки.

В результате проведенного исследования выявили прямую зависимость активности "полиантигенов" в РНАт в гомологичной системе и активности эритроцитарных диагностикумов, приготовленных на их основе, от содержания белка в "полиантигене". Установлена также обратная зависимость между исходным содержание

белка в антигенном "полипрепарате" и его активностью с гетеро-логичной (нормальной) системой.

Для оценки специфических сдвигов у бальных меланомой сосудистой оболочки глаза готовили специфический диагностикум, который представлял собой 0,8% взвесь эритроцитов барана, фор-малинизированных по методу Чизмеса в модификации Леви М.И. с соавт.(1968), танизированных и сенсибилизированных "полиантигенными" препаратами, выделенными от нескольких (4-6) больных. Эритроцитарный диагностикум предназначен для обнаружения в сыворотке крови больных специфических антител в РПГА. Специфичность РПГА подтверждали в каждом отдельном случае в РТПГА.

С целью подтверждения специфичности получаемых диагноста-кумов были обследованы следующие группы: практически здоровые люди, больные с новообразованиями головного мозга, с заболеваниями различных органов, с неонкологическими заболеваниями глаза.

В результате проведенных исследований выявлены антитела к меланоме сосудистой оболочки в сыворотке крови больных 1-й группы (с гистологически верифицированным диагнозом) в 85,4 % случаев (у 71 из 83 обследованных ), а во 2-й группе больных (с другими заболеваниями глаза) у одного больного из 57, что составило 1,8%. Во всех остальных (контрольных) группах антитела к меланоме сосудистой оболочки обнаружены не были.

Анализ результатов РПГА выявил связь между количеством положительных результатов и стадией заболевания. Максимальный процент положительных результатов РПГА отмечался у больных с 3 стадией. Положительные результаты получены в этой группе у 64 из 67 человек, что составляет 95,5%. На начальных (1-2) стади-

ях положительные результаты получены у 6 из 8 больных, т.е. в 75% случаях. Следует подчеркнуть, что для приготовления антигенных препаратов использовали опухолевую ткань больных 3 стадии, которая по антигенным маркерам может отличаться от опухолевой ткани больных 1-2 стадией заболевания. Этими различиями можно объяснить отрицательные результаты у 25% больных 1-2 стадией заболевания. Минимальный процент положительных результатов, равный 58,8% отмечали у больных 4 стадией заболевания (10 из 17).

На группе больных (8 человек), у которых до операции выявляли антитела к меланоме, была прослежена динамика уровня антител в послеоперационном периоде заболевания. При этом установлено, что через 1-6 месяцев после операции, реверсия антител в сыворотке больных отсутствовала. Клиническое обследование этих больных не выявила рецидива меланомы сосудистой оболочки и отдаленных метастазов.

Изучение молекулярно-биологических маркеров апоптоза при увеальной меланоме тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 03.00.25, кандидат медицинских наук Сутулов, Александр Юрьевич

  • Специальность ВАК РФ 03.00.25
  • Количество страниц 133

Оглавление диссертации кандидат медицинских наук Сутулов, Александр Юрьевич

Глава 1. Обзор литературы

1.1 Клиническая характеристика увеальной меланомы.

1.2. Роль апоптоза и пептидов-регуляторов при канцерогенезе

Глава 2. Материалы и методы исследования

2.1. Характеристика клинического материала

2.2. Специальные офтальмологические и онкологические методы обследования больных с увеальной меланомой ^ *

2.3. Методы гистоморфологического анализа (верификация) увеальной меланомы

2.4. Методы оценки апоптоза

2.5. Электронно-микроскопические методы исследования

2.6. Иммуногистохимические методы исследования

2.7. Статистические методы анализа

Глава 3. Собственные данные

3.1. Общая характеристика больных

3.2.Ключевая роль апоптоза в патогенезе увеальной меланомы

3.2.1. Исследование апоптоза на световом гистоморфологическом и иммуно- 59 гистохимическом уровнях

3.2.2. Электронно-микроскопические исследования апоптоза.

3.3. Иммуногистахимический анализ продукции молекулярно-биологических регуляторных пептидов Вах, Вс1-2, р53 с определением их роли в патогенезе и прогнозе увеальной меланомы

3.3.1. Исследование продукции р

3.3.2. Исследование продукции Вах в УМ.

3.3.3. Исследование продукции Вс1-2.

3.3.4. Изучение особенностей со-экспрессии маркёров апоптоза р53, Вс1-2, Вах и их 101 взаимное влияние на прогрессирование увеальной меланомы

3.3.5. Анализ выживаемости больных с различной со-экспрессией маркёров 103 апоптоза.

Обсуждение результатов исследования.

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Гистология, цитология, клеточная биология», 03.00.25 шифр ВАК

Роль и специфические особенности ангиогенеза в патогенезе увеальной меланомы 2004 год, кандидат медицинских наук Астахова, Светлана Евгеньевна

Роль морфологических критериев и иммуногистохимических маркеров в прогнозе увеальной меланомы 2004 год, кандидат медицинских наук Брендель, Дина Ивановна

Прогнозирование течения увеальной меланомы (клинико-морфологическое исследование) 2009 год, кандидат медицинских наук Жидкова, Анна Сергеевна

Молекулярно-биологические маркеры метастазирования и прогноза при раке толстой кишки 2007 год, доктор медицинских наук Делекторская, Вера Владимировна

Значение молекулярно-биологических маркеров при лечении больных колоректальным раком таргетными препаратами 2011 год, кандидат медицинских наук Антонов, Максим Викторович

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Изучение молекулярно-биологических маркеров апоптоза при увеальной меланоме»

Увеальная меланома (УМ) – одна из наиболее часто встречающихся внутриглазных злокачественных опухолей, угрожающих не только зрительным функциям, но и жизни больных. Частота ее колеблется в пределах 75-85 % среди всех внутриглазных опухолей [2, 3, 12]. Заболеваемость УМ по различным регионам России составляет 1,18 – 6,23 на 100 тысяч населения, причем с возрастом увеличивается с 6 (в возрасте 20-40 лет) до 25 случаев (в возрасте старше 65 лет) на 1 миллион населения [2, 3,10,17,31,40].

Несвоевременная диагностика или позднее обращение пациентов отрицательно влияют на продолжительность их жизни. Известно, что только 50-60 % больных после энуклеации переживает пятилетний период [2, 31, 86, 105,109, 117,122,124, 154].

Традиционным методом лечения поздних стадий УМ является энуклеация. На ранних этапах заболевания в качестве альтернативного лечения могут быть предложены органосохранные способы: хирургическое лечение, криодеструкция, брахитерапия, фотодеструкция, транспупиллярная и транссклеральная термотерапия, протонотерапия – как самостоятельные методы, и комбинации перечисленных методов [2-4, 13, 19]. Несмотря на усовершенствование методов диагностики и лечения, а также на высокий процент полной регрессии первичного опухолевого узла (от 92 % до 66 %, по данным различных авторов), частота метастазирования при органосохранных методах лечения достигает 10-17 % в трехлетний период наблюдения [3,15,19,120].

Эффективные способы профилактики метастазов не разработаны. Высокий процент смертности от метастазирования на первом году после энуклеации позволяет говорить об отсутствии достоверных способов диагностики скрытой субклинической стадии метастазирования [2, 15, 19, 120].

Проблема терапии больных с генерализованной стадией далека от разрешения. Ни один из существующих методов химио- или биотерапии не позволяет уменьшить частоту метастазирования или просто замедлить скорость уже развившегося метастатического процесса [19, 31, 37, 58, 74, 77, 85, 87,104, 110, 119, 126]. Низкая эффективность проводимого лечения объясняется отсутствием фундаментальных сведений, необходимых при разработке принципов терапии, основанной на индукции апоптоза и/или супрессии пролиферации опухоли.

Между тем, за последнее десятилетие достигнут значительный прогресс в понимании молекулярной биологии опухолевой клетки. Раскрыты многие механизмы контроля клеточного деления и гибели, поддержания генетической стабильности. Оказалось, что эти механизмы контролируются специфическими белками, получившими название молекулярно-биологических маркёров пролиферации и апоптоза [19, 21, 24, 25, 27, 28, 30, 33, 125]. Баланс их продукции определяет скорость опухолевого роста, метастатический потенциал, а, следовательно, и вероятность развития метастатического процесса. Недостаточность указанной информации при увеальной меланоме обусловило актуальность работы. цель исследования.

Цель настоящей работы: изучить роль апоптоза в патогенезе УМ, особенности и способы количественной оценки апоптоза с определением возможности их индивидуального или комплексного использования в прогнозировании исхода заболевания. задачи исследования.

1. Исследовать роль и особенности апоптоза в патогенезе УМ с помощью гистоморфологических, иммуногистохимических и электронно-микроскопических методов исследований.

2. Определить особенности апоптоза в УМ в зависимости от типа (в густо пигментированных и амеланотичных).

3. Провести иммуногистохимический анализ экспрессии молекулярно-биологических маркёров (р53, Вс1-2, Вах), регулирующих апоптоз, в клетках УМ на различных стадиях опухолевого роста.

4. Сопоставить результаты иммуногистохимических, электронно-микроскопических исследований с клиническими и гистоморфологическими характеристиками опухоли, а также с исходами заболевания с целью оценки влияния апоптоза на течение опухолевого процесса.

5. Оценить прогностическую и патогенетическую значимость уровня экспрессии отдельных молекулярно-биологических маркёров, регулирующих апоптоз, и их комбинаций при УМ.

6. Разработать способы прогнозирования исходов заболевания на основе количественных показателей экспрессии маркеров апоптоза. научная новизна.

Определены ключевая роль, специфические особенности и стадийность апоптоза в патогенезе УМ.

Проведен иммуногистохимический анализ экспрессии биологических маркёров, регулирующих апоптоз (р53, Вс1-2, Вах) -процесса, который влияет на скорость прогрессировать! УМ.

Выявлены нарушения апоптоза на различных стадиях процесса, ассоциирующиеся с особенностями экспрессии биологических маркёров, регулирующих апоптоз, определяющие исход заболевания.

Установлен характер индивидуального и взаимного влияния маркёров на прогрессирование УМ.

Впервые доказано, что совместная экспрессия комбинации Вс1-2/Вах имеет высокую прогностическую значимость для 5-летней безрецидивной выживаемости больных с УМ.

Научно обоснована необходимость комплексного воздействия, направленного на коррекцию апоптоза, для оптимизации эффективности лечения УМ. практическая значимость.

Разработаны новые тесты, основанные на иммуно-гистохимическом определении отдельных молекулярно-биологических маркёров (Вах) или их комбинаций (Вс1-2/Вах), позволяющих прогнозировать клиническое течение УМ.

Определены гистоморфологические и молекулярно-биологические критерии для отбора среди больных с УМ в группы повышенного риска развития метастазов.

Представлены патогенетически ориентированные рекомендации по оптимизации эффективности лечения УМ. апробация работы.

Основные положения работы доложены: на юбилейной конференции посвященной 100-летию клиники глазных болезней Саратовского государственного университета "Офтальмология в начале XXI века" (г. Саратов, 2002 г.), на 5-ом Конгрессе РААКИ "Современные проблемы аллергологии, иммунологии и иммунофармакологии" (Москва, 2002 г).

Публикации. По материалам диссертации опубликовано 6 печатных работ. Приоритетность исследований подтверждена положительными решениями на выдачу патента на изобретение по 2-м заявкам и приоритетными справками по 3-м заявкам на изобретение. объём и структура диссертации.

Диссертационная работа изложена на 133 страницах машинописного текста. Диссертация состоит из введения, обзора литературы, результатов собственных исследований, их обсуждения, выводов, списка литературы, включающего 154 источника. Работа иллюстрирована 16 таблицами, 6 графиками, 58 рисунками.

Похожие диссертационные работы по специальности «Гистология, цитология, клеточная биология», 03.00.25 шифр ВАК

Иммуногистохимическая характеристика карциноидов легочной локализации 2013 год, кандидат медицинских наук Сайнога, Татьяна Владимировна

Молекулярно-биологические маркеры при раке молочной железы IIIC стадии 2006 год, кандидат медицинских наук Юшкова, Анна Викторовна

Клинико-морфологические критерии прогноза при раке почки 2008 год, кандидат медицинских наук Пономарева, Юлия Анатольевна

Молекулярные механизмы васкулогенной мимикрии при злокачественных заболеваниях 2012 год, доктор биологических наук Вартанян, Амалия Арташевна

Особенности течения онкологических заболеваний у детей с различной экспрессией маркеров опухолевой прогрессии 0 год, кандидат медицинских наук Моргун, Андрей Васильевич

Заключение диссертации по теме «Гистология, цитология, клеточная биология», Сутулов, Александр Юрьевич

1. Апоптоз и его нарушения играют существенную роль в патогенезе УМ, заключающуюся в аутоселекции клона клеток с максимальным злокачественным потенциалом, в стимуляции пролиферации и малигнизации продуктами аутолиза апоптозных телец, в усилении миграции опухолевых клеток, а, следовательно, – в повышении риска диссеминации.

2. Определены особенности апоптоза в густо пигментированных и амеланотичных УМ. Для густо пигментированных УМ характерно: частое развитие апоптоза по «незавершенному типу» с формированием низко дифференцированных опухолевых клеток склонных к диссоциации и миграции; усиление пролиферации за счет аутолиза апоптозных телец,а также «второй волны» апоптоза за счет распада меланина. В апоптозе амеланотичных меланом превалировали повреждения тонофибрилл цитоскелета с образованием амилоида.

3. Определены особенности экспрессии и соэкспрессии молекулярно-биологических маркеров регулирующих апоптоз (р53, Вс1-2, Вах), на различных стадиях опухолевого роста. Начальная стадия УМ характеризовалась пиком экспрессии Вах, Вс1-2, р53. По мере прогрессирования опухоли отмечалось углубление дисбаланса про- и антиапоптических факторов. Метастазирование происходило на фоне гиперэкспрессии р53, умеренного синтеза Вс1-2 при полном отсутствии Вах.

4. Выявляемые нарушения апоптоза ассоциировались с дисбалансом соэкспрессии про- и антиапоптических белков и высоко коррелировали с частотой развития метастазов. Группу повышенного риска развития метастазов составляли больные с комбинированными нарушениями: р53+/Вах- и Вс1-2-/Вах+.

5. Наиболее часто неблагоприятные показатели Вс1-2-/Вах+ встречались при анулярных формах и густо пигментированных УМ, что позволило отнести их к клинико-гистологическим факторам высокого риска развития метастазов.

6. Показатели экспрессии любого из маркеров (Вах, Вс1-2, р53) можно использовать в прогнозе заболевания. Прогностически неблагоприятными показателями являются: выявление экспрессии р53 в >20 % клеток УМ, Вс1-2 – в 33 % клеток.

7. Степень надежности прогноза клинического течения УМ увеличивается при анализе соэкспрессии второго маркера апоптоза. Самая высокая безрецидивная и общая выживаемость наблюдалась у Вс1-2-/Вах-больных, а самая низкая – при Вах+/Вс1-2-УМ.

1. Разработана и предложена двухуровневая система прогнозирования исходов УМ, позволяющая осуществить первичный прогноз заболевания на основе показателей экспрессии любого из маркеров (Вах, Вс1-2, р53), а затем повысить степень надежности прогноза при анализе соэкспрессии второго маркера.

2. Выявленные доказательства высокой корреляционной связи нарушений апоптоза с исходами заболевания, позволяют ориентировать на комплексное лечение с участием патогенетически направленных препаратов. Обнаружение прогностически неблагоприятных показателей у пациентов с УМ может служить обоснованием для применения таргентных препаратов последнего поколения, направленных на коррекцию механизмов нарушений апоптоза.

Список литературы диссертационного исследования кандидат медицинских наук Сутулов, Александр Юрьевич, 2003 год

1. Балашевич Л.И. Размер внутриглазной меланомы как определяющий прогностический фактор / Л.И.Балашевич, З.А.Каверзина // Тез. докл. V Всесоюз. съезда офтальмологов.-М., 1979.- Т.8.- С.174-175.

2. Безруков A.B. Клинико-трудовой прогноз и трудоспособность лиц с меланомой увеального тракта: Автореф. дис. . канд. мед. наук / АВ.Безруков. М., 1988. – 24 с.

3. Бровкина А.Ф. Офтальмоонкология: достижения и перспективы / А.Ф.Бровкина // Актуальные вопросы офтальмонкологии: Сб.науч.тр. к 170-летию МОКБ. М., 1996,- С.159.

4. Бровкина А.Ф. Современная концепция лечения внутриглазных меланом / А.Ф.Бровкина // Тез. УП съезда офтальмологов России.-М., 2000.-С.105-106.

5. Бровкина А.Ф. Двухсторонние увеальные меланомы / А.Ф.Бровкина, Г.А. Мезенцева // Вестн. офтальмологии. 1983. – №3.-С.30-33.

6. Волков В.В. О показаниях к энуклеации в лечении больных с внутриглазной меланомой / В.В.Волков //Вестн. офтальмологии. -1983.-№2.-C.3-6.

7. Глузман Д.Ф. Лабораторная диагностика онкогематологиче-ских заболеваний / Д.Ф.Глузман, И.В.Абраменко, Д.М.Скляренко,-Киев,1998.-202с.

8. Глузман Д.Ф. Антигены клеток опухолей как маркеры у онкологических больных / Д.Ф.Глузман, И.В.Абраменко // Вопр. онколо-гии.-1981 .-№6.-С.22-26.

9. Грачева Л.А. Цитокины в онкогематологии / Л.А Грачева.-М.: Алтус, 1996.-346с.

10. Гришина Е.Е. Анализ заболеваемости опухолями глаз в Москве / Е.Е.Гришина, О.Ф.Федотова // Актуальные вопросы офтальмонко-логии: Сб.науч.тр. к 170-летию МОКБ. М., 1996,- С.173.

11. Гусев Г.А. Применение иммуномодуляторов в комплексном лечении злокачественных опухолей органа зрения: Автореф. дис. . канд. мед. наук / Г.А.Гусев. М., 1992. – 24 с.

12. Костюкова Т.Д. К вопросу о прогнозе меланобластом сосудистого тракта глаза / Т.Д.Костюкова, А.А.Тадэ, Г.Г.Зиангирова // Материалы I Всерос. съезда офтальмологов. М.Д963.-С.274-277.

13. Котелянский Э.О. Внутриглазные опухоли / Э.О. Котелян-ский. М.: Медицина, 1974.-223с.

14. Котелянский Э.О. Об исходах и прогнозе при внутриглазных опухолях / Э.О. Котелянский // Тез. докл. V Всесоюз. съезда офтальмо-логов.-М.,1979.-Т. 3. С.184-186.

15. Котелянский Э.О. Иммунологические исследования при увеальных меланомых / Э.О.Котелянский, В.В.Желтовай, Л.И.Дворцина // Офтальмоонкология: Сб. науч. тр. М.,1983.-С.68-72.

16. Котелянский Э.О. Практическое прогнозирование исхода лечения внутриглазных опухолей / Э.О.Котелянский, А.Е.Заславская // Тез. докл. УП съезда офтальмологов УССР. Одесса, 1984.-С.317-318.

17. Либман Е.С. Отдаленные результаты лечения увеальных ме-ланом. Сравнительная оценка энуклеации и органосохранных методов лечения / Е.С.Либман, А.Ф.Бровкина, А.В.Безруков // Офтальмол. журн. -1969. -№3.-С.171-176.

18. Лисняк И.А. Модифицирующее действие фактора некроза опухоли на ангиогенез / И.А.Лисняк, Е.Б.Сопоцинская, Ю.И.Кудрявец // Эксперим. онкология. 1983.-T.il, №3. – С.34-39.

19. Лихванцева В.Г. Роль цитокинов в патогенезе, прогнозе и лечении увеальной меланомы: Дис. д-ра мед. наук / В.Г. Лихванцева -М.,2001. -474с.

20. Лициницер М.Р. Клиническое изучение рекомбинантного фактора некроза опухоли / М.Р. Лициницер // Новые противоопухолевые препараты в лечении рака: Сб. науч. тр. М.Д999.-С.1-5.

21. Лушников Е.Ф. Гибель клетки / Е.Ф. Лушников, А.Ю. Абросимов. М.: Медицина, 2001. – 189с.

22. Недоспасов С.А. Физиологические функции фактора некроза опухоли / С.А. Недоспасов // Европейская школа по онкологии: Сб тр. РАМН.-М., 1999.-С.12-17.

23. Нифонтова Т.П. Кожная реакция замедленной гиперчувствительности на 2-4 динитрохлорбензол у больных меланобластомой сосудистого тракта / Т.П. Нифонтова // Офтальмол. журн. 1981.-№6.-С.93-97.

24. Пальцев М.А. Цитокины и их роль в межклеточных взаимодействиях / М.А. Пальцев // Иммунология.-1996.-№1.-С.З-6.

25. Пальцев М.А. Межклеточные взаимодействия / М.А. Пальцев, A.A. Иванов. М.: Медицина, 1997. – 257с.

26. Пачес А.И. Клиническая онкология органа зрения / А.И. Па-чес, А.Ф. Бровкина. М.: Медицина, 1980.-316с.

27. Программированная клеточная гибель / Под ред. B.C. Новикова. СПб., 2000. – 300с.

28. Руководство по иммуногистохимической диагностике опухолей человека / Под ред. C.B. Петрова, Н.Т. Райхлина. Казань, 2000. -286с.

29. Справочник по онкологии / Под ред. Каппа. М., 1996. -624с.

30. Терентьева JI.C. Современные аспекты диагностики и лечения увеальных меланом / JI.C. Терентьева, В.В. Вит, Р. Салех // Опухоли и опухолеподобные заболевания органа зрения. Сб. тез. науч.-практ. конф. с Междунар. участием. М., 1998. – С.66.

31. Ярилин А.А. Система цитокинов и принципы её функционирования в норме и патологии / А.А. Ярилин // Иммунология.-1997.-№2,-С.7-15.

32. Экспрессия апоптоз-связанных белков в увеальной меланоме / Е.В. Степанова, Ж.Н. Дбар, В.Г Лихванцева и др. // Мед. иммунология. 2002.-Т. 4,№2.-С.311.

33. Albert D.M. Treatment of metastatic uveal melanoma: review and recommendation / D.M. Albert, A.S. Niffenegger, J.K. Wilson // Surv. Ophthalmol. 1992. – Vol.36. – P.429-438.

34. Anastassiou G. In vivo expression of Fas-Ligand in uveal melanoma / G. Anastassiou, S.E. Coupland, H. Schilling // Invest. Ophthalmol. Vis Sci.-2000. Vol.40, Suppl.4. – P.1295-1301.

35. Andreeva L. Apoptos and Uveal melanoma. / L. Andreeva, V. Likchvantseva // EX International Congress of Ocular Oncology in Philadelphia: Abstr. book. Philadelphia, 1999,- №33. – P.51

36. Baldi G. Prognostic factors for survial after enucleation for choroidal melanoma / G. Baldi, F. Baldi // Int. J. Oncol. 1998. – Vol.13. – №6.-P.l 185-1189.

37. Bardenstein D.S. Ki-67 and bromdeoxyuridine labeling of human choroidal melanoma cells / D.S. Bardenstein, D.H. Char, S. Kaleta-Michaels // Cur.-Eye-Res.-1991.-Vol.10, №5.-P.479-484.

38. Bar-Eli M. Role of Interleukin 8 in Tumor Growth and Metastasis of Human Melanoma / M. Bar-Eli // Pathology.-1999,-Vol. 67, №1. -P.12-18.

39. Bedikian A.Y. Treatment of uveal melanoma metastatic to the liver: a review of the M.D. Anderson Cancer Center experience and prognostic factors / A.Y. Bedikian, S.S. Legha, G. Mavligit // Cancer.-1995.-Vol.76.-P.1665-1670.

40. Blom D J. Inverse correlation between expression of HLA-B and c-myc in uveal melanoma / D.J. Blom, C.M. Mooy, G.P. Luyten // J. Pathol.-1997.-Vol.181, №l.-P.75-79.

41. Bock E. Cell-cell adhesion molecules / E. Bock // Biochem. Soc. Trans. -1991.-Vol. 19, №2.-P.1076-1080.

42. Bosman F.T. Integrins: cell adhesives and modulators of cell function / F.T. Bosman // Histochem. J.-l993 .-Vol.25, №2.-P.469-477.

43. Death from melanoma (1973-1994) / Center for Disease Control (U.S.) // JAMA.-1995.-Vol.274, №1.-P.20.

44. Chana J.S. The prognostic significance of c-myc oncogene expression in uveal melanoma / J.S. Chana, I.A. Cree, A.J. Foss // Melanoma Res.-1998.-Vol.8, №2.-P.139-144.

45. Chana J.S. C-myc, p53 and Bcl-2 expression and clinical outcome in uveal melanoma / J.S. Chana, G.D. Wilson, I.A. Cree // Br. J. Oph-thalmol.-1999.-Vol.83, №1 .-P.l 10-114.

46. Chavzini S. Comparative analysis of proliferativing cell nuclear antigen bromodeoxyuridine and mitotic index in uveal melanoma / S. Chavzini, S. Kroll, D. Char // Invest. Ophthalmol. Vis. Sci.-1995.-Vol.36, №13.-P.2762-2767.

47. Chiquet C. Effects of proton beam irradiation on uveal melanomas: a comparative study of Ki-67 expression in irradiation versus non -irradiated melanomas / C. Chiquet, J.D. Grange, L. Ayzac // Br. J. Ophthalmol-ogy.-2000.-Vol.84, №1.-P.98-102.

48. Coupland S.E. Expression patterns of cyclin D1 and related proteins regulating Gl-S phase transition in uveal melanoma and retinoblastoma / S.E. Coupland, N. Bechrakis // Br. J. of Ophthalmology.-1998.-Vol.82, №8.-P.961-970.

49. Coupland S.E. Metastatic choroidal melanoma to the contralateral orbit 40 years after enucleation / S.E. Coupland, S. Sidiki // Arch. Oph-thalmol.-1996.-Vol.l 14, №6.-P.751-756.

50. Coupland S.E. Cyclin D1 (Bcl-1) protein expression in choroidal melanoma / S.E. Coupland, N.E. Beckrakis, N. Bornfeld // Invest Ophthalmol Vis Sci.-1997.-Vol. 38.- P.464.

51. Daniel M. The natural history of malignant melanoma of the choroid: small as large tumors / M. Daniel, I.I. Knowles // Trans. Amer. Acad. Ophthalmol Otolar.-1975.-Vol 87, №5.-P.603-620.

52. Daniels K.J. Expression of type VI collagen in uveal melanoma: its role in pattern formation and tumor progression / K.J. Daniels, H.C. Boldt, J.A. Martin // Lab. Invest.-1996.-Vol.75, №l.-P.55-66.

53. De Vries T. J. Components of plasminogen activation system in uveal melanoma a clinico-pathological study / T. J. De Vries, C.M. Mooy, M. R. VanBalken// J. Pathol.-1995.-Vol.l75,№l.-P.59-67.

54. De Waard-Siebinga I. HLA expression and tumor-infiltrating immune cells in uveal melanoma / I. De Waard-Siebinga, CGJM. Hilders, B.E. Hansen // Graefes Arch Clin ExP. Ophthalmol.-1996.-Vol.234, №11.-P.34-42.

55. Denton K.J. A study of adhesion molecules as markers of progression in malignant melanoma / K.J. Denton, J.R. Stretch, K.C. Gatter // J. Pathol.-1992.-Vol. 167, №3 .-P. 187-191.

56. Desjaedins L. Randomized study of adjuvant therapy by DTIC in choroidal melanoma / L. Desjaedins, T. Dorval, C. Levy // Ophthalmologie.-1998.-Vol.12, №3.-P. 168-173.

57. Dick A.D. Fas-Fas-ligand-mediated apoptosis within aqueous during idiopathic acute anterior uveitis / A.D. Dick, K. Siepmann, C. Dees // Invest. Ophthalmol. Vis. Sci.-1999.-Vol.40,№10.-P.2258-2267.

58. Diener-West M. A review Of mortality from chorioidal melanoma. A meta-analysis of 5-year mortality rates following enucleation, 1966 through 1988 / M. Diener-West, B.S. Hawkins, J A Markowitz // Arch Ophthalmol.-1992.-Vol.l 10.-P. 245-250.

59. Donders P.C. Malignant melanoma of the choroid / P.C. Donders // Trans Ophthalmol Soc (UK). -1973.-Vol 93.-P.745-751.

60. Dorval T. Interleukin-2 therapy for metastatic uveal melanoma. / T. Dorval, W.H. Fridman, C. Mathiot // Eur. J. Cancer.-1992,- Vol.28a, №12.-P.2087-2091.

61. Dunne B.M. MDR-1 expression is associated with adverse survival in melanoma of the uveal tract / B.M. Dunne, M. McNamara, M. Clynes // Hum. Pathol. -1998.-Vol.29, №6.-P.594-598.

62. Durie F.H. Analysis of lymphocytic infiltration in uveal melanoma / F.H. Durie, A.M. Campbell, W.R. Lee // Invest. Ophthalmol. Vis Sci.-1990.-Vol.31, №4.-P.2106-2110.

63. Eide N. Micrometastases in Malignant Uveal Melanomas / Eide N. // International Congress of Ocular Oncology: Abstr. book.- Philadelphia, 1999.-P.54.

64. Einchora L.H. Metastasis patterns of choroidal melanoma / L.H. Einchorn, M.A. Burgess, J.A. Gottlieb // Cancer.-1974.-Vol 34, №4.-P.1001-1004.

65. Ellis T.M. Induction of human lymphokine-activated killer cells by IFN-alpha and IFN-gamma / T.M. Ellis, R.S. McKenzie, P.E. Simms // J. Immunol.-1989.-Vol. 143, №8.-P.4282-4288.

66. Fajardo L.F. Dual role of TNF in angiogenesis / L.F. Fajardo, H.H. Knan, V. Kawalski // Am. J. Pathol.-1992.-Vol.140, №3.-P.539-544.

67. Ferrani M. Blockade of the Fas-triggered intracellular signaling pathway in human melanomas is circumverented by cytotoxic lymphocytes / M. Ferrani, M.A. Imro, C. Sciorati // Int. J. Cancer.-1999.-Vol.81, № 4.-P. 573-579.

68. Fidler I.J. Interferon-mediated antiangiogenic therapy / I.J. Fidler, D. Bielenberg // Science.-1992.-Vol.34, №4.-P.4-9.

69. Fiers W. Tumor necrosis factor: Characterization at the molecular, cellular and in vivo level / W. Fiers // FEBS Lett.-1991.-Vol.285, №7.-P. 199-212.

70. Florens V.A. Interleukin 6 dependent induction of cyclin kinase inhibitor p21WAFl/CIP-l is lost during progression of human malignant melanoma / Florens V.A., C. Lu, N. Bhattacharya // Oncogene.-1999.-Vol.18, №4.-P. 1023-1032.

71. Fuchs U. An immunohistochemical and prognostic analysis of cytokeratin expression in malignant uveal melanoma / U. Fuchs, T. Kivela, P. Summen // Am. J. Pathol.-1992.-Vol.141, №1 .-P. 169-181.

72. Gamel J.W. Interval-by interval Cox model analysis of 3680 cases of intraocular melanoma showes a decline in the prognostic value of size and cell type over time after tumor excision / J.W. Gamel // Cancer -1988. -Vol 61, №3.-P.574-579.

73. Ghazvini S. Comparative analysis of proliferating eel nuclear antigen, bromodeooxyuridine, and mitotic index in uveal melanoma / S. Ghazvini, S. Kroll, D.H. Char // Invest/ ophthalmol. Vis Sci.-1995.-Vol.36, №13.-P.2762-2767.

74. Gosslings W.R. Membrane bound regulators of complement activation in uveal melanomas. CD46 CD55 and CD59 in uveal melanomas / W.R. Gosslings, D.J. Blom, I. de Waard Siebinga // Invest Ophthalmol. Vis. Sci.-1996.-Vol.37, №9.- P.1884-1891.

75. Gragoudas E.S. Survival of patients with metastases from uveal melanoma / E.S. Gragoudas, K.M. Egan, J.M. Seddon // Ophthalmology.-1991.-Vol.98, №7.-P.383-389.

76. Griffith T.S. Fas-Ligand-induced apoptosis as a mechanism of immune privilege / T.S. Griffith, T. Brunner, S.M. Fletcher // Science.-1995.-Vol.270, №7.-P.l 189-1192.

77. Griffith T.S. CD95 induced apoptosis in lymphocytes in an immune privileged site induces immunological tolerance / T.S. Griffith, J.M. Herndon, D R. Green // Immunity.-1996.-Vol.5, №1.-P.7-16.

78. Grossnikiaus H.E. Clear-cell differentation in choroidal melanoma. CoMS report no 8. Collaborative Ocular Melanoma Study GrouP / H.E. Grossniklaus, D.M. Albeit, W.R. Green // Arch. Ophthalmol.-1997.-Vol. 115, №7.-P.894-898.

79. Hahne M. Melanoma cell expression of Fas (Apol/CD95) li-gand: implication for tumor immune escape / M. Hahne, D. Rimoldi, P. Romero // Science-1996.-Vol.274, №8.-P. 1363-1366.

80. Hendrik M.J. Biologic determinants of uveal melanoma metastatic phenotype: role of intermediate filaments as predictive markers / M.J. Hendrik, E.A. Seftor, L.M. Gardner // Lab. Invest.-1988.-Vol.78, №2.-P. 153163.

81. Hogan M.J. Ophthalmic. Pathology / M.J. Hogan, L.E. Zimmerman: Atlas and textbook.-N.Y.,1968.- P.367-443.

82. Hoses H.L. TGF-p stimulation and inhibition of cell proliferation: New mechanisti c insight / H.L. Hoses, E.Y. Yang, J.A. Pletenpol // Cell.-1990.-Vol.63, №2.-P.245-247.

83. Hungerford J. Prognosis in ocular melanoma / Hungerford J. // Br.J. Opthalm. -1989.-Vol 73, №9.-P.689-690.

84. Imesch P.D. Apoptosis in uveal and skin melanomas / P.D. Imesch, D.M. Albert // Invest. Ophthalmol. Vis. Sci.-1997.-Vol.38, №2.-P.803-808.

85. Imesch P.D. Apoptosis in intraocular and metastatic melanomas / P.D. Imesch, B.T. Lovitt, J. Kummer // XIIIICER: Abstr. book.-1998-Abstr. 402.-P.121

86. Immunochemical staining methods: Handbook.// Ed. by S.J. Naish; DAKO Corp.- California, 1989

87. Jager J.M. HLA class I expression and prognosis in uveal melanomas / J.M. Jager, D.J. Blom, A.H. Zwinderman // JERMOV: Abstr. Vis. Res.-1996., №36.-P.124

88. Jan G. Rennie Uveal melanoma: tumour phenotype and metastatic potential / G. Jan // Eye.-l997.-Vol.11.-P.239-242.

89. Janssen K. P53 oncoprotein overexpression in choroidal melanoma / K. Janssen, J. Kuntze, H. Busse // Mod. Pathol.-1996.-Vol. 9, №3,-P.267-272.

90. Jay V. Expression of Bcl-2 in uveal melanoma / V. Jay, W.S. Hunter, M. Zielenska // Arch. Pathol. Lab. Med.-1996.-Vol. 120, №5.-P.497-498.

91. Jay V. Expression of p53 in uveal malignant melanoma / V. Jay, W.S. Hunter, M. Zielenska // Pathology.-1996.-Vol.28.-P.306-308.

92. Jensen O.A. Malignant melanoma of the uvea in Denmark / O.A. Jensen // Acta Ophtalmol -I970.-Vol 48.-P.1113-1128.

93. Jensen O.A. Malignant melanomas of the human uvea: 25-year follow-up of cases in Denmark, 1943-1952 / O.A. Jensen //Acta Ophthalm 1982.-Vol 60.-P.161-182.

94. Jensen O.A. Necrosis of malignant melanomas of choroid / O.A. Jensen, S.R. Anderson // Acta Ophthalmol.-1974.-Vol.52, № 9.-P.173-182.

95. Karlsonn M. Correlations of Ki-67 and PCNA to DNA ploidy, S-phase fraction and survival in uveal melanoma / M. Karlsonn, B. Boeryd, J. Carstensen // Eur. J. Cancer.-1996.-Vol.32A, №2.-P.357-362.

96. Kath R. Prognosis and treatmant of disseminated uveal melanoma / R. Kath, J. Haungs // Cancer.-l 993 .-Vol.72, №4.-P.2219-2223.

97. Kent C. Adiuvant therapy in malignant melanoma / C. Kent, M. Jakobiech // Recent advances in Ocular oncology.- Philadelphia, 1997.-Vol.37, №4.-P.127-132.

98. Kishore K. P53 gene and Cell cycling in uveal melanoma / K. Kishore, S. Ghazvini, D. Char // Am. J. of Ophthalmology.-1996.-Vol.121, №5.-P.651-567.

99. Ksander B.R. Fas, ligand immune privilege and uveal melanomas / B.R. Ksander, G.T. Murray, D.J. Verbik // Xm ICER: Abstr. book-1998.-Abst. 44.-P.15.

100. Lambert Scott R. Spontaneous regression of a choroidal melanoma / R. Lambert Scott, H. Char Devron // Arch. Ophthalmology-1986.-Vol.104, №6.-P.704-710.

101. Langmann G. Proliferationsmarker, Enzymmarker und Oncogene expression profile bei intraokularen Melanomen / G. Langmann, R. Kleiner, G.N. Wirnsberger // Ophthalmology.-1993.-Bd.90, №5.-S.528-532.

102. Lavin P.T. A deficit survival analysis to asseses the natural history of uveal melanoma / P.T. Lavin // J. Chronic Dis.-1984.-Vol 37, №6.-P. 481-487

103. Leong S.P. Recombinant human granulocyte-macrophage colony-stimulating factor and autologous melanoma vaccine mediated tumor regression in patients with metastatic melanoma / S.P. Leong, P. Enders-Zohr // J. Immunother.-1999.-Vol.22, №2.-P. 166-174.

104. Luca M. Expression of IL8 by human melanoma cell upregulates MMP2 activity and increases tumor growth and metastasis / M. Luca, S. Huang, J.E. Gershenwald // Am. J. Pathol.-1997.-Vol. 151, №6.-P.l 105-1113.

105. Ma D. Association between nm23-Hl gene expression and metastasis of human uveal melanoma in animal model / D. Ma, G.P. Luyten, T.M. Luider // J. Invest. Ophthalmol. Vis. Sci.-1996.-Vol.37, №11.-P.2293-22301.

106. MacNeil S. Inhibition of melanoma cell/matrix interaction by tamoxifen / S. MacNeil, M. Wagner, E.A. Kirkman // Melanoma Res.-1993.-Vol.3, №2.-P.67-74.

107. Maeda A. Expression of CD95-ligand in melanocytic lesions as a diagnostic marker / A. Maeda, Y. Aragane, T. Tezuka // Br. J. Dermatol.-1998.-Vol.139, №2.-P. 198-206.

108. Maumenee A.E. An evaluation of enucleation in the management of uveal melanomas / A.E. Maumenee // Am. J. Ophthalmol.-1979.-Vol. 87.-P. 846-847

109. McLean I.W. Uveal melanomaA location, size, cell type and enucleation as risk before factors in metastasis / I.W. McLean, W.D. Foster, L.E. Zimmerman//Hum Pathol.-1982.-Vol 13, №2.-P. 123-132.

110. Mooy C.M. Ki-67 immunostaining in uveal melanoma. The effect of preenucleation radiotherapy / C.M. Mooy, P.T. de-Jong, T.H. Van-der-Kwast // 0phthalmology.-1990.-vol. 97, №10.-P. 1275-1280.

111. Mooy C.M. Immunohistochemical and prognostic analysis of apoptosis in uveal melanoma / C.M. Mooy, G.P. Luiten, P.T. Le Long //Am. J. of Pathology.-1995.-Vol.147, №7.-P.1097-l 104.

112. Mooy C.M. Neural cell adhesion molecule distribution in primary and metastatic uveal melanoma / C.M. Mooy, G.P. Luiten, P.T. Le Long // Hum. Pathol.-l995.-Vol.26, №11.-P.l 185-1190.

113. Mooy C.M. Prognostic parameters in uveal melanoma: a review / C.M. Mooy // Surv. Opthalmol.-1996.-Vol 41.-P.215-228.

114. Mouawad R. Is there any relationship between CD95 (FAS/APO-1) forms and prognosis in advanced melanoma patients? / R. Mouawad, E.-C. Antoine, F. Cajfinger // Cancer.-1999.-Vol 234, №12.-P.2344-2348.

115. Murray A.K. Functional significance of Fas and Fas Ligand expression on ocular melanoma cell lines / A.K. Murray, M.J. Steward, K.J. Turnbull // International Congress of Ocular oncology: Abstr. book.-1999.-Abstr. 36.-P.51

116. Nagata S. Fas and Fas ligand a death factor and its receptor / S. Nagata // Adv. Immunol.-1994.-Vol.57.-P.129-144.

117. Nathan N.E. A BOLD+Interferon in the treatment of metastatic uveal melanoma: First report of active system therapy / N.E. Nathan // J. ExP. Clin Cancer Res.-1997.-Vol.16, №2.-P.201-218.

118. Noleman K. Prognostic factors following enucleation of 111 uveal melanomas / K. Noleman, JPA Baak, P. Diest van // Br J Ophthalmology.-1993.-Vol 77.-P.688-692.

119. Ophthalmic pathology and intraocular tumors // Basic and clinical science course of American Academy of Ophthalmology.-N.Y.: Lifelong,1996,-Section 4.-249p.

120. Packard R.B. Pattern of mortality in choroidal malignant melanoma / R.B. Packard // Br. J. Ophthalmol.-1980.-Vol 64.-P.565-575.

121. Papas R.J. Spontaneous regression of cancer: possible mechanisms / R.J. Papas // In vivo.-1998.-Vol.12, №6.-P.571-579.

122. Pascal SG. An investigation into the associated between liver damage and metastatic uveal melanoma / S.G. Pascal, A.M. Saulenas, G.A. Fournier//Am. J. Ophthalmol.-1985.-Vol.lOO.-P.4448-453

123. Pee’r J. PC-10 imunostaining of proliferating nuclear antigen in posterior uveal melanoma. Enucleation versus enucleation postirradiation groups / J. Pee’r, H. Gnessin, Y. Shargal // Ophthalmology.-1994.-Vol.101, №l.-P.56-62.

124. Pyrhonen S. The treatment of metastatic uveal melanoma / S. Py-rhonen // Eur. J. Cancer.-1998.-Vol.34, №3.-P.27-30.

125. Pyrhonen S. Four Drug Chemotherapy (BOLD) and Human Leukocyte Interferon for metastatic uveal melanoma / S. Pyrhonen // International ophthalmooncology congress: Abstr. book.-Jerusalem,1997.

126. Rajivio I. Uveal melanoma in Finland .//An epidemiological, clinical, histological and prognostic study / I. Rajivio // Acta Ophthalmol. Suppl.-1977.-Vol 133.-P.45-46.

127. Reese A.B. Necrosis of malignant melanomas of choroid / A.B. Reese, E.A. Archila, I.S. Jones // Am. J. Ophthalmol.-1970.-Vol.69, №4,-P.91-104.

128. Repp C.A. Role of Fas ligand in uveal melanoma-induced liver damage / C.A. Repp, E.S. Mayhew, K. Howard // Grefe’s Archive for Clinical and experimental of Ophthalmology.-2001-Vol.82, №4.-P.l-ll

129. Restifo N.P. Not so Fas: Re-evalution the mechanism of immune privilege and tumor escape / N.P. Restifo // Nature Med.-2000.-Vol. 6.-P.493-495.

130. Rohrbach J.M. Premestatic uveal melanoma cells do not express laminin receptors / J.M. Rohrbach, M. Wild, C. Riedinger // German. J. Oph-thalmol.-1994.- Vol.3, №3.-P.144-147

131. Royds J.A. C-myc oncogene expression in ocular melanomas / J.A. Royds, R.M. Sharrard, M.A. Parson // Graefes Arch. ExP. Ophthalmol.-1992.-Vol.230, №4.-P.366-371.

132. Royds J.A. C-myc oncogen expression in ocular melanomas / J.A. Royds, RM Sharrard, MA Parsons // Graefes-Arch-Clin-Exp-Ophthalmol.-1992.-Vol 230, №4.-P.366-71.

133. Rymgalio-Jankowska B. Evalution of PCNA expression in uveal melanoma / B. Rymgalio-Jankowska, M. Zdunek, Z. Zagorski // International ophthalmooncology congress: Abstr. book.-Jerusalem,1997.- P.38

134. Salmon R.J. Treatment of liver metastases from uveal melanoma by combined surgery-chemotherapy / R.J. Salmon, C. Levy, C. Plancher // Eur. J. Surg. Of Surg. Oncology.-1998.-Vol.24, №2.-P. 127-130.

135. Sedon J.M. Ciliary body and choroidal melanomas treated by proton beam irradiation / J.M. Seddon, E.S. Gragoudas, D.M. Albert // Arch. Ophthalm.-1983.-Vol 101, №9.-P. 1402-408.

136. Sedon J.M. Death from uveal melanoma. Number of epithelioid cells and inverse SD of nucleolar area as prognostic factors / J.M. Seddon // Arch. Ophthalmol.-1987.-Vol 105, №6.-P.801-806.

137. Seregard S. Cell growth and P53 expression in primary aquired melanosis and conjunctival melanoma / S. Seregard // J. Clin.Pathol.-1996.-Vol.49, №4.-P.338-342.

138. Seregard S. PC-10 as a predictor of prognosis after antigen retrieval in posterior uveal melanoma / S. Seregard, M. Oskarson // Int. Ophthalmol. Vis. Sci.-1996.-Vol.37, №7.-P.1451-1458.

139. Shammas H.F. Prognostic factors in choroidal and ciliary body melanomas / H.F. Shammas, F.C. Blodi // Arch. Ophthalmol.-1977.-Vol 95.-P.63-69.

140. Shields J.A. Diagnostic and management of intraocular tumors / J.A. Shields.-St Louis: CV Mosby Co, 1983.-21 lp.

141. Suda T. Membrane Fas ligand kills human periferal blood T lymphosytes and soluble Fas ligand blocks the killing / T. Suda, H. Hasimoto, M. Tanaka // J. ExP. Med.-1997.-Vol.5, №1.-P.7-16.

142. Tang L. Expression of apoptosis regulators in cutaneous malignant melanoma / L. Tang, V.A. Tron, J.C. Reed // Clin Cancer Res.-1998.-Vol 4, №8.-P. 1865-71.

143. Ten Berge P.J., Danen E.H., Jager M.S. Integrin expression in uveal melanoma differs from cutaneous melanoma. // Invest. Ophthalmol. Vis. Sci-1993-Vol. 34., №13.-P.3635-3640.

144. Terheyden P. Immunochemotherapy of metastatic uveal melanoma with interferon-alpha 2b. And fotemustine: A case reports and literature review / P. Terheyden, E. Kampgen, T.M. Runger // Hautarzt.-1998.-Vol.49, №10.-P.770-773.

145. The role of Apoptosis in Development, Tissue Homeostasis and Malignancy. Death from inside out / Eds: Dexter, M. Raff, A. Wyllie-London: Chapman & Hall, 1995.

146. Tobal K. Increased expression and mutation of P53 in choroidal melanoma / K. Tobal, W. Warren, M. Zielenska // Br. J. Cancer-1992.-Vol.66, №4.-P.900-904.

147. Wang M.X. Subclinical metastasis of uveal melanoma / M.X. Wang, J.A. Shields, L.A. Donoso // Int. Ophthalmol. Clin.-1993.-Vol.33, №3.-P.l 19-127.

148. Yoong K.F. Fas/Fas ligand interaction in human colorectal hepatic metastases: A mechanism of hepatocyte destruction to facilitate local tumor invasion / K.F. Yoong, S.C. Afford, S. Randhawa // Am. J. Pathol.-1999.-Vol.l54.-P.693-703.

149. Zdunek M. P53 protein accumulation in uveal melanoma / M. Zdunek, B. Rymgalio-Jankowska, D. Skomra // International ophthalmoon-cology congress: Abstr. book.-Jerusalem,1997.-Abstr.llO.-P.39.

150. Zimmerman L.E. An evaluation of enucleation in management of uveal melanomas / L.E. Zimmerman, I.W. McLean //Am. J. Ophthalmol.-1979.-Vol 87.-P.741-760.

151. Zimmerman L.E. Do growth and onset of symptoms of uveal melanomas indicate subclinical metastasis? / L.E. Zimmerman, I.W. McLean //Ophthalmol.-1984.-Vol. 91, №6.-P.685-691.

152. Zimmerman L.E. Does enucleation of the eye containing a malignant melanoma prevent or accelerate the dissemination of tumor cells? / L.E. Zimmerman, I.W. McLean // Br. J. Ophthalmol.-1978.-Vol 62.-P.429-425.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Научная электронная библиотека disserCat — современная наука РФ, статьи, диссертационные исследования, научная литература, тексты авторефератов диссертаций.

Тесты на тему увеальная меланома глаза

На правах рукописи

АСТАХОВА СВЕТЛАНА ЕВГЕНЬЕВНА

Роль и специфические особенности ангиогенеза в патогенезе увеальной меланомы

03.00.25 – гистология, цитология, клеточная биология 14.00.08 – глазные болезни

Автореферат Диссертации на соискание ученой степени кандидата медицинских наук

Работа выполнена в ГОУ ВПО «РЯЗАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ МЕДИЦИНСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ им. акад. И.П. ПАВЛОВА МИНЗДРАВА РОССИИ»

Научные руководители – Заслуженный деятель науки РФ,

доктор медицинских наук, профессор, Юрий Иванович Ухов доктор медицинских наук Вера Геннадиевна Лихванцева

Официальные оппоненты – доктор медицинских наук, профессор,

Виталий Георгиевич Панков доктор медицинских наук Тамара Ильинична Ронкина

Ведущее научное учреждение – ГОУ ВПО «Московская медицинская академия им. И.М. Сеченова Минздрава России»

Защита диссертации состоится «_ 2004г. в Я, часов на

заседании диссертационного Совета (Д 208.084.02) Рязанского медицинского университета им. акад. ИЛЛавлова (390026, Рязань, ул. Высоковольтная, Д.9).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Рязанского медицинского университета им. акад. ИЛЛавлова (390026, Рязань, ул. Шевченко, д.34).

Автореферат « разос.лан^^’^’^ 2004 г.

Ученый секретарь диссертационного совета,

доктор медицинских наук, профессорМ.М. Лапкин

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Изучение ангиогенеза является одной из фундаментальных проблем гистологии, эмбриологии и клеточной биологии, поскольку этот процесс необходим для роста, дифференцировки и функционирования органов и тканей в физиологических и патологических условиях.

Ангиогенез играет важную роль на всех этапах неопластического процесса, начиная с формирования первичного опухолевого узла и завершая развитием дистантных метастазов (А.Ю. Барышников, 2003). Опухоль и ее сосудистая сеть с позиции современных концептуальных представлений рассматриваются как «двухкомпонентная система», в которой опухолевые клетки стимулируют запуск ангиогенеза, а новообразованная сеть сосудов, в свою очередь, питает опухоль и экспрессирует факторы, способствующие её росту (Е.Б. Владимирская, 2001). При этом ангиогенез является для опухоли не только средством устранения кислородного и метаболического дефицита, но и способом усиления агрессивности и метастазирования (Н.П. Мертвецов, 1997; Ж. Дбар, 2003).

Установлено, что ангиогенез регулируется специфическими белками, получившими название ангиогенных маркеров (Е.А. Коган, 1997; ChistofaШ М, 2003). Уровень экспрессии этих белков определяет характер ангиогенеза и скорость роста опухоли одновременно. Поэтому не удивительно, что количественные способы оценки ангиогенных маркеров рассматриваются в аспекте прогноза клинического течения и исходов заболевания, а также чувствительности к противоопухолевой терапии. Эти сведения представляют собой фундаментальную базу для выработки стратегии противоопухолевой терапии (Е.В. Степанова, 2002, А.Ю. Барышников, 2003; Cristofori G., 1997).

Увеальная меланома (УМ), для которой гематогенный путь метастазирования – единственный, представляет собой идеальную модель опухоли человека для изучения механизмов гематогенного

диссеминирования. Отсутствие указанной информации по УМ обусловило актуальность работы.

Цель: изучить гистоморфологические и молекулярные особенности ангиогенеза в увеальной меланоме с определением их роли в патогенезе и в прогнозировании неопластического процесса.

1. Изучить особенности ангиогенеза в УМ различных гистологических типов, локализаций и стадий опухолевого роста с определением их роли в патогенезе и прогнозе с помощью традиционных гистоморфологических методов.

2. Исследовать молекулярные особенности ангиогенеза в УМ различных гистологических типов и стадий опухолевого роста с определением их роли в патогенезе и прогнозе с помощью иммуногистохимического метода и проангиогенных маркеров (VEGF, Flk, Fit).

3. Сопоставить результаты иммуногистохимическо1 о, гистоморфологического анализа с традиционными клиническими и морфологическими характеристиками опухоли для оценки возможного влияния показателей ангиогенеза на особенности развития опухоли.

4. Раскрыть возможности индивидуального или комбинированного использования показателей ангиогенеза в прогнозировании клинического течения УМ с оценкой их достоверности и информативности.

5. Разработать способы прогнозирования исходов заболевания на основе гистоморфологических и/или молекулярных показателей ангиогенеза в УМ.

6. Обосновать патогенетически ориентированные подходы к использованию антиангиогенных препаратов в комплексном лечении УМ на основе показателей экспрессии молекулярно-биологических маркеров.

• Определены гистоморфологические особенности и пути ангиогенеза в УМ различных гистологических типов, локализаций и на различных стадиях опухолевого роста.

• Изучена панель молекулярно-биологических маркёров (VEGF, Flk-1, Flt-1), регулирующих ключевые этапы ангиогенеза в УМ.

• Установлены характер, а также индивидуальный и комплексный вклад ангиогенных маркёров в прогрессирование УМ.

• Научно обоснована необходимость антиангиогенной терапии с учетом специфических особенностей ангиогенеза в комплексном лечении УМ.

Разработаны и внедрены в практику тесты, позволяющие прогнозировать клиническое течение УМ на основе определения типа ангиогенеза (васкулогенез de novo, кооптирование предсуществующих сосудов и «васкулогенная мимикрия»), по количественной его оценке с помощью индекса плотности сосудов (ИПС) и/или по уровню экспрессии проангиогенных молекулярных маркёров (VEGF, Flk-1, Flt-1) и/или на особенностях их (Flt-1) распределения в опухолевой клетке.

Определены клинические, гистоморфологические и молекулярно-биологические критерии для отбора больных с УМ в группу высокого риска развития метастазов.

Представлены рекомендации по оптимизации эффективности лечения УМ, ориентированные на ангиогенез.

ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ, ВЫНОСИМЫЕ НА ЗАЩИТУ.

Раскрытие ключевых стадий канцерогенеза УМ на основе расшифровки молекулярно-биологических механизмов ангиогенеза.

ОБЪЁМ И СТРУКТУРА ДИССЕРТАЦИИ

Диссертационная работа изложена на 142 страницах машинописного текста. Диссертация состоит из введения, обзора литературы, результатов собственных исследований и их обсуждения, заключения, выводов, списка литературы, включающего 191 источник. Работа иллюстрирована 14 таблицами, 4 графиками, 24 рисунками.

Основные положения работы доложены на:

• юбилейной конференции, посвященной 100-летию глазных болезней Саратовского государственного университета «Офтальмология в начале XXI века» (г. Саратов, 2002 г.);

• 5-ом Конгрессе РААКИ "Современные проблемы аллергологии, иммунологии и иммуиофармакологии" (г. Москва, 2002 г.);

• Всероссийской научной конференции «Реактивность и пластичность гистологических структур в нормальных, экспериментальных и патологических условиях», посвященной памяти член.-корр. АМН СССР, профессора Ф.М. Лазаренко (г. Оренбург, 2003 г.);

• VII Всероссийском научном Форуме с международным участием имени академика В.И. Иоффе «Дни иммунологии в Санкт-Петербурге» (г. С-Петербург, 2003 г.);

• 11-ом Международном офтальмоонкологическом конгрессе (1СОО, Хайдарабад, Индия);

• Областной научно-практической конференции «Офтальмоонкология» (г. Рязань, 2004 г.).

По материалам диссертации опубликовано 9 печатных работ. Приоритетность исследований подтверждена 2 патентами на изобретение и 3 положительными решениями на выдачу патента.

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ.

Материалом для иммуногистохимических исследований служил архивный материал (блоки энуклеированных глаз с УМ) Рязанского областного онкологического диспансера и областной больницы им. Семашко, МНИИ глазных болезней им. Гельмгольца и НИИ глазных болезней РАМН (жители г.Рязани и Рязанской области).

В исследование вошли 97 больных УМ (женщин – 53, – мужчин – 44). Всем пациентам проводили хирургическое лечение в объёме: иридэктомии (7 случаев), иридоциклэктомии (4 случая), энуклеации (80 случаев) и экзентерации (6 случаев) между 1977-1997 гг. на базе Рязанской областной клинической больницы имени Семашко, областного онкодиспансера, МНИИ глазных болезней имени Гельмгольца, НИИ глазных болезней РАМН. Пациенты были прослежены на протяжении не менее 5 лет или до появления метастазов и смерти от метастатической болезни. Причина и дата смерти пациентов с летальным исходом подтверждены запросами ЦАБ и результатами аутопсии. Выжившие пациенты были обследованы окулистом и онкологом не позднее, чем за 2 месяца до проведения настоящего исследования.

Оценка стадийности заболевания определялась в соответствии с действующей классификацией ВОЗ (1983 г, Женева) по системе ТКМ.

В обследование вошли 31 человек с начальными стадиями в стадии 29 – в стадии и 14 человек в стадии генерализации.

У пациентов с генерализованной стадией метастатические узлы обнаружены одновременно с первичной опухолью в глазу (случаи позднего обращения).

Гистологическая верификация диагноза имела место у 97 человек (100 %). При определении типа клеточного строения использовали модифицированную классификацию СаЛепёег-ШЫег. Различали: эпителиоидную (п=25), веретеноклеточную (п=33), смешанноклеточную (п=35); и некротическую опухоли (п=4).

По возрасту больных распределяли на четыре возрастные группы:

• I группа состояла из больных от 20 до 35 лет включительно (п=19),

• II группа – от 36 до 45 лет включительно (п=23),

• III группа – от 46 до 60 лет включительно (п=33) и

• IV – из пациентов старше 60 лет (п=22).

Средний возраст пациентов с УМ составлял 55,2±1,2 года.

По локализации различали преэкваториальные опухоли (изолированная меланома радужки – 7, иридоцилиарная – 7; меланома цилиарного тела – 9, цилиохориоидальная – 13) и постэкваториальные (юкстапапиллярные – 15; хориоидальная – 10). В 36 случаях имели место обширные меланомы, распространяющиеся от ДЗН до цилиарного тела.

Методы исследования включали традиционные офтальмологические (визометрия, периметрия, тонография, биомикроскопия, офтальмоскопия, по показаниям – гониоскопия), ультразвуковые исследования глаза, компьютерную томографию органов брюшной полости и рентгенографию грудной клетки, гистоморфологические и иммуногистохимические методы. В случае генерализованных форм УМ для подтверждения диагноза использовали комбинацию из двух и более методов – ядерно-магнитного резонанса, компьютерной томографии, ультрасоно!рафии, спинтиграфии печени с технефитом.

Во всех случаях диагноз УМ был верифицирован двумя независимыми гистологами и подтвержден иммуногистохимическими исследованиями с маркерами НМ^М-5, тирозиназой. После подтверждения диагноза, уточнения её клеточного типа и морфологических особенностей исследовали особенности и роль ангиогенеза на световом и электронно-микроскопическом уровнях, проводили иммуногистохимический анализ экспрессии пептидов, регулирующих основные этапы ангиогенеза (УЕвИ, Ик-1, ИМ).

Исследования проводили в 4 этапа с помощью световой микроскопии, электронной микроскопии и иммуногистохимического анализа.

Парафиновые блоки с кусочками опухоли и срезы, толщиной 3-5 микрон, готовили по стандартной методике.

I этап. Производили окраску препаратов для световой микроскопии гематоксилин-эозином, маркировку HMW-45 и тирозиназой. Просмотр препаратов осуществляли под микроскопом "Opthon" при увеличении х40, х 125, х 1250, х1800. После гистоморфологической и иммуногистохимической верификации УМ на световом уровне переходили ко II этапу исследований.

П_ этап. Идентифицировали доминирующий вид ангиогенеза в тестируемой УМ по одному из трех типов (Van Hoef ME, 1999):

• Васкулогенез de novo;

• Кооптирование предшествующих сосудов;

• Формирование межклеточных микроциркуляторных каналов по типу «васкулогенной мимикрии».

/// этап Проводили количественную оценку ангиогенеза на световом уровне (увеличение х 40) путем подсчета сосудов в области их наивысшей плотности. Выделяли 3 степени ИПС; I степень присваивали опухоли, если при подсчете сосудов в зоне максимальной плотности их количество не превышало 5 в поле зрения, II степень, если показатель варьировал от 5 до 10 и III, если превышал 10.

IV этап. Парафиновые срезы толщиной 3-5 микрон готовили по стандартной методике: депарафинировали в ксилоле и дегидратировали в батарее спиртов. Для «демаскировки» антигенов (АГ) проводили тридцатиминутное прогревание срезов на водяной бане в предварительно нагретом до 95-99°С цитратном буфере ["DAKO", Дания]. Охлажденные при комнатной температуре в течение 15-20 мин стекла переносили в фосфатный буфер с рН 7,4-7,6. Для блокирования эндогенной пероксидазы срезы инкубировали в течение 20 мин в темноте с 3 % перекисью водорода, приготовленной на дистиллированной воде, а затем промывали 5 мин в фосфатном буфере с рН 7,4-7,6. Дня блокирования неспецифического связывания антител (AT) срезы инкубировали 15 мин с 1 % раствором

бычьего сывороточного альбумина. Инкубацию с первичными АТ проводили при I = 40С в течение ночи. После первичных АТ стекла промывали дважды по 5 мин в фосфатном буфере с рН 7,4-7,6. Инкубацию со вторичными АТ, связанными с биотипом ("Ь8АВ+кй", "БАКО", Дания), проводили при комнатной температуре в течение 20 мин, затем срезы промывали дважды по 5 мин. Инкубацию с АТ, связанными со стрептавидином ("Ь8АВ+кй", "БАКО", Дания), проводили при комнатной температуре в течение 20 мин, затем срезы промывали трижды по 5 мин. Для визуализации иммуногистохимической реакции использовали систему "БАКО" (Дания). Срезы докрашивали гематоксилином и заключали в бальзам.

В качестве первичных АТ использовали АТ к УБОР, И-1, Нк-1 (табл. 1).

Маркеры, используемые при иммуногистохимическом исследовании ангиогенеза увеальной меланомы

Маркер Клон моноклинальньх антител Рабочее разведение Фирма-производитель

VEGF С-1 1:100 Sania Quz Biotech

F1M Козьи поликлональные 1:100 Sania QTuz Biotech

Flk-1 Козьи поликлональные 1:100 Sania QTuz Biotech

Лабораторные исследования проводили на базах:

Кафедры гистологии, цитологии и клеточной биологии Рязанского государственного медицинского университета имени И.П. Павлова, отдела патологической анатомии и гистологии МНИИ ГБ им. Гельмгольца, лаборатории клеточной иммунологии НИИ экспериментальной диагностики и терапии опухолей РАМН, лаборатории гистоморфологии и патологической анатомии МНИИ глазных болезней РАМН, лаборатории патологической анатомии и гистологии человека ГУ РОНЦ им. Н.Н. Блохина.

Полученные данные сопоставляли с исходами заболевания, что позволило не только оценить роль отдельных показателей ангиогенеза и их комбинаций в патогенезе и прогнозе заболевания, но и выработать и обосновать подходы, а также стратегию антиангиогенной терапии УМ.

Статистический анализ проводили на базе лаборатории современных методов оценки здоровья в отделе биостатистики ГНЦ профилактической медицины НИИ Минздрава РФ в соответствии со стандартными алгоритмами программ SAS (Statistical Analysis System, version 6.09, USA). Связь между показателями определяли с помощью линейной корреляции. Достоверность различий вычисляли с помощью t-критерия Стьюдента и %2-критерия Фишера. Все данные анализировали тремя методами: многофакторным корреляционным анализом, многомерной пошаговой регрессии, регрессионного анализа Каплан-Мейера. Сравнение кривых выживаемости проводили с помощью Log-rank-критерия (С. Гланц, 1999). При оценке роли фактора локализации УМ в прогнозе использовали специальные приемы балльной оценки зон вовлечения в опухолевый процесс (В.А. Выгодин, В.Г. Лихванцева, 2001). Для оценки независимости признаков использовали модель регрессионного анализа Кокса.

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЙ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ.

Особенности клинического течения и исходы увеальной меланомы

При 10-летнем сроке наблюдения в анализируемой группе больных, генерализация произошла в 48 случаях (49,4 %). Всего за время наблюдения прогрессирование заболевания с развитием метастазов, а также прогрессирование уже развившихся метастазов УМ (энуклеация произведена в паллиативных целях на фоне развившегося болевого синдрома в стадии Тз-4N0M. у 14 человек) имело место в 62 случаях (63,9 %).

Как правило, основным и первым органом инвазии была печень – 55 человек (88,8 %), у 1-го пациента метастазы в легких появились раньше, чем в печени, у 4-х (8,1 %) они присоединились к метастазам в печени; селезенка

вовлекалась после печени в 4-х случаях, а одновременно с ней – в 5-ти (28,1 %). В 1-ом случае первым органом инвазии было сердце (1,9 %); метастазы в кожу выявлены у 7 человек (11,3 %). Лимфатическая система была поражена у 6 человек (11,5 %). Кожа и лимфатические узлы вовлекались в процесс, как правило, позже печени. У 1-го пациента обнаружены метастазы в мозг.

Метастазы развивались на любой стадии УМ (табл.2), но чаще на стадии чем на начальных стадиях

Взаимосвязь метастатического процесса и стадии увеальной меланомы при сроке наблюдения —10 лет.

Стадия увеальной меланомы Число пациенто в Частота развития метастазов

ТзЫоМо 23 18 78,3*

Т4Ы0М0 29 27 93,1**

Примечание: * – достоверность отличий от показателей на стадиях Т,Ы 60 лет к факторам риска развития метастазов. Среднее время до их появления составляло 46+37 мес (медиана 36 мес, от 6 до 156 мес), а средняя продолжительность жизни пациентов – 50+30 мес. (медиана 42 мес, от 11 до 121 мес).

Как и по литературным данным, чаще метастазировали эпителиоидные и некротические меланомы (табл. 3) (В.В. Волков, 1985, А.Ф. Бровкина, 1985, 1998, А.В. Безруков, 1988, Callender, 1972, Wilder 1973, Shields, 1982).

Частота метастазирования УМ различных гистологических типов при 10-летием сроке наблюдения.

Тип гистологического строения меланомы Частота метастазирования

Веретеноклеточная (п=33) 12 36,4

Смешанноклеточная (п=35) 16 45,7

Эпителиоидная (п=25) 21 84,0* .

Некротическая (п=4) 3 75

Всего: п=97 52 53,6

Примечание: ‘ — р 3. Достоверно чаще случаи неблагоприятного исхода УМ развивались у пациентов с индексом Fit C/Flt N >3 (р 3 к факторам развития метастазов. Информативность и достоверность маркера достигали- 95%.

Рецепция Flk развивалась со стадии T2N0M0 Поскольку Flk является маркером новых активно растущих сосудов, a Fit – маркер «зрелых» базовых

сосудов, то полученные данные позволяли утверждать, что на первой стадии роста УМ происходит активизация старых базовых сосудов. Это подтверждала гиперэкспрессия Fit. Васкулогенез de novo начинался исключительно со второй стадии и затихал по мере роста опухоли. Об этом свидетельствовала динамика экспрессии Flk.

Взаимосвязь индекса Fit C/Flt N и клинического течения увеальной меланомы

Градации индекса FUC/FUN Метастазиров ание (%) Прогрессирова ние (%) Смертность (%) Всего

1,0 но 3 34,48 34,48 27,29 48

Примечание: * – р 3.

Экспрессия проангиогенных факторов в различных типах УМ различалась. Смешанноклеточные УМ характеризовались не только более высокой продукцией VEGF, но и селективной рецепцией Fit С. Агрессивные эпителиоидные УМ не только чаще, но и на более высоком уровне селективно экспрессировали FltN и практически не экспрессировали Flk. Разница в продукции ангиогенных факторов, по-видимому, отражала интенсивность и особенности ангиогенгзаразличных клеточных типов УМ.

Установлена корреляционная связь между интенсивностью синтеза FltN и индексом FltN/FHC с одной стороны и степенью пигментации, баллонной дистрофией, некрозами и геморрагиями в опухоли, с другой. Так, в густо пигментированных УМ чаще имела место гиперрецепция FltN. Учитывая известный факт, что баллонная дистрофия клеток – признак клеточной гипоксии, можно утверждать, что гипоксия усиливает рецепцию Fit. Поскольку при баллонной дистрофии страдают лизосомы, где идет синтез белков, то синтез Fit переносится в ядро клетки.

Рецепция Fit зависела от локализации опухоли. Так, в меланоме радужки рецепция Fit происходила в цитоплазме, a Flk отсутствовал. Таким образом, индекс соотношения Fit C/Flt N был 20% Flk-позитивных клеток в УМ. При этом, информативность прогностического теста достигает 83 % (р=0,17).

Установлено, что показатели выживаемости в группе, где VEGF 50 % -позитивных клеток. Прогноз совпадает в группе риска в 90% случаев.

Анализ кривых выживаемости по Каплан-Мейеру обнаружил также сильную тенденцию к положительной связи между процентом VEGF-

позитивных клеток и смертностью. Разнила в показателях между группами больных УМ А и В, экспрессия в которых оценивалась на уровне >50 % и 33% Fit N) идет достоверно медленнее, чем в группе А, где показатель экспрессии Fit в ядре

Test Chi-Square DF Chi-Square Log-Rank 2.7438 1 0.0Э76 Wilcoxon 1.160Э 1 0.02813

RESULT: p 13,2, наличие «васкулогенной мимикрии», >20% Flk-позитивных и >50 % VEGF-позитивных опухолевых клеток, >20% VEGF-позитивных эндотелиальных клеток, индекс Fit C/Flt N >3,0.

6. Наиболее часто прогностически неблагоприятные показатели (индекс соотношения Fit N/Flt С 20%, ИПС >13,2) встречаются в густо пигментированных, некротических меланомах, опухолях с балонно-клеточной дистрофией и кровоизлияниями, что позволяет отнести их к клинико-гистоморфологическим факторам риска развития метастазов.

7. Представленные данные о важной роли ангиогенеза в механизмах прогрессирования УМ являются теоретическим обоснованием для антиангиогенной терапии в комплексном лечении пациентов с УМ. Обосновано назначение препаратов, подавляющих экспрессию VEGF и рецепцию Flk, Fit или препаратов, блокирующих эти рецепторы.

I. Разработана и предложена 3-х уровневая система прогнозирования исходов УМ, позволяющая осуществить не только первичный отбор больных в группу высокого риска развития метастазов на основе клинико-морфологических факторов, но и повысить степень его надежности с помощью анализа структурных и молекулярных показателей ангиогенеза.

И. Представленные доказательства высокой коррелятивной связи показателей ангиогенности с исходами неопластического процесса

ориентируют на комплексный подход к лечению УМ с участием патогенетически направленных антиангиогенных препаратов, ингибирующих секрецию VEGF, рецепцию Flk и/или Fit или препаратов, блокирующих эти рецепторы.

Список работ, опубликованных по теме диссертации.

1. Маркеры ангиогенеза в прогнозе увеальной меланомы//Мед. иммунология.-2003.-Т.5,№3-4.-С. 346.-(Соавт.: В.Г.Лихванцева, Ю.И.Ухов, Е.В.Степанова, М.В.Верещагина, АЮ.Сутулов).

2. Молекулярные механизмы действия ронколейкина при системном введении препарата у пациентов с увеальной меланомой//Мед. иммунология.-2003.-Т.5,№3-4.-С.461-462.-(Совм. с: А.Ю.Сутулов, В.Г.Лихванцева, М.В.Верещагина).

3. Особенности апоптоза в пигментных и амеланотичных меланомах хориоидеи//Морфология.-2003.-№5.-С.78.-(Совм. с: Ю.И.Ухов, В.Г.Лихванцева, Г.Г.Зиангирова, А.Ю.Сутулов).

4. Прогнозирование метастазирования меланом хориоидеи на основе биологических молекулярных маркеров//Морфология.-2003.-№5.-С76.-(Совм. с: Ю.И.Ухов, ВТ.Лихванцева, ГХ.Зиангирова, А.Ю.Сутулов).

5. Роль апоптоза в прогрессировании меланом хориоидеи//Морфология.-2003.-№5.-С.59.-(Совм. с: В.ГЛихванцева, Г.Г.Зиангирова, А.Ю.Сутулов, Ю.И.Ухов).

6. Способ прогнозирования клинического течения увеальной меланомы на основе маркеров апоптоза (р53): Пат. 2208789 РФ, МПК7 G01 №33/50 33/53. Лихванцева В.Г., Степанова Е.В., Сутулов А.Ю., Астахова СЕ. №2002128701/14; Заявл. 28.10.02; Опубл. 20.07.03, Бюл.№20.

7. Способ прогнозирования клинического течения увеальной меланомы на основе маркеров апоптоза (Вах): Пат. 2208790 РФ, МПК7 G01 №33/50

33/53. Лихванцева В.Г., Степанова Е.В., Сутулов А.Ю., Астахова СЕ. №2002128702/14; Заявл. 28.10.02; Опубл. 20.04.03, Бюл.№20.

8. Способ прогнозирования метастазирования увеальной меланомы на основе маркеров апоптоза и пролиферации (Bax/Ki-67): Положительное решение на выдачу патента от 01.04.2003/. Заявка на изобретение № 2003106293. Лихванцева В.Г., Степанова Е.В., Сутулов А.Ю., Астахова СЕ.

9. Способ прогнозирования метастазирования увеальной меланомы на основе маркеров апоптоза (Вах/Вс1-2): Положительное решение на выдачу патента от 11.06.2004/. Заявка на изобретение № 2003106294. Лихванцева В.Г., Степанова Е.В., Сутулов А.Ю., Астахова СЕ.

10. Способ прогнозирования метастазирования увеальной меланомы на основе маркеров апоптоза (Вах/Вс1-2): Положительное решение на выдачу патента от 25.09.2004/. Заявка на изобретение № 2003106295. Лихванцева В.Г., Степанова Е.В., Сутулов А.Ю., Астахова СЕ.

11. Характер нарушений апоптоза в увеальной меланоме//Морфология.-2003.-№5.С77.-(Совм. с: Ю.КУхов, В.Г.Лихванцева, Г.Г.Зиангирова, А.Ю.Сутулов).

12. Ангиогенез в солидных опухолях//Диагностика и лечение больных онкологического профиля: Межрегион, сб. науч. тр.-Рязань,2004.-С.240-249.-(Совм. с: Ю.И. Ухов, В.Г. Лихванцева).

13. Роль ангиогенеза в прогрессировании увеальной меланомы/ЛСлинико-экспериментальные аспекты общей патологии: Межрегион, сб. науч. тр.-Рязань,2004.-С80-85.-(Совм. с: Ю.И. Ухов, В.Г. Лихванцева).

14. Специфические особенности ангиогенеза в увеальной меланоме//Рос. медико-биол. вестн. им. акад. И.П.Павлова.-2004.-№ 1-2.-С.7-12(Совм. с: Ю.И. Ухов, Г.Г. Зиангирова, В.Г. Лихванцева).

Отпечатано в РК «Легион» г. Рязань, ул. Есениа 9, оф. 29 Заказ №458. Тираж 100 экз.

РНБ Русский фонд

Содержание диссертации, кандидата медицинских наук, Астахова, Светлана Евгеньевна

Глава 1. Обзор литературы.

Глава 2. Материал и методы исследования.

2.1. Специальные офтальмологические и онкологические методы 38 обследования больных с увеальной меланомой.

2.2. Методы гистоморфологического анализа тканей увеальной 40 меланомы.

2.3. Метод гистоморфологического анализа ангиогенеза.

2.4. Иммуногистохимические методы исследования.

2.5. Статистические методы анализа.

2.6. Характеристика клинического материала.

Глава 3. Гистоморфологические особенности ангиогенеза в увеальной меланоме.

3.1. Количественная оценка ангиогенеза.

3.2. Анализ типа ангиогенеза.

Глава 4. Иммуногистохимический анализ экспресии проангиогенных белков-регуляторов ангиогенеза в увеальной меланоме.

4.1. Исследование продукции VEGF в клетках опухоли.

4.2. Продукция VEGF в эндотелии сосудов опухоли.

4.3. Исследование продукции рецептора Fit-1.

4.4. Исследование продукции рецептора Flk-KDR-1. 98 Обсуждение результатов. 103 Выводы. 117 Список литературы.

Введение Диссертация по биологии, на тему "Роль и специфические особенности ангиогенеза в патогенезе увеальной меланомы"

Изучение ангиогенеза является одной из фундаментальных проблем гистологии, эмбриологии и клеточной биологии. Исследование этого процесса необходимо для глубокого проникновения в сущность происходящих в организме физиологических и патологических процессов, в том числе для изучения процессов роста и метастазирования опухолей.

Увеальная меланома (УМ) – составляет менее 1 % от всех типов злокачественных опухолей, 15 % среди меланом всех локализаций и 80 % среди внутриглазных опухолей. Заболеваемость УМ по различным регионам России колеблется от 1,18 до 6,23°/00оо [3, 7, 17]. В некоторых республиках бывшего СССР, например, Казахстане зафиксирован всплеск заболеваемости до 195,9°/оооо [!]•

Несмотря на постоянное совершенствование методов диагностики и лечения частота метастазирования УМ не снижается, и 5-летний период переживают только 50 % больных [3, 7, 17, 21]. Рост заболеваемости и высокая смертность свидетельствуют о недостаточной эффективности лечения, об отсутствии способов профилактики заболеваемости и метастазирования. Низкая эффективность лечения в свою очередь объясняется отсутствием фундаментальных сведений, необходимых при разработке принципов терапии, основанной на комплексном воздействии на ключевые этапы патогенеза, определяющие прогрессирование опухоли.

Между тем, за последнее десятилетие раскрыты многие аспекты молекулярной биологии опухолевой клетки. Расшифрованы механизмы прогрессирования многих опухолей. Доказано, что наиболее агрессивные опухоли генерируют свою собственную сеть сосудистых каналов, причем ангиогенез и родственные ему механизмы являются для опухоли не только средствами устранения кислородного и метаболического дефицита, но и способом усиления агрессивности и метастазирования [5, 44, 45, 54, 84]. Представлена молекулярная концепция ангиогенеза, согласно которой этот процесс контролируется специфическими белками, получившими название молекулярно-биологических ангиогенных маркеров [54]. Их экспрессия вносит существенный вклад в скорость роста опухоли, в усиление метастатического потенциала, а, следовательно, в развитие метастазов при многих типах рака. [44, 86, 99]. Поэтому не удивительно, что количественные способы оценки ангиогенеза рассматриваются в аспекте прогноза клинического течения и исходов заболевания, а также чувствительности к противоопухолевой терапии. Сведения о рычагах управления этим процессом раскрывают широкие возможности для изменения взглядов на стратегию лечения злокачественных опухолей [4, 23,31,53,60,71,76, 80,81,98, 106, 110, 130, 131, 151].

УМ, при которой гематогенный путь метастазирования – единственный, представляет собой идеальную модель опухоли человека для изучения механизмов гематогенного диссеминирования. Отсутствие указанной информации по увеальной меланоме обусловило актуальность работы.

Цель работы: изучить гистоморфологические и молекулярные особенности ангиогенеза в увеальной меланоме с определением их роли в патогенезе и в прогнозировании неопластического процесса.

1. Изучить особенности ангиогенеза в УМ различных гистологических типов, локализаций и стадий опухолевого роста с определением их роли в патогенезе и прогнозе с помощью традиционных гистоморфологических методов.

2. Исследовать молекулярные особенности ангиогенеза в УМ различных гистологических типов и стадий опухолевого роста с определением их роли в патогенезе и прогнозе с помощью иммуногистохимического метода и проангиогенных маркеров (VEGF, Flk, Fit).

3. Сопоставить результаты иммуногистохимического, гистоморфологического анализа с традиционными клиническими и морфологическими характеристиками опухоли для оценки возможного влияния показателей ангиогенеза на особенности развития опухоли.

4. Раскрыть возможности индивидуального или комбинированного использования показателей ангиогенеза в прогнозировании клинического течения УМ с оценкой их достоверности и информативности.

5. Разработать способы прогнозирования исходов заболевания на основе гистоморфологических и/или молекулярных показателей ангиогенеза в УМ.

6. Обосновать патогенетически ориентированные подходы к использованию антиангиогенных препаратов в комплексном лечении УМ на основе показателей экспрессии молекулярно-биологических маркеров.

Определены гистоморфологические особенности и пути ангиогенеза в УМ различных гистологических типов, локализаций и на различных стадиях опухолевого роста.

Изучена панель молекулярно-биологических маркёров (VEGF, Flk-1, Flt-1), регулирующих ключевые этапы ангиогенеза в УМ.

Установлены характер, а также индивидуальный и комплексный вклад ангиогенных маркёров в прогрессирование УМ. Научно обоснована необходимость антиангиогенной терапии с учетом специфических особенностей ангиогенеза в комплексном лечении УМ.

Разработаны и внедрены в практику тесты, позволяющие прогнозировать клиническое течение УМ на основе определения типа ангиогенеза (васкулогенез de novo, кооптирование предсуществующих сосудов и «васкулогенная мимикрия»), по количественной его оценке с помощью ИПС, по уровню экспрессии проангиогенных молекулярных маркёров (VEGF, Flk-1, Fit-1) и/или на особенностях их (Flt-1) распределения в опухолевой клетке.

Определены клинические, гистоморфологические и молекулярно-биологические критерии для отбора больных с УМ в группу высокого риска развития метастазов.

Представлены рекомендации по оптимизации эффективности лечения УМ, ориентированные на особенности ангиогенеза.

ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ, ВЫНОСИМЫЕ НА ЗАЩИТУ.

Раскрытие ключевых стадий канцерогенеза УМ на основе расшифровки молекулярно-биологических механизмов ангиогенеза.

Основные положения работы доложены на: юбилейной конференции, посвященной 100-летию кафедры глазных болезней Саратовского государственного университета

Офтальмология в начале XXI века» (г. Саратов, 2002);

5-ом Конгрессе РААКИ "Современные проблемы аллергологии, иммунологии и иммунофармакологии" (Москва, 2002 г).

VII Всероссийском научном Форуме с международным участием имени академика В.И. Иоффе «Дни иммунологии в Санкт-Петербурге» (г. С-Петербург, 2003г)

Всероссийской научной конференции «Реактивность и пластичность гистологических структур в нормальных, экспериментальных и патологических условиях», посвященной памяти член.-корр. АМН СССР, профессора Ф.М. Лазаренко (Оренбург, 2003г.)

11-ом Международном офтальмоонкологическом конгрессе (1СОО, Хайдарабад, Индия, 2004).

Научно-практической конференции «Офтальмоонкология» (г.Рязань, 2004).

Публикации. По материалам диссертации опубликовано 9 печатных работ. Приоритетность исследований подтверждена 2 патентами на изобретение и 3 положительными решениями на выдачу патента на изобретение.

ОБЪЕМ И СТРУКТУРА ДИССЕРТАЦИИ

Диссертационная работа изложена на 142 страницах машинописного текста. Диссертация состоит из введения, обзора литературы, результатов собственных исследований и их обсуждения, заключения, выводов, списка литературы, включающего 191 источник. Работа иллюстрирована 14 таблицами, 4 графиками, 24 рисунками.

Заключение Диссертация по теме "Гистология, цитология, клеточная биология", Астахова, Светлана Евгеньевна

1. Ангиогенез играет важную роль в патогенезе УМ, заключающуюся в усилении пролиферации и метастатического потенциала опухоли, а, следовательно, в повышении риска развития метастазов.

2. Для УМ характерны три типа ангиогенеза, которые можно считать последовательными стадиями «анаплазии» сосудистой сети с переходом исходно нормальных сосудов к патологическим, развивающимся по типу «васкулогенной мимикрии».

3. Ангиогенез УМ различных гистологических типов и локализаций имеет свои специфические особенности на гистологическом и молекулярном уровнях, что может обусловливать их клинические проявления: для веретеноклеточных меланом радужки характерны низкие уровни экспрессии VEGF и Fit С на фоне отсутствия Flk, а также васкулогенез de novo; для эпителиоидных меланом любых локализаций — высокая экспрессия всех трех маркеров; распространение опухоли на цилиарное тело ассоциируется с развитием межклеточных каналов микроциркуляции по типу «васкулогенной мимикрии».

4. Определены особенности экспрессии и соэкспрессии молекулярно-биологических проангиогенных маркеров на различных стадиях опухолевого роста. Пик экспрессии VEGF, Fit и Flk в опухолевых клетках ассоциировался с начальными стадиями роста и развивающейся гипоксией. Прогрессирование опухоли сопровождалось снижением рецепции Flk и Fit. Диссеминация (T34NoMhepar) протекала на фоне реэкспрессии Flk, гипоэкспрессии VEGF и селективной рецепции Fit в цитоплазме.

5. Установлены возможности использования, степень прогностической информативности и достоверности каждого из маркеров ангиогенеза. Прогностически неблагоприятными являются: обнаружение

ИПС >13,2, наличие «васкулогенной мимикрии», >20% Flk-позитивных и более 50 % VEGF-позитивных опухолевых клеток, >20% VEGF-позитивных эндотелиальных клеток, индекс Fit C/Flt N >3,0.

6. Наиболее часто прогностически неблагоприятные показатели -индекс соотношения FltN/FltC 20% Flk-позитивных опухолевых клеток, а также ИПС>13,2 встречаются в густо пигментированных, некротических меланомах, опухолях с балонноклеточной дистрофией и кровоизлияниями, что позволяет отнести их к клинико-гистоморфологическим факторам риска развития метастазов.

7. Представленные данные о важной роли ангиогенеза в механизмах прогрессирования УМ являются теоретическим обоснованием для антиангиогенной терапии в комплексном лечении пациентов с УМ. Обосновано назначение препаратов, подавляющих экспрессию VEGF, рецепцию Flk, Fit или препаратов, блокирующих эти рецепторы.

I. Разработана и предложена 3-х уровневая система прогнозирования исходов УМ, позволяющая осуществить не только первичный отбор больных в группу высокого риска развития метастазов на основе клинико-морфологических факторов, но и повысить степень его надежности с помощью анализа структурных и молекулярных показателей ангиогенеза.

II. Представленные доказательства высокой коррелятивной связи показателей ангиогенности и исходов неопластического процесса ориентируют на комплексный подход к лечению УМ с участием патогенетически направленных антиангиогенных препаратов, ингибирующих рецепцию Flk и/или Fit или препаратов, блокирующих эти рецепторы.

Библиография Диссертация по биологии, кандидата медицинских наук, Астахова, Светлана Евгеньевна, Рязань

1.B. Клинико-биологические особенности внутриглазных меланом и пути улучшения их лечения: Дис. . д-ра мед. наук / A.B. Балмуханова. — Алма-Ата, 2003.

2. Барышников А.Ю. Оценка ангиогенеза опухолей человека /

3. A.Ю.Барышников, Е.В.Степанова, М.Р. Личиницер // Усп. совр. биологии.-2000.-№ 6.-С.599-604.

4. Бровкина А.Ф. Офтальмоонкология: достижения и перспективы / А.Ф. Бровкина // Актуальные вопросы офтальмонкологии: Сб.науч.тр. к 170-летию МОКБ.-М., 1996.- С.159.

5. Владимирская Е.Б. Биологические основы противоопухолевой терапии / Е.Б.Владимирская.-М.,2001 .-110с.

6. Дбар Ж. Экспрессия ангиогенных факторов при раке яичников III-IV стадии: Дис. . канд. мед. наук /Ж.Дбар.-М., 2003.-154с.

7. Зербино Д.Д. Внутриопухолевая пролиферация сосудов / Д.Д. Зербино, И.М. Дмитрук // Арх. патологии-1983.-№4.-С.80-83.

8. Зиангирова Г.Г. Опухоли сосудистого тракта глаза / Г.Г.Зиангирова,

9. B.Г.Лихванцева .- М.: Последнее слово, 2003.-456с.

10. Ключевая роль апоптоза в прогрессировании увеальной меланомы / Г.Г. Зиангирова, В.Г. Лихванцева, Ю.И. Ухов, А.Ю. Сутулов// Изв. РАН.-2002.-№ 5.-С.329-333.

11. Карамышева А.Ф. Ангиогенез опухоли: механизмы, новые подходы / А.Ф.Карамышева // Канцерогенез / Под ред. Д.Г.Заридзе.-М., 2000.1. C.150-165.

12. Клесов A.A. Ангиогенин — белковый фактор кровоснабжения опухолевых клеток человека / А.А.Клесов // Усп. совр. биологии.-1988 — №2.-С.264-277.

13. Козлов A.M. Экспериментальное обоснование новых подходов к патогенетической профилактике и терапии метастазов злокачественных опухолей: Дис. . д-ра мед. наук / А.М.Козлов

14. Козлов Д.В. Вторичный ангиогенез — одно из звеньев становления и прогрессии рака молочной железы / Д.В. Козлов, Н.А.Зорин, О.А.Голубев // Арх. патологии-1996.-№ 4.-С.72-75.

15. Комолова Г.С. Ангиогенин-индуцируемый ангиогенез, как мишень в терапии опухолей / Г.С. Комолова, Ю.Л. Рустамьян // Эксперим. и клинич. фармакология—1998—№5.-С.81-84.

16. Копнин Б.П. Неопластическая клетка: основные свойства и механизмы их возникновения / Б.П.Копнин // Практическая онкология—2002—№ 3(4).-С.229-235.

17. Котелянский Э.О. Практическое прогнозирование исхода лечения внутриглазных опухолей / Э.О. Котелянский, А.Е.Заславская //Тез. докл. VII съезда офтальмологов УССР.-Одесса,1984.-С.317-318.

18. Лихванцева В.Г. Роль цитокинов в патогенезе и прогнозе увеальной меланомы: Дис. . д-ра мед. наук / В.Г.Лихванцева.-М., 2001.-475с.

19. Лихтенштейн А.В Опухолевый рост: ткани, клетки, молекулы / A.B. Лихтенштейн, B.C. Шапот // Патол. физиология и эксперим. терапия.— 1998.-№3.-С.25-44.

20. Мертвецов Н.П. Ангиогенин и механизм ангиогенеза / Н.П. Мертвецов, Л.Е. Стефанович—Новосибирск: Наука, 1997—254с.

21. Пожарисский K.M. Значение иммуногистохимических методик для определения характера лечения и прогноза опухолевых заболеваний / K.M. Пожарисский, Е.Е.Лееман // Арх. патологии.-2000.-№ 5 .-С.3-11.

22. Руководство по офтальмоонкологии / Под ред. А.Ф. Бровкиной.-М.: Медицина, 2001.-354с.

23. Степанова Е.В. Молекулярно-биологические маркеры рака яичников / Е.В. Степанова, А.Ю.Барышников // Европейская школа по онкологии: Сб.тр.-М., 2001.-С.24.

24. Степанова Е.В. Экспрессия молекулярно-биологических маркеров при немелкоклеточном раке легкого: Автореф. дис. . канд. мед. наук / Е.В. Степанова.-М., 2001.-24с.

25. Степанова Е.В. Антиангиогенная терапия: новые возможности лечения злокачественных заболеваний / Степанова Е.В. // Практическая онкология.-2002.-№ 3(4).-С.246-252.

26. Сутулов А.Ю. Изучение молекулярно-биологических маркеров апоптоза при увеальной меланоме: Дис. . канд. мед. наук / А.Ю.Сутулов.-Рязань,2003.-127с.

27. Шушанов С.С. Исследование роли рецепторной тирозинкиназы Flt-4 и ее лиганда VEGF-C в опухолевом росте: Дис. . канд. Мед. наук / С.С. Шушанов.-М.,2000.-225с.

28. Aharonov О. The role of cytokines in angiogenesis / O.Aharonov, G.Maftzir, G.Ben // Ocular Immunol. Inflamm.-1993.-Vol.34.-P.3199-3206.

29. Alitalo K. Signaling angiogenesis and lymphangiogenesis / K. Alitalo, E.Korpelainen // Current Opinion in Cell Biology.-1998.-Vol.l0.-P.159-164.

30. Alon T. Vascular endothelial growth factor acts as a survival factor for newly formed retinal vessels and has implications for retinopathy of permaturity / T. Alon, I.Hemo, A.Itin //Nat. Med.-1995.-Vol.l.-P.1024-1028.

31. Apte R.S. Angiostatin produced by certain primary uveal melanoma cell lines impedes the development of liver metastases / R.S. Apte, J.Y. Niederkorn, E.Mayhew//Arch. Ophthalmol.-2001.-Vol.l9,№ 12.-P.1805-1809.

32. Arbiser J.L. Oncogenic H-ras stimulates tumor angiogenesis by two distinct pathways / J.L.Arbiser, M.A.Moses, C.A. Fernandez // Proc. Natl. Acad. Sci U S A.-1997—Vol .94,№4.-P.3861 -3866.

33. Asahara T. Isolation of putative progenitor endothelial cells for angiogenesis / T.Asahara, T.Murohara, A.Sullivan // Science.-1997.-Vol.275.-P.964-967.

34. Atello L. P. Vascular endothelial growth tactor in ocular fluid of patients with diabetic retinopathy and other retinal disorders / L.P.Atello, RX.Avery, P.G. Arrigg // N. Engl. J. Med.-1994.-Vol.331 .-P. 1480-1487.

35. Baldi G. Prognostic factors for survial after enucleation for choroidal melanoma / G.Baldi, F. Baldi // Int. J. Oncol.-1998.-Vol.l3,№6.-P.1185-1189.

36. Barnhill R.L. Angiogenesis and regressing cutaneous malignant melanoma / R.L.Barnhill, M.C. Mihm // Lancet.-1992.-Vol.339.-P.991-992.

37. Basilico C. The FGF family of growth factors and oncogenes / C.Basilico, D.Moscatelli // Adv. Cancer Res.-1992.-Vol.59.-P.l 15-165.

38. Biancone L. Development of inflammatory angiogenesis by local stimulation of Fas in vivo / L.Biancone, A.De Martino, V.Orlandi // J. Exp. Med.-1997.-Vol.l.-P.147-152.

39. Bicknell R. Mechanistic insights into tumour angiogenesis / R.Bicknell, A.Bikfalvi, S.Klein // Tumour Angiogenesis / Ed. by Roy Bicknell.-Oxford: University Press, 1997.

40. Bikfalvi A. The role of proteases in angiogenesis / A.Bikfalvi, S.Klein, G.Pintucci // Tumour Angiogenesis / Ed. by Roy Bicknell.-Oxford: University Press, 1997.

41. Bissel M.J. Tumor plasticity allows vasculogenic mimicry, a novel form of angiogenic switch — a role by any other name? /M.J. Bissel // Am J. Pathol — 1999.-Vol.l55.-P.676-679.

42. Blechman J.M. The fourth immunoglobulin domain of the Stem Cell Factor receptor couples ligand binding to signal transduction / J.M.Blechman, S.Lev, J.Barg // Cell.-1995.-Vol.80.-P.103-113.

43. Boocock C.A. Expression of vascular endothelial growth factor and its receptors fit and KDR in ovarian carcinoma / C.A.Boocock, S.Charnock-Jones, A.M.Sharkey // J. Natl. Cancer Inst.-1995.-Vol.87.-P.506-516.

44. Bouck N. How tumors become angiogenic / N.Bouck, V.Stellmach, S.C.Hsu // Adv. Cancer Res.-1996.-Vol.69.-P. 135-174.

45. Brem S.S. Angiogenesis: a marker for neoplastic transformation of mammary papillary hyperplasia / S.S.Brem, P.M. Gullino, D.Medina // Science.—1997.— Vol.l95.-P.880-881.

46. Brown L.F. Increased expression of vascular permeability factor (vascular endothelial cells and its receptors in kidney and bladder carcinoma / L.F. Brown, B.Berse, R.WJackman // Am. J. Pathol.-1993.-Vol.143.-P.1255-1262.

47. Brown L.F. Expression of vascular permeability factor (vascular endothelial growth factor) and its receptors in breast cancer / L.F. Brown, B.Berse, RWJackman // Hum. Pathol.-1995.-Vol.26.-P.86-91.

48. Cao Y. Vascular endothelial growth factor C induces angiogenesis in vivo / Y.Cao, P.Linden, J.Farnebo // Proc. Natl. Acad. Sci. USA.-1998.-Vol.95.-P. 14389-14394.

49. Carmeliet P. Mechanisms of angiogenesis and arteriogenesis / P.Carmeliet // Nature Med.-2000.-Vol.6.-P.3 89-395.

50. Carnochan P. The vascularity of cutaneous melanoma: a quantitative histological study of lesions 0,85-1,25 mm in thickness / P.Carnochan, J.C. Briggs, G.Westbury // Br. J. Cancer.-199I.-Vol.67.-P.102-107.

51. Carter W.B. HER2 regulatory control of angiopoietin-2 in breast cancer / W.B.Carter, M.D.Ward // Surgery.-2000.-Vol.l28,№2.-P. 153-158.

52. Castle V.P. High level thrombospondin 1 expression in two NIH 3T3 cloned lines confers serum- and anchorage-independent growth / V.P.Castle, X.Ou, K.O’Rourke // J.Biol.Chem.-1993.-Vol.268.-P.2899-2903.

53. Cherrington M. New Paradigm for the treatment of Cancer: The role of anti-angiogenesis agents / M. Cherrington, M.Laura Strawn.-San Francisco (CA),1999.-P:138.

54. Chistofalli M. Angiogenesis modulation in cancer research: novel clinical approaches / M.Chistofalli, C.Charnsangavej, G.N.Hortobagyi // Nature t Reviews.-2002.-Vol. 1 .-P.415-426.

55. Christine A. Expression of vascular endothelial growth factor and its receptors Fit and KDR in Ovarian Carcinoma / A.Christine, D.Boocock, S. Charnock-Jones // J.of the National. Cancer Institute.-1995.-Vol.87.

56. Christofori G. Molecular dissection of multi-stage tumorigenesis in transgenic mice / G.Christofori, D.Hanahan // Semin. Cancer Biol.-1994.-Vol.l,№5-P.3-12.

57. Cottam D.W. Cytokine modulation of gelatinase expression in a series of human melanoma sell lines / D.W.Cottam, I.G.Rennie, R.C.Rees // Cytokine.-1992.-Vol.3 ,№ 1 .-P.460-472.

58. Cristofori G. The role of fibroblast growth factors in tumour progression and angiogenesis / G. Cristofori // Tumour Angiogenesis / Ed. by Roy Bicknell.-Oxford: University Press, 1997.

59. Dameron K.M. Control of angiogenesis in fibroblasts by p53 regulation of thrombospondin-1 / K.M.Dameron, O.V.Volpert, M.A.Tainsky // Science-1994.-Vol.265.-P. 1582-1584.

60. Damsky C.H. Trophoblast pseudo-vasculogenesis: faking it with endothelial adhesion receptor / C.H.Damsky, S.J.Fisher // Curr. Opin. Cell Biol.-1998.-Vol.l9.-P.660-666.

61. Dan K. Plasminogen activators, tissue degradation and cancer / K.Dan, P.A. Andreasen, J.Grondahl-Hansen // Adv. Cancer Res.-1985.-Vol.44,№1.-P.155-161.

62. Danen E.H.J. Emergence of a5|31 fibronectin- and vitronectin-receptor expression in melanocytic tumor progression / E.HJ.Danen, P.J.M. Berge, G.N.P. van Muijen // Histopathology.-1994.-Vol.24.-P.249-256.

63. Daniels K J. Expression of type VI collagen in uveal melanoma: its role in pattern formation and tumor progression / K.J.Daniels, H.C.Boldt, J.A. Martin // Lab. Invest.-1996.-Vol.75,№l.-P.55-66.

64. Davis S. Isolation of angiopoietin-1, a ligand for the tie2 receptor, by secretion trap expression cloning / S.Davis, T.H. Aldrich, P.F. Jones // Cell.-1996.-Vol.87.-P.l 161-1169.

65. Davis S. The angiopoietins: Yin and Yang in angiogenesis / S.Davis, G.Yancopoulos // Curr. Top. Microbiol. Immunol.-1999.-Vol.237.-P.173-185.

66. De Jong J.S. Expression of growth factors, growth inhibiting factors and their receptors in invasive breast cancer I and II / J.S.De Jong, P.J.Van Diest, P.Van der Valk // J. Pathol.-1998.-Vol.184.-P. 44-57.

67. De Vries T.J. Components of plasminogen activation system in uveal melanoma a clinico-pathological study / T. J. De Vries, C.M. Mooy, M. R. VanBalken// J. Pathol.-1995.-Vol.175,№l.-P.59-67.

68. Dumont A.E. Factor Vlll-related antigen / A.E.Dumont // J. Natl. Cancer Inst.-1993.-Vol.85.-P.674.

69. Dumont D. Tek, a novel tyrosine kinase gene located on mouse chromosome 4, is expressed endothelial cells and their presumptive precursors / D.Dumont, T.Yamaguchi, R.Conlon // Oncogene.-1992.-Vol.7.-P.1471-1480.

70. Ellis L.M. Tumor Angiogenesis / L.M.Ellis // Horizons in Cancer Res.-2002.-Vol.3,№l .-P.4-22.

71. Fajardo L.F. Dual role of TNF in angiogenesis / L.F.Fajardo, H.H.Knan, V.Kawalski // Am. J. Pathol.-1992.-Vol.l40,№3.-P.539-544.

72. Ferrara N. Pituitary follicular cells secrete a novel heparin-binding growth factor specific for vascular endothelial cells / N.Ferrara, W.J.Henzel // Biochem. Biophys. Res. Commun.-1989.-Vol.l61.-P.851-858.

73. Fidler I.J. Interferon-mediated antiangiogenic therapy / I.J. Fidler, D.Bielenberg // Science.-1992.-Vol.34,№4.-P.4-9.

74. Folberg R. The morfologic characteristics of tumor blood vessels as a marker of tumor progression in primary human uveal melanoma a matched case-control study / R.Folberg, J.Pee’r, L.M.Gruman // Hum. Pathol-1992.-Vol.23 .-P. 1298-1305.

75. Folberg R. The prognostic value of tumor blood vessel morphology in primary uveal melanoma / R.FoIberg, V.Rummelt, R.Parys-Van Ginderdeuren // Ophthalmology.-1993 .-Vol. 100.-P. 13 89.

76. Folberg R. Tumor progression in ocular melanomas / R.Folberg // J. Invest. Dermatol.-1993.-Vol.l00.-P.3266-3336.

77. Folberg R. The microcirculation of choroidal and ciliary body melanomas / R.Folberg, M.Menaffey, M.Lynn Gardner // Eye.-1997.-Vol.ll.-P.227-238.

78. Folberg R. Vasculogenic mimicry and tumor angiogenesis / RFolberg, M.J. Hendrix // Am. J. of Pathology .-2000.-Vol. 156, № 2.-P.361-371.

79. Folkman J. Tumor angiogenesis: therapeutic implications / J.Folkman // N. Eng. J. Med.-1971.-Vol.285.-P.l 182-1186.

80. Folkman J. Induction of angiogenesis during the transition from hyperplasia to neoplasia / J.Folkman, K.Waston, D.Ingber // Nature-1989—Vol.339-P.58-61.

81. Folkman J. Whats is evidens that tumours are angiogenesis dependent? / J.Folkman//J. Natl. Cancer. Inst.-1990.-Vol.82,№3.-P.4-6.

82. Folkman J. Angiogenesis inhibitors generated by tumors / J.Folkman // Mol. Med. Physiol—1991 .-Vol. 1 .-P. 120-122.

83. Folkman J. The role of angiogenesis in tumor growth / J.Folkman // Semin. Cancer. Biol.-1992.-Vol. 12,№2.-P.303-324.

84. Folkman J. Angiogenesis in breast cancer / J.Folkman // J. Clin. Oncol.-1994.-Vol. 12,№ 1 .-P.441-443.

85. Folkman J. Tumor angiogenesis / J.Folkman // Cancer Medicine.-Baltimore, MD: Williams and Wilkins, 1997.-P. 181-204.

86. Foss A.J. Microvessel count survival in uveal melanoma / A.J.Foss, RA.Alexander, L.W.Jafferies // Cancer Res.-1996.-Vol.56,№13.-P.29000-2903.

87. Fox S.B. High levels of uPA and PAI-I arc associated with highly angiogenicbreast carcinoma / SB.Fox, N.Stuart, KSmith // J. Pathol.-1993.-Vol.170.-P.388.

88. Fraizier W. Thrombospondin / W.Fraizier, C.Prater, D.Jaye // J. Pathol.-1994.-P.91.

89. Fujimoto J. Expression of platelet-derived endothelial cell growth factor and its mRNA in ovarian cancers / J.Fujimoto, S.Ichigo, H.Sakaguchi // Cancer Lett.-1998.-Vol. 126,№1 .-P.83-88.

90. Furukawa T. Angiogenic factor / T.Furukawa, A.Yoshimura, T.Sumizawa // Nature.-1992.-Vol.356.-P.668.

91. Gasparini G. Quantification of intratumoral vascularization predicts metastasis in human invasive solid tumours / G.Gasparini // Oncol.Rep.— 1994.-Vol.L-P.7-12.

92. Gasparini G. Clinical significance of the determination of angiogenesis in human breast cancer. Update of the biological background and overview of the Vicenza studies / G.Gasparini // Eur.J. Cancer-1996.-Vol.32A.-P.2485-2493.

93. Anastassiou G. Expression of VLA-2, VLA-3, and av integrin receptors in uveal melanoma: association with microvascular architecture of the tumour and prognostic value / G. Anastassiou, H. Schilling // Br. J. Ophthalmol.-2000.-Vol.84.-P.899-902.

94. Graeber T.G. Hypoxia-mediated selection of cells with diminished apoptotic potential in solid tumours / T.G.Graeber, C.Osmanian, T.Jacks // Nature— 1996.-Vol.379.-P.88-91.

95. Gragoudas E.S. Survival of patients with metastases from uveal melanoma / E.S.Gragoudas, K.M.Egan, J.M.Seddon // Ophthalmology.-1991.-Vol.98,№7.-P.383-3 89.

96. Grugel S. Stimulate expression of the vascular endothelial growth factor in NIH 3T3 cells / S .Grugel, G.Finkenzeller, K Weindel // J. Biol. Chem.-1995 .-Vol.270,№43 .-P.25915-2599.

97. Hammerson F. The fine structure of tumor blood vessels. I. Participation of non endothelial cells in tumor angiogenesis / F.Hammerson, B.Endrich, K.Messmer // Int. J. Microcirc. Cli. Exp.-1985.-Vol.4.-P.41-43.

98. Hanahan D. Patterns and emerging mechanisms of the angiogenic swich during tumorigenesis / D.Hanahan, J.Folkman // Cell—1996.-Vol.86.-P.353-364.

99. Hanahan D. Signaling vascular morphogenesis and maintenance /I

100. D.Hanahan // Science. Washington DC.-1997.-Vol.277.-P.48-50.

101. Himelstein B.P. Transcriptional activation of the matrix metalloproteinase-9 gene in an H-ras and v-myc transformed rat embryo cell line / B.P.Himelstein, EJ.Lee, H.Sato // Oncogene.-1997.-Vol.l6,№14.-P.1995-1998.

102. Hiraoka N. Matrix metalloproteinases regulate neovascularization by acting as pericellular fibrinolysins / N.Hiraoka// Cell-1998—Vol.91.-P.365-377.

103. Holash J. New model of tumor angiogenesis: dynamic balance between vessel regression and growth mediated by angiopoetins and VEGF / J.Holash, S.J.Wiegand, G.D.Yancopoulos // Oncogene.-l999-Vol. 18.-P.5356-5362.

104. Holash J. Vessel cooption, regression, and growth in tumors mediated by angiopoietins and VEGF / J.Holash, P.Maisonpierre, D.Compton // Science.-Washington DC.-1999.-Vol.284.-P. 1994-1998.

105. Ingberg D. Extracellular matrix and cell shape: potential control point for inhibition of angiogenesis / D.Ingberg // J. Cell. Biochem—1991—Vol.116.— P.236-241.

106. Ishitsuka H. Capecitabine: an orally available fluoropyrimidine with tumor selectivity / H.Ishitsuka, M.Miwa, T.Ishikawa // Proc. Am. Assoc. Cancer Res.-1995.-Vol.36.-P.2426.

107. Jan G. Rennie Uveal melanoma: tumour phenotype and metastatic potential / G.Jan // Eye.-1997.-Vol.l 1.-P.239-242.

108. Kath R. Prognosis and treatmant of disseminated uveal melanoma / R.Kath, J. Haungs // Cancer.-1993 .-Vol.72,№4.-P.2219-2223.

109. Keck P. J. Vascular permeability factor, an endothelial cell mitogen related to PDGF / P. J.Keck, S. D.Hauser, G. Krivi // Science.-1989-Vol. 13.—P.2345-2351.

110. Kerbel R Clinical translation of angiogenesis inhibitors / RKerbel, J.Folkman //Nature Reviews.-2002.-Vol.2.-P.727-739.

111. Klein S. Basic fibroblast growth factor modulates intrgrin expression in microvascular endothelial cells / S.Klein, FG.Giancotti, M.Presta // Mol. Biol. Cell-1993 —Vol.4—P.973-982.

112. Koblizek T. Angiopoietin-1 induces sprouting angiogenesis in vitro / T.Koblizek, C.Weiss, G.Yancopoulos // Curr. Biol.-1998.-Vol.8.-P.529-532.

113. Kodama J. Thrombospondin-1 and -2 messenger RNA expression in epithelial ovarian tumor / J.Kodama, I.Hashimoto, N.Seki // Anticancer Res-2001.-Vol.21,№ 4.-P.2983-2987.

114. Konerding M.A. Impact of fibroblast growth factor-2 on tumor microvascular architecture: atridimensional morphometric study / M.A. Konerding, E.Fait, C.Dimitropolou // Am J. Pathol.-1998.-Vol.152.-P.1607-1616.

115. Kvanta A. Expression of vascular endothelial growth factor in retinoblastoma but not in posterior uveal melanoma / A.Kvanta, B.Steen, S. Seregard // Exp. Eye. Res.-1996.-Vol.63,№5.-P.511-518.

116. Lane A.M. An evaluation of tumor vascularity as a prognostic indicator in uveal melanoma / A.M.Lane, K.M.Egan, R.S.Gradoudas // Melanoma Res.— 1997.-Vol.7.-P.237-242.

117. Liotta L.A. Quantitative relationships of intravascular tumor cells, tumor vessels, and pulmonary metastases following tumor implantation / L.A.Liotta, J.Kleinerman, G.M.Saidel // Cancer Res-1974.-Vol.34.-P.997-1004.

118. Liu B. Melanoma cell lines express VEGF receptor KDR and respond to exogenously added VEGF / B.Liu, H.M.Earl, D.Baban // Biochem. Biophys. Res. Commun—1995.-Vol.217.-P.721 -727.

119. Maisonpierre P.C. Angiopoietin-2 a natural antagonist for Tie 2 that disrupts in vivo angiogenesis / P.C.Maisonpierre, C.Suri, P.FJones // Science.- 1999.-Vol.277.-P.55-60.

120. Maniotis A J. Vascular channel formation by human melanoma cells in vivo and in vitro: vasculogenic mimicry / A .J.Maniotis, R.Folberg, A.Hess // Am J. Pathol.-1999.-Vol.l55.-P.739-752.

121. McCawley L.J. Matrix metalloproteinases: multifunctional contributors to tumor progression / L.J.McCawley, L.M.Matrisian // Mol. Medicine Today.-2000.-Vol.6.-P.149-156.

122. Meade-Tollin L. Differential expression of matrix metalloproteinases in activated c-ras-Ha-transfected immortalized human keratinocytes / L.Meade-Tollin, P.Boukamp, N.Fusenig // Br. J. Cancer.-1998.-Vol.77,№5.-P.724-730.

123. Millauer B. High affinity VEGF binding and developmental expression suggest Flk-1 as a major regulator of vasculogenesis and angiogenesis / 1 B.Millauer, S.Wizigmann-Voos, H.Schnurch // Cell.-1993.-Vol.72.-P.835846.

124. Miller J. Vascular endothelial growth factor/vascular permeability factor is temporally and spatially correlated with ocular angiogenesis in a primate model / J.Miller, A.Adamis, S. Dhima // Am. J. Patol.-1994.-Vol.145.-P.574-584.

125. Minchenko A. Hypoxic stimulation of vascular endothelial growth factor expression in vitro and in vivo / A. Minchenko, T.Bauer, S. Salceda // Lab. Invest-1994.-Vol.71 .-P.3 74-3 79.

126. Moghaddam A. Thymidine phosphorylase/platelet-derived endothelial cell growth factor: an angiogenic enzyme in tumour Angiogenesis / A.Moghaddam, R.Choudhuri, R.Bicknell // Tumour Angiogenesis / Ed. by Roy Bicknell.-Oxford: University Press, 1997.

127. Mukhopadhyay D. Hypoxic induction of human vascular endothelial growth factor expression through c-Src activation / D.Mukhopadhyay, L.Tsiokas, V.P. Sukhatme // Cancer Res.-1995.-Vol.55.-P.6161-6165.

128. Neufeld G. Vascular endothelial growth factor (VEGF) and its receptors / G.Neufeld, T.Cohen, S.Gengrinovitch // FASEB J.-1999.-Vol.l3.-P.9-22.

129. O’Reilly M.S. Angiostatin: A novel angiogenesis inhibitor that mediated -the supression of metastasis by a Lewis lung carcinoma / M.S.O’Reilly, L.Holmgren // Cell.-1994.-Vol.79,№7.-P.315-328.

130. O’Reilly M.S. Endostatin: an endogeneous inhibitor of angiogenesis and tumor growth. / M.S.O’Reilly // Cell.-1994.-Vol.88.-P.277-285.

131. Olson T.A. Vascular permeability factor gene expression in normal and neoplastic human ovaries / T.A.Olson, D.Mohanraj, L.F.Carson // Cancer Res.-1994.-Vol.54.-P.276—280.

132. Paley P. Vascular endothelial growth factor expression early stage ovarian carcinoma / P.Paley, K.Staskus, K.Gebhard // Cancer.-1997.-Vol.80.-P.98-106.

133. Park J.E. The vascular endothelial growth factor (VEGF) isoforms: differential deposition into the subepithelial extracellular matrix andbioactivity of ECM-bound VEGF / J.E.Park, G.A.Keller, N.Ferrara // Mol. Biol.Cell.-1993Vol.4.-P. 1317-1326.

134. Pe’er J. Hypoxia-induced expression of vascular endothelial growth factor by retinal cells is a common factor in neovascularizing ocular diseases / J. Pe’er, D.Shweiki, D.Itin // Lab. Invest.-2002.-Vol.72.-P.63 8-645.

135. Peters K.G. Expression of Tie2/Tek in breast tumor vasculature provides a new marker for evaluation of tumor angiogenesis / K.G. Peters, A.Coogan, D.Berry // Br. J. Cancer-1998—Vol.77.-P.51—56.

136. Pierce E. Vascular endothelial growth factor/ vascular permeability factor expression in a mouse model of retinal neovascularization / E.Pierce, R. Avery, E.Foley//Proc. Natl. Acad. Sci. USA.-1994.-V.92.-P.905-909.

137. Plate K.H. Vascular endothelial growth factor is a potential tumour angiogenesis factor in human gliomas in vivo / K.H.Plate, G.Breier, H.A. Weich // Nature.-1992.-Vol.359.—P.845-848.

138. Plouet J. Maintenance of the angiogenic phenotype of retinal capillary endothelial cells by VEGF / J.Plouet, H.Hutchings, H. Krassimira // XIII ICER: Abstr. Book.-1998.-Abstr.315.-P.91.

139. Pratt D.A. Thrombospondin in malignant and non-malignant breast tissue / D.A.Pratt, W.R.Miller, J.Dawes // Europ. J. Cancer Clin. Oncol.-1989-Vol.25.-P.343.

140. Qin Y. Angiopoietin-2 Is Implicated in the Regulation of Tumor Angiogenesis / Y.Qin, I. Stamenkovic // American Journal of Pathology — 2001.-Vol.158,№ 2.-P.563-570.

141. QuinnT.P. Fetal liver kinase 1 is a receptor for vascular endothelial growth factor and is selectively expressed in vascular endothelium / T.P. Quinn// Proc. Natl. Acad. Sei USA.-1993.-Vol.90.-P.7533-7537.

142. Rak J. Mutant ras oncogenes upregulate VEGF/VPF expression: implications for induction and inhibition of tumor angiogenesis / J.Rak, Y.Mitsuhashi, L.Bayko // Cancer Res.-1995.-Vol.55,№ 20.-P.4575-4580.

143. Roberts D.D. Platelet thrombospondin mediates attachment and spreading of human melanoma cells / D.D.Roberts, J.A.Sherwood, V.Ginsburg // J. Cell Biol.-1987—Vol.104.—P. 131.

144. Rummelt V. Microcirculation architecture of melanocytic nevi and malignant melanomas of the ciliary body and choroid: a comparative histologic and ultrastructural study / V.Rummelt, L.M. Gardner, R.Folberg // Ophthalmology.-1994.-Vol. 101 .-P.718-727.

145. Mesiano S. Role of Vascular Endothelial Growth Factor in Ovarian Cancer / S.Mesiano, N.Ferrara, R.B.Jaffe // American Journal of Pathology.— 1998.-Vol.153.-P. 1249-1256.

146. Shima D.T. Hypoxic induction of endothelial cell growth factors in retinal cells: identification and characterization of vascular endothelial growth factor as a mitogen / D.T.Shima, A.P.Adamis, N.Ferrara // Mol. Med—1995-Vol.1.-P. 182-193.

147. Shweiki D. Patterns of expression of vascular endothelial growth factor and VEGF receptors in mice suggest a role in hormonally regulatedangiogenesis / D.Shweiki, A.Itin, G.Neufeld // J. Clin. Invest.-1993.-Vol.91.-P.2235-2243.

148. Shweiki D. Vascular endothelial growth factor induced by hypoxia may mediate hypoxiainitiated angiogenesis / D.Shweiki, A.Itin, D.Soffer // Nature.-1992.-Vol.359.-P.843-845.

149. Sidky Y.A. Inhibition of angiogenesis by interferons: effect on tumor- and lymphocyte-induced vascular responses / Y.A.Sidky, E.C.Borden // Cancer Res.-1987.-Vol.47.-P.5155-5161.

150. Srivastava A. The prognostic significance of tumor vascularity in intermediate-thickness (0.76-4.0 mm thick) skin melanoma. A quantitative histologic study / A.Srivastava, P.Laidler // Am. J. Pathol.-1988.-Vol. 133.-P.419-423.

151. Stitt A. Expression of vascular endothelial growth factor (VEGF) and its receptors is regulated in eyes with intra-ocular tumours / A.Stitt, D.Simpson, C.Boocock // J. Pathol.-1998.-Vol.l86,№ 3.-P.306-312.

152. Stone J. Development of retinal vasculature is mediated by hypoxia-induced endothelial growth factor expression by neuroglia / J.Stone, A.Itin, T.Alon // J. Neurosci.-1995.-Vol. 15.-P.4738-4747.

153. Stratmann A. Cell-type specific expression of angiopoietin-1 and angiopoietin-2 suggests a role in glioblastoma angiogenesis / A.Stratmann, W.Risau, K Plate // Am J. Pathol.-1998.-Vol.l53.-P.1459-1466.

154. Suri C. Requisite role of angiopoietin-1, a ligand for the tie2 receptor, during embryonic angiogenesis / C.Suri, P.Jones, S.Patan // Cell.-1996 — Vol.87.-P.l 171-1180.

155. Toi M. Tumor angiogenesis is an independent prognostic indicator inprimary breast carcinoma / M.Toi, J.Kashitani, T.Tominaga // Int. J. Cancer-1993.-Vol.55.-P.371—374.

156. Toi M. Tumor angiogenesis in breast cancer: its importance as a prognostic indicator and the association with vascular endothelial growth factor expression / M.Toi, K.Inada, H.Suzuki // Breast Cancer Res. Treatment.-1995—Vol.36.-P.193-204.

157. Tolentino M.J. Vascular endothelial growth factor is sufficient to produce iris neovascularization and neovascular glaucoma in a nonhuman primate / M.J.Tolentino, J.W.Miller, E.S.Gragoudas // Arch. Ophthalmol.-1996.-Vol.l 14—P.964-970.

158. Tolsma S. Peptides derived from two separate domains of the matrix protein thrombospondin-1 have anti-angiogenic activity / S.Tolsma, O.Volpert, D.Good //J.Cel. Biol.-1993.-Vol.122.-P.497.

159. Tomozawa S. Cyclooxygenase-2 overexpression correlates with tumor recurrence,especially haematogenous metastasis of colorectal cancer / S. Tomozawa//Br. J. Cancer.-2000.-Vol.83 -P.324-328.

160. Tsuji M. Alterations in cellular adhesion and apoptosis in in epithelial cells overexpressing prostaglandin endoperoxide synthase 2 / M.Tsuji, R.N.DuBois // Cell.-l 995.-Vol.83.-P.493-501.

161. Tsuyoshi E. Angiopoietin-2 Is Related to Tumor Angiogenesis in Gastric Carcinoma: Possible in Vivo Regulation via Induction of Proteases / E.Tsuyoshi, I.Hiroshi, T.Shinji // Cancer. Res.-2001.-Vol.61.-P.2145-2153.

162. Tuszynski G.P. Thrombospondin, a potentiator of tumor cell metastasis / G.P.Tuszynski, T.B.Gasic, V.L.Rothman / Cancer Res.-1987.-Vol.47.-P.4130.

163. Van Hoef M.E. Assessment of tumour vascularity as a prognostic factor in lymph node negative invasive breast cancer / M.E.Van Hoef, W.F.Knox, S.S.Dhesi // Eur. J. Cancer.-1993.-Vol.29A.-P.l 141-1145.

164. Varani J. Thrombospondin-induced attachment and spreading of human squamous carcinoma cells / J.Varani, V.M.Dixit, S.E.Fligel // Exper. Cell. Res.-1986.-Vol.105.-P.376.

165. Vermeulen P.B. Quantification of angiogenesis in solid human tumours: An international consensus on the methodology and criteria of evaluation / P.B.Vermeulen, G.Gasparini, S.B.Fox / Eur. J. Cancer.-1996.-Vol.32A-P.2474-2484.

166. Vinores S.A. Blood ocular barrier breakdown in eyes with ocular melanoma A potential for vascular endothelial growth factor/vascular permeability factor / S.A.Vinores, M.Kuchle, J.Mahlow // Am. J. Pathol.-1995.-Vol. 147,№5.-P. 1289-1297.

167. VolpertO.V. Inducer-stimulated Fas targets activated endothelium for destruction by anti-angiogenic thrombospondin-1 and pigment epithelium-derived factor /O.V.Volpert, T.Zaichuk, W.Zhou // Nat. Med.-2002.-Vol. 8.-P.349-357.

168. Volpert O.V. Sequential development of an angiogenic phenotype by human fibroblasts progressing to tumorigenicity / O.V.Volpert, K.M.Dameron, N.Bouck // Oncogene.-1997.-Vol.l4.-P.1495-1502.

169. Wang JM. Breast carcinoma: comparative study of tumor vasculature using two endothelial cell markers / J.M.Wang, S.Kumar, D.Pye // J. Natl. Cancer. Inst.-l994.-Vol.86.-P.386-388.

170. Wang J.M. A monoclonal antibody detects heterogeneity in vascularendothelium of tumours and normal tissues / J.M.Wang, S. Kumar, D. Pye // Int. J. Cancer.-l 993 .-Vol.54.—P.363-3 70.

171. Warren B.A. The vascular morphology of tumours / B.A.Warren. // Tumour blood circulation: angiogenesis, vascular morphology and blood flow of experimental tumours / red. H. I. Peterson.-CRC Press, Boca Raton,1995.-P.1-7.

172. Warren R. S. Regulation of vascular endothelial growth factor of human colon cancer tumorigenesis in a mouse model of experimental liver metastasis / R. S.Warren, H.Yuan, M.R.Malti // J. Clin. Invest.-1995.-Vol.95.-P. 1789-1997.

173. Weidner N. Tumour angiogenesis correlates with metastasis in invasive prostate carcinoma / N. Weidner, P.R.Carrol, J.Flaz // Amer. J. Pathol.-1993.-Vol. 143 ,№5.-P.401-409.

174. Weidner N. Factor VHI-related antigen / N. Weidner // J. Natl. Cancer. Inst.-1993.-Vol.85.-P.674-675.

175. Weidner N. Intratumoral microvessel density as a prognostic factor in cance / N. Weidner // Am. J. Pathol.-1995.-Vol.147.-P.l-l 1.

176. Weidner N. Tumoral vascularity as a prognostic factor in cancer patients-the evidence continues to grow / N. Weidner // J. Pathol.-1998.-Vol. 184,-P.l 19-122.

Автореферат и диссертация по медицине (14.00.36) на тему: Органоспецифический аутоиммунитет при воспалительной патологии сетчатки и увеального тракта (патогенез, диагностика, обоснование терапии)

Автореферат диссертациипо медицине на тему Органоспецифический аутоиммунитет при воспалительной патологии сетчатки и увеального тракта (патогенез, диагностика, обоснование терапии)

МИНИСТЕРСТВО ЗДРАВООХРАНЕНИЯ СССР ИНСТИТУТ ИММУНОЛОГИИ

На правах рукописи

СШШОиЛ ОЛЬГА СКМЕ1ЮШ1Л

ОРГАНОСПЕЦИФИЧЕСКИЙ АУГОИММУНИТЕТ ПРИ ВОСПАЛИТЕЛЬНОЙ ПАТОЛОГИИ СЕТЧАТКИ И УВЕАЛЬНОГО

(ПАТОГЕНЕЗ, ДИАГНОСТИКА, ОБОСНОВАНИЕ ТЕРАПИИ).

14.00.36 — аллергология и иммунология

АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени доктора биологических наук

Работа выполнена в Московском ордена Трудового Красного Знамени научно-исследовательском институте глазных болезней им. Гельмгольца Минздрава РСФСР

^Директор — доктор медицинских наук A.M.Южаков) Научный консультант — доктор медицинских наук, профессор Н.С.Зайцева

доктор медицинских наук, профессор О.Б.Ченцова доктор биологических наук Т.АДанилова доктор медицинских наук, профессор Б.В.Пинегин

Ведущее учреждение — Второй Московский ордена Ленина Государственный медицинский институт имени Н.И.Пирогова

Зашита состоится «__. » ■ , __1992 г. в ___ час, на

заседании специализированного совета Д 074.09.01 Института иммунологии МЗ СССР (115478, Москва, Каширское шоссе, 24, корп.2).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Института иммунологии МЗ СССР.

Автореферат разослан «_»__1992 г.

Ученый секретарь специализированного совета,

доктор биологических наук А.В.Колобов

• ; ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

АКТУАЛЬНОСТЬ ПРОБЛЕМЫ. В свете современных достижений офтальмоиммунологии особое значенне приобретает исследование аутоиммунных реакций, их роли в развитии инвалидизирующих форм глазной патологии.

Установлено, что сетчатка является источником антигенов, способных индуцировать у животных экспериментальные аутоиммунные увеиты (ЭАУ) с. поражением как собственно ретины, так и передних отделов глаза (W.Wackeret al, 1977; S.Hirose et al, 1986, 1987; R.Nussenblatt, 1980, 1989; T.Redmond, 1985; K.Schroder et al, 1985; J.Schalken et al, 1988, 1989). Наиболее активным из увеигогенных ¡эелков представляется S-аитигех — фоторецепторный полипептид с м.в, 48 КДа (C.Shingo et al, 1983; С.Pfister et al, 1985; K.Mahlberg; B.Muller et al, 1989). Доказана принадлежность ЭАУ к Т-зависимым заболеваниям, в патогенезе которых имеют значение как клеточные, так и гуморальные реакции (J.Faure, 1983; R.Myen, 1983; D.Gregerson et al, 1989, 1990;Z.Rozenszajn et al, 1986; J.Roblins, 1988).

Показано, что для успешного моделирования ЭАУ необходимо применение адъювантов, содержащих бактериальные препараты — микобакгерии туберкулеза, коклюшную вакцину и др. (R.Dwyer et al, 1987; R.Caspi et al/1988).

На экспериментальной базе разрабатываются перспективные направления лечения аутоиммунных увеитов с помощью новых иммунодетрессантов (циклоспорин A, FKS06), иммуномодуляторов [лимфокины, аутоантигены, моноклоиальные антитела) (Y Oe Kozak et al, 1985, 1987; J.Fujino et al, 1987; H.Kawashima et al, 1988; S.Skolik, 1988; l.Ltvereidgc et al, 1988; H. Due e. al, 1989).

В клинике получены данные, позволяющие отнести к аутоиммунным заболеваниям: симпатическую офтальмию, пигментный ретинит, увеиты при синдромах Бехчета и Харада-Фогга-Койанаги, саркоидозе (Н.С.Зайцева, ЛАКацнельсон, 1984; Л.Т.Архипоаа, 1985; R.Hendricket al, 1985; Ch.Chan et al, 1985), факогешшй увеиг (A.Rahy et ai, 1977; E.Kraus-Mackiv, 1977; I.Geiy et al, 1981; Z.Goldshmit et al, 1982; U.Schmitz et al, 1988), язву Мурена и краевую дегенерацию роговицы (Н.А.Пучковская, Н.С.Шульгина с соавт., 1983; P.Kruit et al, 1986; R.Paul, 1988; B.Mondino; 1988; R.Van der Caag, 1989). Обсуждается роль аутоиммунных реакций в развитии врожденных, старческих и осложненных катаракт (С.Н.Федоров с соаат., 1989; Н.С.Зайцева с соапт., 1991; J.Angunawella, 1987; LTakemoto et al, 1987).

Вместе с тем, остается неясным целый ряд вопросов, имеюши» важное значение для понимания патогенеза различных форм воспалительной и лоствоспалительной офтальмопатологии, решенш проблемы лммунокорригирующей терапии. Малоизученными представляются следующие аспекты: соотношение клеточных у ^моральных тканеспецифических реакций; значение аутоиммунногс инфекционного и адъювантного факторов при различных клинически; формах заболевания; зависимость органоспецифического иммунного отвел от сдвигов в Т- я В-системах иммунитета; роль бактериальны: компонентов в реализации аутоиммунного процесса, индуцированной антигенами глаза. Практически не исследовались: патогенетическо! значение и вопросы индикации местного аутоиммунного ответа соотношение его с системными реакциями; роль аугоиммунизации в генез постувеалышх осложнений и исходах операций. Отсутсгвуе диагностическая база для дифференцированного подхода к коррекци; аутоиммунных реакций и лечению различных угиопатогенетических фор! увеитов; не определены критерии, обосновывающие применена адекватных терапевтических схем.

ЦЕЛЬ РАБОТЫ. Патогенетическое обоснование, разработка методов диагностики и прогноза, направлений иммунокоррекции увеитов и их последствий на основе изучения органоспецифического аугоиммунитета.

ЗАДАЧИ РАБОТЫ. 1. Экспериментальное изучение патогенетической роли местных и системных аутоантител на моделях аутоиммунной, инфекционной, послеоперационной патологии глаз.

2. Экспериментальное и клинико-иммунологнческое обоснование, методическая разработка экспресс-тестов диагностики аугоиммунитета на основе применения Б-антигсна сетчатки, антигенов увеопигментной ткани, роговицы, кристаллинов хрусталика и специфических сывороток.

3. Исследование значения аутоиммунизации белками сетчатки и увеального тракта, роли клеточных и гуморальных реакций в патогенезе различных нозологических форм увеитов и постувеальных осложнений, а также — при диабетической ретинопатии и первичных отслойках сетчатки.

4. Изучение патогенетической роли тканеспецифнческнх антител при формировании постувеальных катаракт и помутнений роговицы.

5. Исследование роли аутоиммунных реахций при посттравматических увентах, симпатической офтальмии и операциях по поводу постувеальных катаракт.

6. Изучение роли туберкулиновой сенсибилизации в развитии аутоиммунного компонента и в патогенезе увеитов различной этиологии.

7. Исследование соотношения местных и системных реакций на антигены глаза с различными показателями Т- и В-иммунитета.

8. Обоснование подходов к иммунокорригируюшему лечению увеитов на основе изучения аутоиммунных и туберкулиновых реакций в условиях иммунодепрессивной, иммуномодулирующей, этиотропной терапии, антигенного воздействия вакцинными препаратами; а также-данных литературы.

НАУЧНАЯ НОВИЗНА. На основе экспериментальных и клинико-иммунологических исследований установлено, что аутоиммунный ответ имеет место при патологии глаз различного генеза. Впервые на обширном кпинико-кммунологическом материале проведен скрининг аутоиммунных реакций к комплексу антигенов различных тканей глаза в зависимости от клинической формы и этиологии увеита. Выявлены закономерности развития местных и системных реакций к Б-антигену сетчатки, антигенам увеопигментной ткани и роговицы,л,^,_^Ь,-1-кристаллинам хрусталика при эндогенных и посттравматических увеитах и их осложнениях, диабетической ретинопатии, первичных отслойках сетчатки.

Впервые установлено существенное значение уровня местных тканеспецифических антител, обнаруживаемых в слезной и внутриглазных жидкостях, в патогенезе воспалительных и невоспалнтельных заболеваний глаз.

Определены критерии нормального и патологического органоспецифического аутоиммунного ответа. К патологическим проявлениям отнесены: длительное поддержание высоких титров местньп аутоантител; дефицит тканеспецифических антител в слезной жидкости при клинически явном поражения соответствующих структур глаза; усилен и снове комплексной оценки аутоиммунного, инфекционного, игьювантного факторов и нарушений Т- и В-иимунитета. Приоритетность разработок подтверждена 9 авторскими свидетельствами на изобретения.

ПРАКТИЧЕСКАЯ ЦЕННОСТЬ. Разработаны модификации гуморальных (РПГА, ИФА) и клеточных (РТМЛ) реакций с антигенами глаза, позволяющие проводить комплексную оценку органного !утоиммуннтета при различных формах офтальмопатологии.

Разработаны оптимальные технологические условия и приготовлены 11 видов эритроцлтарных диагностикумов с длительным сроком хранения (1—1,5 года) для выявления аутоантител. В широкую практику рекомендуются диагностикумы на основе 5-антигена сетчатки, экстрактов увеопнгментной ткали и роговицы, комплекса кристаллинов кортикального слоя хрусталика. Фракции -1-кристаллинов могут быть использованы

в научно-исследовательской работе с целью дифференцированной оценки тканеспеиифического ответа.

Тестирование слезной и внутриглазных жидкостей, сыворотки и лимфоцитов крови на наличие антител и клеточной сенсибилизации к антигенам глаза и инфекционных агентов позволяет: осуществлять раннюю, доклиническую диагностику поражения тканей; прогнозировать течение увеита, развитие хронических, генерализованных форм; переход Воспалительного процесса в дистрофический; выявлять риск поражения второго глаза при односторонних эндогенных и посттравматических увеигах; диагностировать патологию сетчатки у больных с помутнением оптических сред, когда офтальмоскопия глазного дна затруднена; прогнозировать формирование постувеальных катаракт; осуществлять предоперационное прогнозирование течения послеоперационного периода при экстракциях постувеальных катаракт; прогнозировать помутнения роговицы при кератоувеитах; прогнозировать развитие и течение диабетической ретинопатии; вый ал ять гиперсенсибилизацию к туберкулину й вирусу герпеса как предпосылку усиления аутоиммунных реакций и хронизации увеита; осуществлять этиологическую диагностику туберкулезных увеитов нн витро, что позволяет избегать проведения туберкулиновых проб ин виво.

Разработанные тесты могут использоваться для выявления аутоиммунного и инфекционного компонентов с целью выбора адекватного метода местной и/или системной иммуно- и этиотропной терапии, контроля лечения и профилактики развития хронических, осложненных форм заболевания.

ВНЕДРЕНИЕ В ПРАКТИКУ. Предложенные методы внедрены I практику МНИИ ГБ им. Гсльмгольпа; глазных отделений ГКБ N 15: Туберкулезной больницы N 7 г. Москвы; Института туберкулеза Минздрава РСФСР; Института диабета ВЭ1Ш: Карагандинской областной

эфтагсьмологической больницы; кафедр глазных болезней Кубанского и Кишиневского медицинских институтов; ОПИЛ по охране зрения Натвийской медицинской академии.

МАТЕРИАЛЫ РАБОТЫ ДОЛОЖЕНЫ: на конференциях с участием иностранных специалистов «Патология глазного дна» (Москва, IV. 86 г.), «Актуальные вопроси патологии заднего отдела глаза* (Одесса, IX. 89 г.), на международном симпозиуме «Увенты-91» (ВеЛмар, X. 91 г.), на Втором Всесоюзном совещании «Медицинские приложения физиологии сенсорных систем» (Москиа, XI. 87 г.).

ПУБЛИКАЦИИ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ: 27 статей; 7 авторских свидетельств и 2 положительных решения по заявкам на изобретения; методические рекомендации (3).

СТРУКТУРА И ОБЪЕМ. Диссертация изложена на страницах машинописи; состоит из введения, трех план обзора литературы, семи глав собственных исследований, заключения, выводов; содержит 67 таблиц, 40 иллюстраций. Библиография — 414 источников отечественной (123) и иностранной (291) литературы.

ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ, ВЫНОСИМЫЕ НА ЗАЩИТУ.

1. Концепция развитии местного и системного аутоиммунного ответа на антигены тканей глаза (Б-антиген сетчатки,«¿,-кристаллины и суммарные белки ядерного и кортикального слоев хрусталика, антигены увеопигметной ткани и роговицы) при аутоиммунных, инфекционных, посттравматических, послеоперационных формах офтальмопатологни.

2. Закономерности локального ограничения и генерализации аутоиммунных реакций, основанные на изучении концентрации свободного аутоантигена в биологических жидкостях глаза и циркулирующей крови;

сдвигов в обшей иммунной системе организма; поликлонального усиления иммунного ответа в условиях туберкулиновой гиперсенсибилизации.

3. Критерии нормального и патологического проявлений аутоиммунитета при воспалительной и невоспалнтельной офтальмопагологии; характеристика иммунных нарушений, способствующих хронизации и билатеризации увеита, формированию постувеальных и послеоперационных осложнений со сто роны сетчатки и оптических сред глаза.

4. Система иммунодиагностики и прогнозирования увеитов и постувеальных осложнений, основанная на разработке и применении различных антигенных диагностикумов, комплексной оценке состояния аутоиммунитета, нарушений в системе Т-лимфоцитов крови, выявлении адъювантных, инфекционных факторов.

5. Обоснование подходов к коррекции иммунопатологических проявлений у больных увентами на основе изучения патогенетической роли местных и системных аутоиммунных реакций, их динамики и соотношения с эффективностью лечения в условиях различных видов терапии.

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ. Экспериментальный раздел:

I. Опыты на 129 кроликах и 7 обезьянах по моделированию различных форм аутоиммунной, вирус-индуцнрованной и послеоперационной офтальмопатЬлопш.

Гистологические исследования осуществлялись в отделении патоморфологии МНИИ ГБ им. Гельмгольца (зав. — проф, И.П.Хорошилова; к.м,н. Г.П.Захарова, к.б.н. Л.В.Илатовская).

Н. Разработка оптимальных условий приготовления 11 видов стойких эритроцитарных диагностикумов; модификация реакции пассивной гемагглютинации и иммуноферментного теста для выявления аутоантител, 10

свободно циркулирующих аутоантигенов н специфических иммунных комплексов в жидкостях глаза и сыворотке крои«.

Кяинико-иммунологические исследования проведены на материале, полученном от 1063 больных с различными формами офтальмопатолопш. 450 чел. (42,3%) обследованы в динамике (в среднем — 5 раз) при сроках наблюдения от 6 месяцев до 8 лет (в среднем — 3 года). Основная группа: 630 больных двусторонними (298 чел.) и односторонними (332 чел.) эндогенными увеитамн (928 глаз), в т.ч. — с постувеальнымн осложнениями (485 глаз); из них 95 чел. — оперированные по поводу катаракты. Возраст больных — от 5 до 70 лет, в среднем — 29,5 лет; 66% — взрослые люди в возрасте от 16 до 60 лет; мужчин — 197 (31%), женщин — 257 (41%), детей н подростков — 176 (28%).

Группы сопоставления с эндогенными увеитами: 1.117 больных (сред, возраст — 10 лет) посттравматическими увеитами, из них 39 чел. — симпатической офтальмией; 2. 188 больных сахарным диабетом (сред, возраст — 43 года), в т.ч. 92 чел. с клинически явной ретинопатией; 3. 88 больных (сред, возраст — 57 лет) с первичными отслойками сетчатки; 4. 40 больных миопией (сред, возраст — 30 лет).

Больные наблюдались: в отделениях патологии сетчатки (зав. проф. Л.А.Кацнельсон; к.м.н. Н.А.Ермакова, А.Г.Рысаева, А.Ф.Кадибердина, ЕА.Саксонова), патологии оптических сред (зав. проф. Э.В.Егорова; к.м.н. АИ.Толчинская, И.Э.Иошин), вирусных и аллергических заболеваний (зав. проф. Ю.Ф.Майчук; к.м.н. М.А.Казаченко, Л.Е.Орловск-я), патологии глаз у детей (зав.проф. А.В.Хватова; к.м.н. Л.А.Катаргина, Т.Б.Круглова, В.Ф.Краюшкина), детском и взрослом консультативных отделениях (д.м.н. Л.К.Дудникова, Л.Т.Архипова) МНИИ ГБ им.Гельмгольца; в глазных отделениях туберкулезной больницы N 6 г. Москвы (врач В.И.Севрюков) и Института туберкулеза Минздрава РСФСР (ст.н.с. Т.Е.Выренкова, врач

Е.Г.Олейниченко), в Карагандинской областной офтальмологической больнице (к.м.н, Л.СЛн).

Контрольные группы: 1. Практически здоровые доноры (98 чел., сред, возраст — 28 лет); 2. Контактные по туберкулезу лица (19 чел. сред.возраст — 36 лет); 3. Дети с косоглазием без признаков другой офтальмопатолопш (10 чел.).

Иммунологические исследования в эксперименте и клинике:

1. Основным направлением явилось комплексное изучение местных и системных, клеточных и гуморальных, аутоиммунных реакций к антигенам тканей глаза. Тест-объектами служили: слезная (СЖ) и внутриглазные (ВПК) жидкости — субретинальная (ерж); влага передней камеры (впк); стекловидное тело (ст.т); сыворотка и лимфоциты крови, Антигенные препараты готовили из бычьих глаз. Высокоочищенныс антигены получены в лаборатории органов рецепции ИХФ АН СССР (зав чл.-корр. АН СССР, проф. М АОстровский): Б-антиген сетчатки (Б-АГ, м.в 48 КДа) и НСП — суммарная фракция наружных сегментов папочек (к.б.н Г.Р.Каламкаров и Т.Ф.Шерченко); , Ц ^[-кристаллины и суммарны« фракции ядерного и кортикального слоев хрусталика (к.б.н. И.Б.Федорович асп. В.В.Ельчанинов). Кроме того, применяли водно-солевые экстракта сетчатки, увеопигментной ткани, роговицы.

Аутоантитела (ат) определяли с помощью реакции пассивно! гемагглютинации (РПГА) и иммуноферментного анализа (ИФА] Модификация ИФА разработана совместно с к.м.н. Г.И.Кричевской.

Свободные аутоат-игены (АГ) обнаруживали путем гашения РПГ/ соответствующей гипериммунной кроличьей сывороткой.

Специфические циркулирующие иммунные комплексы (8-ЦИК

образованные Б-АГ и Б-ат, выявляли с помощью РПГА и гашения РПГ

после дезинтеграции ультразвуком; параметры дезинтеграции разработан

совместно с я.м.н. М.Б.Кодзовым. 18

Клеточный иммунный отиет (ИО) исследовали в реакции торможения миграции лейкоцитов (РТМЛ); учитывали как «торможение», так и «стимуляцию» реакции. –

2. Параллельно с аутоиммуннтетом изучали реакции на туберкулин. Ин витро определяли антитела в РПГА и клеточной ИО в реакции бласттрансформации лимфоцитов (РБТЛ). Использовали диагностикум и туберкулин (ППД-Л) производства Ленинградского НИИ вакцин и сывороток. С

Учитывали, также данные этиологической тубднагностнки ин виво, проводившейся по методу Т.Е.Выренковой (1979) на базе специализированных туберкулезных учреждений. Основным диагностическим критерием являлась очаговая реакция в глазу на внугрикожное введение ППД-Л в дозах от 2 до 50 т.е.

3. Изучение соотношения аутоиммунных реакций с .показателями Ти В-сисгем иммунитета включало;

Определение содержания Т- и D-лимфоцитов крови в реакциях розеткообразования о эритроцитами барана и мыши; пролиферативной активности Т-клеток » РБТЛ с митогеном (ФГА) с использованием радиоактивной метки (3Н тимидин).

Субпопуляции Т-лимфоцитов определяли на жидкостном цитофлюорометре «Спектрум III» фирмы «Orto Diagnostic» (США) с помошью моноклональиых антител серии ОКТ: ОКТЗ (общая популяция), СЖТИ (розеткообразующие), ОКТ4 (хелперы/эффоторы — Тх) ОКТ8 (супрессоры/цитотоксические — Тс); индекс ОКТ4/ОКТ8 — показатель баланса иммунорегуляторных клеток. Исследования проводили совместно с К.М.Н. Н.Н.Юровской на базе отделения офтальмоонкологии (зав. — проф. А.Ф. Бровкина). )

Иммуноглобулины (Ig) классов G, М, A, As (секреторный) в сыворотке и СЖ определяли в реакции иммунодиффузии по Манчини;

сывороточный IgE — в ИФА на аппарате фирмы «Abbot» (США); fgE СЖ — с помощью радиоиммунного метода на аппарате «Гамма-12» (Швеция).

4. Этиологическую диагностику увеитов осуществляли согласно методам, разработанным в лаборатории инфекционной и иммунной патологии МНИИ ГВ им. Гсльмгольца (Метод, рекомендации, М., 1976, 1989).

Электрофизиологические исследования (ЭФИ) проводились в лаборатории электрофизиологии им. Кравкова МНИИ ГБ им. Гсльмгольца (д.м.н. О.И.Щербатова, к.б.н. М.В.Зусва, И.В.Цапснко). Результаты ЭФИ учитывали при оценке состояния сетчатки. У 40 больных (79 глаз) сахарным диабетом с целью углубленного патогенетического анализа проведено сопоставление клинико-иммунологичсских и ЭФИ показателей: Ганц-Фельд элсктроретинограммы (ГФ-ЭРГ) и ритмической ЭРГ(РЭРГ) на 10,30,40гц.

Статистическая обработка полученных данных проведена с помощью критерия Стьюдента (t, р), критерия X2 (X2, р), корреляционного анализа (г, P).

Экспериментальное изучение местных и системны? тканеспецифических реакций и обоснование методов диагностик! гуморального аугоиммунитста.

Проведено 12 серий опытов, моделирующий различные клинически* состояния (табл.1). Анализ ‘результатов, полученных в условиях использоваиных моделей, позволил выделить три типа гуморальноп аутоиммунного ответа: 1. кратковременный подъем титров в СЖ и, реже, -в ВГЖ; II длительное местное антителообразование с тенденцией накоплению сывороточных антител; III. сочетанкый местный и системны ИО (рис. 1).

Таблица 1. Моделирование различных форм офтальмопатологии. Общая схема экспери ментов.

N Условии 1жсш-|шме1гга Ммдоь 4wC.lV, в»д ЖНН1/Г1ШХ Чксли Г.’ШЭ

1 Экстрдисулмрми имнунмшиям 8 «Л Г сетчатка ш см 1М* имрус* п|юспми 1с(И№с« (НИГ), шгичи К!. а ицц дик»«» киверу it.ii« ег. че-и» Офтилими 1 ,1МКМ 10 в

7 Иосгуисалыш* 4 4

Н ЭкСГ(««1(М ХруОМДМКМ у шмкгмл жмашми* Харурсмческал трепом и кролакм 15 1«

» УкСГр*КЦН* Кр>\ТМ/ ЛГ»смс*ме 11АФ Хмрурганисквм тр«мм «м фом« ыдеакцм^ичиско 1 еевсибыдеишя 9 «рилам» в «

11) Экгтрмкц** Хр>С|1ММКШ мм «|ммм шмуим>ацм* белмдмм хр у стилем » «меса с ЛАФ 14 КрвЛЛКМ н 14

II Иммумммщи« ШЛМьМ «и?ЫММШТ«М ФрС*1 ший явилось принципиально важным фактом, свидетельствующим о

Современные тенденции в терапии увеальной меланомы: обзор проблемы Текст научной статьи по специальности « Клиническая медицина»

Аннотация научной статьи по клинической медицине, автор научной работы — Назарова В.В., Орлова К.В., Утяшев И.А., Мазуренко Н.Н., Демидов Л.В.

Увеальная меланома опухоль нейроэктодермального происхождения, развивающаяся из меланоцитов увеального тракта (хориоидеи, цилиарного тела, радужки). В рутинной практике врача-онколога увеальная меланома встречается нечасто. Это заболевание является редкой разновидностью меланомы, составляя приблизительно 3,5% от всех зарегистрированных случаев меланомы. Увеальная меланома отличается от меланомы кожи и меланомы слизистых как по клиническому течению (позднее метастазирование с преимущественным поражением печени), так и по молекулярно-генетическим свойствам (низкая частота мутаций в генах BRAF и NRAS, наличие мутаций в генах GNAQ и GNA11 ). И если в лечении метастатической меланомы кожи уже достигнуты значительные успехи, созданы и зарегистрированы ингибиторы тирозинкиназ BRAF и MEK (вемурафениб, дабрафениб, траметиниб и др.) и моноколональные антитела для блокирования

Похожие темы научных работ по клинической медицине , автор научной работы — Назарова В.В., Орлова К.В., Утяшев И.А., Мазуренко Н.Н., Демидов Л.В.

CTLA-4, PD-1 и PD-L1 (ипилимумаб, ламбролизумаб, ниволумаб и др.), то для увеальной меланомы активно ведут поиск новых мишеней направленной противоопухолевой терапии.Current trends in treatment of uveal melanoma : an overview of the problemNazarova Valeriya Vitalyevna, Orlova Kristina Vyacheslavovna, Utyashev Igor Aglyamovich, Mazurenko Nataliya Nikolaevna, Dem >uveal melanoma is uncommon disease. This disease is a rare variant of melanoma, accounting for about 3.5% of all reported cases of melanoma. Uveal melanoma differs from cutaneous melanoma and mucosal melanoma as the clinical course (later metastasis from a primary lesion of the liver), and on the molecular biological properties (low frequency of mutations in the genes BRAF and NRAS, mutations in genes GNAQ and GNA11 ). And if in the treatment of metastatic melanoma has already achieved cons >uveal melanoma are actively searching for new targets aimed anticancer therapy.

Текст научной работы на тему «Современные тенденции в терапии увеальной меланомы: обзор проблемы»

Диагностика и лечение опухолей. Оригинальные статьи

Современные тенденции в терапии увеальной меланомы: обзор проблемы

НАЗАРОВА В. В., ОРЛОВА К. В., УТЯШЕВ И. А., МАЗУРЕНКО Н. Н., ДЕМИДОВ Л. В.

Увеальная меланома – опухоль нейроэктодермального происхождения, развивающаяся из меланоцитов увеаль-ного тракта (хориоидеи, цилиарного тела, радужки). В рутинной практике врача-онколога увеальная меланома встречается нечасто. Это заболевание является редкой разновидностью меланомы, составляя приблизительно 3,5% от всех зарегистрированных случаев меланомы. Увеальная меланома отличается от меланомы кожи и мела-номы слизистых как по клиническому течению (позднее метастазирование с преимущественным поражением печени), так и по молекулярно-генетическим свойствам (низкая частота мутаций в генах BRAF и NRAS, наличие мутаций в генах GNAQ и GNA11). И если в лечении метастатической меланомы кожи уже достигнуты значительные успехи, созданы и зарегистрированы ингибиторы тирозинкиназ BRAF и МЕК (вемурафениб, дабрафениб, траметиниб и др.) и моноколональные антитела для блокирования СТ1А-4, PD-1 и PD-L1 (ипилимумаб, ламбро-лизумаб, ниволумаб и др.), то для увеальной меланомы активно ведут поиск новых мишеней направленной противоопухолевой терапии.

Ключевые слова: увеальная меланома, мутации в генах GNAQ и GNA11, метастазирование, лечение.

Назарова Валерия Витальевна — врач-онколог, аспирант отделения биотерапии опухолей РОНЦ им.Н.Н. Блохина, e-mail: [email protected]

Орлова Кристина Вячеславовна — врач-онколог отделения биотерапии опухолей РОНЦ им.Н.Н. Блохина Утяшев Игорь Аглямович — научный сотрудник отделения биотерапии опухолей РОНЦ им.Н.Н. Блохина Мазуренко Наталья Николаевна — профессор, заведующая лабораторией онкогеномики РОНЦ им.Н.Н. Блохина Демидов Лев Вадимович — профессор, заведующий отделением биотерапии опухолей РОНЦ им.Н.Н. Блохина

Current trends in treatment of uveal melanoma: an overview of the problem

Nazarova Valeriya Vitalyevna, Orlova Kristina Vyacheslavovna, Utyashev Igor Aglyamovich, Mazurenko Nataliya Nikolaevna, Demidov Lev Vadimovich

Uveal melanoma – a tumor of neuroectodermal origin that develops from melanocytes of uveal tract (choroid, ciliary body, iris). In routine practice of oncologist the uveal melanoma is uncommon disease. This disease is a rare variant of melanoma, accounting for about 3.5% of all reported cases of melanoma. Uveal melanoma differs from cutaneous melanoma and mucosal melanoma as the clinical course (later metastasis from a primary lesion of the liver), and on the molecular – biological properties (low frequency of mutations in the genes BRAF and NRAS, mutations in genes GNAQ and GNA11). And if in the treatment of metastatic melanoma has already achieved considerable success, to create and register tyrosine kinase inhibitors BRAF and MEK (vemurafenib, dabrafenib, trametinib) and monoclonal antibodies to block the receptor CTLA-4 and PD-1 protein (ipilimumab, nivolumab), for uveal melanoma are actively searching for new targets aimed anticancer therapy.

Keywords: uveal melanoma, metastasis, treatment, mutations in genes GNAQ and GNA11.

Nazarova Valeriya Vitalyevna – MD, Medical oncologist, Department of Biotherapy N.N. Blokhin Russian Cancer Research Center, e-mail: [email protected]

OF MALIGNANT TUMOURS

Orlova Kristina Vyacheslavovna – MD, Medical oncologist, Department of Biotherapy N.N. Blokhin Russian Cancer Research Center

Utyashev Igor Aglyamovich – MD, Researcher, Department of Biotherapy N.N. Blokhin Russian Cancer Research Center Mazurenko Nataliya Nikolaevna – MD, PhD, Professor, Chief of Laboratory of Oncogenomis N.N. Blokhin Russian Cancer Research Center

Demidov Lev Vadimovich – MD, PhD, Professor, Chief of Department of Biotherapy N.N. Blokhin Russian Cancer Research Center

Таблица 1. Частота мутаций (%) GNAQ и GNA11 в увеальной меланоме

Наличие мутаций GNAQ 4 экзон (R183) 5 экзон (Q209) GNA11 4 экзон (R183) 5 экзон (Q209)

Первичная опухоль 3 45 2 32%

Метастазы 6 32 6 56,5%

Адаптирована Sisley et al. [3]

Среди злокачественных опухолей глаза меланома является самой распространенной опухолью. Меланома глаза может встречаться в защитном аппарате глазного яблока (верхнее и нижнее веки, глазница), в придаточном аппарате глаза (слезная железа, ее протоки и конъюнктива) и в сосудистом тракте глаза. Около 97% всех глазных меланом приходится на сосудистый (увеальный) тракт глаза (передний — радужка и задний — цилиарное тело и хорио-идея). Заболеваемость увеальной меланомой по данным различных авторов колеблется от 2,3 до 7 человек на 1 млн. населения [1]. По данным Бровкиной А. Ф. в России заболеваемость увеальной меланомой по обращению в различных регионах колеблется от 6,23 до 8 случаев на 1 миллион взрослого населения. Пик заболеваемости приходится на возраст 60 лет и старше [1]. К факторам риска относятся: невус хориоидеи, преорбитальный и/или орбитальный меланоз, голубой цвет радужки, 1, 2 фототипы кожи по Фицпатрику, высокая чувствительность к ультрафиолетовому излучению [1, 2]. Ультрафиолет по данным различных исследований играет более значимую роль в образовании меланомы радужки и является сомнительным фактором риска для меланомы цилиарного тела и хориоидеи [4, 10].

Увеальная меланома отличается от ме-ланомы кожи и меланомы слизистых как по клиническому течению (позднее метастази-рование с преимущественным поражением

печени), так и по молекулярно-генетическим свойствам (низкая частота встречаемости мутаций в генах BRAF и NRAS, KIT). Специфичными для увеальной меланомы являются активирующие соматические мутации в генах GNAQ и GNA11 [7, 8] (см. Табл. 1).

GNAQ и GNA11 представляют собой q класс альфа субъединицы трехсубъединич-ного G-протеина [5, 6]. Мутации в обоих генах являются взаимоисключающими и могут встречаться в кодоне Q 209 (5 экзон) или в кодоне R183 (4 экзон). Роль данных мутаций рассматривается в ранних этапах канцерогенеза. Мутации в генах GNAQ и GNA11 не коррелируют со стадией процесса, хромосомными нарушениями и клинически неблагоприятными признаками, а также выживаемостью [9].

В одном из исследований, проведенным в 2004 г. Michael D. и соавт.: полногеномное исследование образцов первичной опухоли, позволило разделить увеальную меланому на два класса: опухоли с неблагоприятным прогнозом (с высоким риском метастазирования) и опухоли с благоприятным прогнозом (с низким риском метастазирования) [15].

По данным исследований в образцах уве-альной меланомы описаны инактивирующие соматические мутации в гене BAP1, расположенного в хромосоме 3р21. Данный вид мутаций был обнаружен в 40% случаев увеальных меланом и всегда коррелировал с плохим про-

Диагностика и лечение опухолей. Оригинальные статьи

гнозом. Обнаруженные мутации в гене SF3B1 (ген кодирующий фактор сплайсинга) коррелировали с благоприятным прогнозом. Как правило, встречается один вид мутаций, либо в гене BAP1, либо в гене SF3B1. Роль мутаций в генах BAP1, SF3B1 продолжают активно изучать [16, 21, 22, 24-26].

В образцах первичной опухоли, помимо описанных выше генетических нарушений, были выявлены хромосомные аберрации (мо-носомия 3 хромосомы, дисомия короткого плеча 6 хромосомы, амплификация 8 хромосомы) [17, 23, 27]. К другим неблагоприятным факторам относятся: возраст пациента (старше 60 лет), локализация опухоли в заднем увеаль-ном тракте (хориоидея и цилиарное тело), эпи-телиоидноклеточный тип опухоли, внутриглазное кровоизлияние, наличие субретинальной жидкости и распространенность процесса за склеру, диаметр опухоли более 16 мм, толщина опухоли 8 мм [14, 25, 26, 27]. B. E. Domato и соавт. разработана система индивидуального прогнозирования, в которой учитываются клинические параметры пациентов с увеаль-ной меланомой и молекулярно-биологические свойства опухоли [28].

Таким образом, уже сейчас с помощью тонкоигольной биопсии можно выполнить анализ генетического профиля опухоли и отобрать группы пациентов с высоким риском метастазирования для наблюдения и в будущем — для планирования и назначения адью-вантной терапии.

Тактика локального лечения первичной увеальной меланомы хорошо отработана. Она определяется размером, локализацией опухоли, распространенностью процесса и включает в себя применение органосохран-ных методов лечения (лучевая терапия), либо энуклеации глаза. В кооперированных рандомизированных исследованиях Colloborative ocular Melanoma study (COMS) прогноз при обоих подходах был одинаковый [28, 29, 33]. К сожалению, успех в лечении первичной уве-альной меланомы не влияет на выживаемость пациентов с увеальной меланомой и основной причиной смерти таких пациентов является развитие метастатической болезни. На момент диагностирования первичной опухоли у 4% пациентов уже имеются отдаленные метастазы. 80% пациентов от момента выявления ме-

тастатической болезни умрут в течение 1 года, 92% в течение 2 лет [30, 31, 32].

Наиболее часто увеальная меланома ме-тастазирует в печень (по данным исследований 70-90% всех случаев), легкие (29%), кости (17%), кожу (12%) и лимфатические узлы (11%). У 46% больных печень является единственным пораженным метастазами органом и только у 11% больных с метастазами печень не поражена [46]. Возможно, данную тропность клеток увеальной меланомы к гепатоцитам печени можно объяснить наличием на поверхности клеток увеальной меланомы трех видов рецепторов: IGF-1R (рецептор инсулиноподоб-ного фактора роста), cMET (HGFR—рецептора фактора роста гепатоцитов) и рецептора хемо-кинов (CXCR4), основной функцией которых является контроль клеточной миграции, регулирование инвазии и пролиферации в опухолевых клетках. Эти рецепторы гиперэкспрессиро-ваны в первичной опухоли [11, 12, 13].

Как показали данные исследований, рутинные тесты, такие как оценка функции печени (печеночные трансаминазы), ультразвуковое исследование, не могут являться скрининговыми для выявления метастазов увеальной меланомы в печень. Для раннего выявления метастазов в печень необходимо проведение МРТ с внутривенным контрастированием с периодичностью 1 раз в 3-6 месяцев в течение 2-5 лет после проведенного лечения первичной опухоли (в зависимости от прогностической группы). По некоторым данным МРТ печени с в/в усилением имело преимущество даже перед ПЭТ (с ФДГ) по выявлению метастазов небольшого размера [34, 35].

Адьювантную терапию при увеальной меланоме продолжают активно изучать. В исследование, проведенном в институте Curie, Франция: 348 больных рандомизировали в две группы: дакарбазин или наблюдение. Общая десятилетняя выживаемость не отличалась (53% в контроле, 62% в терапевтической группе). При анализе подгрупп наблюдали тенденцию к увеличению выживаемости в группе да-карбазина (р = 0,05) у пациентов с опухолями толщиной более 15 мм. (38% против 52% в течение 10 лет). Это подразумевает то, что адъю-вантная терапия при увеальной меланоме может иметь преимущество у больных с плохим прогнозом [38, 62].

Современные тенденции в терапии увеальной меланомы: обзор проблемы

Проведено два нерандомизированных клинических исследования с группой исторического контроля пациентов, которые не показали преимуществ ни от применения внутриартери-ального введения фотемустина, ни от использования низких доз интерферона-альфа [36, 37]. В настоящее время проводится несколько крупных рандомизированных исследований по адъювантному применению при увеальной меланоме мультикиназных ингибиторов: сунитиниба, кризотиниба (ингибитор cMET) [58, 61, NCT02223819, NCT02068586]. Интересными могут стать результаты, полученные в ходе исследования по адьювантному применению при увеальной меланоме анти-С^А-4— моноклонального антитела ипилимумаба [NCT01585194]. В данное исследование, продолжается набор пациентов только с высоким риском метастазирования, установленным на основании клинических и генетических факторов.

Высокая частота метастазирования уве-альной меланомы в печень способствовала изучению и применению методов локорегио-нального лечения. Хирургическое лечение используют нечасто, учитывая нередко обширную распространенность метастатического процесса и, вследствие этого, невозможность проведения радикального оперативного вмешательства. За последнее время опубликованы результаты клинических исследований по хирургическому лечению метастатической уве-альной меланомы, проведенных в отдельных онкологических институтах. В исследовании, проведенном на базе института Curie, Франция: из 798 пациентов с метастазами увеальной меланомы в печень 250 пациентов прооперировали. У 76 больных (29% из прооперированных) удалось выполнить визуально радикальное удаление метастазов (R0), что составило 9% от всей популяции больных с метастазами. Медиана выживаемости в группе радикально прооперированных больных (R0) составила 27 месяцев против 11 месяцев в группе нерадикально прооперированных больных [39]. При анализе этих данных следует принять во внимание также и то, что хирургическое лечение выполняли больным с благоприятным прогнозом (на основании биологических свойств первичной опухоли), объем операции был радикальным (R0). В другом одноцентровом исследовании из 73 больных с метастазами увеальной

меланомы в печень 35 пациентам были выполнены циторедуктивные операции. У прооперированных больных медиана общей продолжительности жизни составила 23 месяца, в группе неоперированных больных—6,8 месяцев [40]. Преимущества выполнения хирургического лечения метастатической увеальной меланомы ещё предстоит определить в проспективных сравнительных исследованиях на однородных группах пациентов, сбалансированных по известным прогностическим факторам.

По данным литературы из методов локоре-гионального лечения активно применяют хи-мио-эмболизацию. Одновременную инфузию химиопрепаратов вместе с эмболизацией печеночных сосудов начали применять с 80-х годов XX века. Тогда одновременное введение цисплатина и поливиниловой губки вызывало клинический ответ у 46% больных ГМ, при этом медиана общей продолжительности жизни составляла 11 месяцев [41]. В опубликованном исследовании Huppert и соавт. результаты были такими же [42]. В другом исследовании Schuster и соавт. выполнили трансартериальную химиоэмболизацию с применением фоте-мустина и цисплатина 25 больным с метастатической увеальной меланомой, у которых после проведения предшествующей химиотерапии отмечалось прогрессирование болезни. После лечения у 4 больных отмечали частичный ответ, а у 14 пациентов отмечали стабилизацию процесса. При этом медиана продолжительности жизни без прогрессирования составила 3 месяца, а медиана общей продолжительности жизни составила 5 месяцев [43]. Интересно отметить, что по некоторым наблюдениям ангиографические признаки метастатической опухоли (узловая или инфильтрирующая) и хромосомные нарушения (моносомия 3 хромосомы, амплификация 8 хромосомы) являются факторами прогноза у пациентов после химиоэмболизации [44]. В другом клиническом исследовании, для индукции иммунного ответа после эмболизации сосудов, химиотерапию заменили на иммунотерапию ГМ-КСФ [46, 47]. При этом частота объективных ответов составила 32% (2 ЧО, 8 ПО у 34 больных). У 32% больных отмечали стабилизацию заболевания. Медиана общей продолжительности жизни составила 14,4 месяцев. Опубликованы данные клинического исследования изоли-

Диагностика и лечение опухолей. Оригинальные статьи

рованной перфузии печени мелфаланом. Из 13 пациентов частичный ответ был получен у 7 пациентов (58%), стабилизация процесса была достигнута у 4 пациентов (33%), прогрес-сирование болезни у 1 пациента (8%). Срок наблюдения — 12 месяцев. Роль применения мелфалана для изолированной перфузии печени при метастатической увеальной меланоме предстоит еще изучить [52-55].

Эффективность стандартной химиотерапии при метастатических формах увеальной меланомы невысокая. В небольших пилотных исследованиях изучали комбинации хи-миопрепаратов: дакарбазина, фотемустина и паклитаксела треосульфана и гемцитабина, блеомицина, винкристина, ломустина и дакар-базина. В данных исследований не было получено ни одного полного ответа. Медиана продолжительности жизни в среднем составляла от 6 до 10 месяцев [56, 57].

В качестве маркеров эффективности персонализированной противоопухолевой терапии рассматриваются мутации в генах GNAQ и GNA11. В результате этих мутаций происходит активация MAPK пути внутриклеточной передачи сигнала, что приводит к неконтролируемой пролиферации опухолевой клетки. На ASCO 2013 г. были представлены результаты клинического исследования 2 фазы по оценке эффективности селуметиниба в сравнении с темозоломидом для лечения пациентов с метастатической увеальной меланомой с мутациями в генах GNAQ и GNA11 [49].

В данном исследовании ингибитор МЕК (селуметиниб) впервые продемонстрировал свою эффективность в сравнении со стандартной химиотерапией (темозоломидом). Медиана времени до прогрессирования в группе пациентов, получающих селуметиниб, составила 4 месяца, в группе пациентов, получающих те-мозоломид, 1 месяц [49]. Селуметиниб — стал первым таргетным препаратом, который показал клиническую эффективность в лечении метастатической увеальной меланомы. Однако уже в 2014 году появились данные о том, что преимуществ в общей продолжительности жизни в группе пациентов, получающих селу-метиниб, не было. Медиана общей продолжительности жизни в группе селуметиниба составила 11,8 мес в сравнении с группой пациентов, получающих стандартную химиотерапию,

9,1 мес, соответственно. Также была зарегистрирована высокая токсичность селуметиниба: 37% пациентов потребовалась однократная редукция дозы [52]. Первые успехи и неудачи в лечении ингибиторами МЕК являются лишь началом для их активного изучения.

Роль генетических изменений (мутаций и амплификаций) в гене KIT при увеальных меланомах продолжают активно изучать. Мутации в гене KIT являются активирующими и приводят к пролиферации опухолевых клеток, встречаются приблизительно у 11% пациентов с увеальной меланомой [20]. По данным клинического исследования, проведенного Penel и соавт.: 13 пациентов с метастатической увеальной меланомой получали иматиниб в высокой дозе (800 мг/сут), но противоопухолевый ответ на терапию достигнут не был. Медиана общей продолжительности жизни составила 10,8 месяцев [18]. По данным другого клинического исследования Hofmann и соавт., в котором участвовали 12 пациентов с повышенным уровнем экспрессии KIT., пациенты получали иматиниб в дозе 600 мг/сут, только у одного пациента на фоне терапии была достигнута стабилизация опухолевого процесса, при этом медиана общей продолжительности жизни составила 7,8 мес [19]. На основании данных вышеперечисленных исследований был сделан вывод об отсутствии эффективности применения иматиниба в монорежиме у пациентов с увеальной меланомой. Однако в данных исследованиях изучали экспрессию гена, но не изучали мутации и амплификации в гене KIT. Иматиниб может стать эффективным таргетным препаратом при метастатической увеальной меланоме в случае выявления в опухоли мутаций и амплификаций в гене KIT.

Для терапии метастатической увеальной меланомы также изучаются аналоги сомато-статина, такие как пасиреотид, который соединяется с множественными рецепторами сома-тостатина, а также понижает уровень IGF-1R. Пасиреотид обладает ингибирующим эффектом на пролиферативную активность и диффе-ренцировку клеток увеальной меланомы [60]. В настоящее время проводят клиническое исследование II фазы, в котором рассматривается действие пасиреотида в комбинации с ингибиторами m-TOR—эверолимусом при метастатической увеальной меланоме (NTC 01252251).

Современные тенденции в терапии увеальной меланомы: обзор проблемы

Активными, в патогенезе увеальной меланомы, оказываются и другие пути внутриклеточной передачи сигнала, к примеру PI3K/AKT. PI3K—фосфатидилинозитол-3-киназа, которая является активатором реакции фосфорили-рования. Продуктом фосфорилирования является PIP3 (фосфатидилинозитол-3-фосфат), который в свою очередь активирует AKT, активирующей рост и пролиферацию опухолевых клеток. Соответственно Р13К/АКТ-путь это ещё одна мишень для таргетной терапии [62].

Актуальным вопросом терапии метастатической увеальной меланомы является применение блокаторов иммунологического надзора: анти-С^А-4 моноклональных антител. В настоящий момент проводят рандомизированные клинические исследования для определения эффективности ипилимумаба при метастатической увеальной меланоме. Уже опубликованы данные клинического исследования, проведённого на базе четырёх крупнейших клиник США и Европы, в котором участвовали 34 пациента с метастатической увеальной меланомой. Оценивали эффективность и токсичность ипилимумаба в дозе 3 мг/кг. У 46% пациентов на 12 неделе отмечалась стабилизация процесса. Полученные результаты послужили началом проведения более крупных рандомизированных исследований [66].

Описанные в данном обзоре методы терапии увеальной меланомы доказывают актуальность поиска новых мишеней для системной терапии. Однако до внедрения эффективных таргетных препаратов пройдёт ещё немало лет. При этом, опираясь на собственный опыт лечения таких пациентов, можно говорить о том, что временной фактор оказывается очень важным. Так как нередко течение метастатической болезни оказывается стремительным. Медиана общей продолжительности жизни пациентов с метастатической увеальной меланомой по данным различных исследований колеблется от 3,7 до 24 месяцев [1]. В отсутствие высокоэффективных методов лечения диссеминиро-ванной увеальной меланомы, подбор терапии для каждого конкретного пациента основывается на индивидуальном опыте отдельных специалистов-онкологов. И, несмотря на клинические и биологические отличия кожной и увеальной меланомы опухолей между собой, сегодня у пациентов с метастатической уве-альной меланомой применяют те же режимы и схемы химиотерапии, как и при лечении пациентов с метастатической меланомой кожи. При этом вопрос об эффективной химиотерапии метастатической увеальной меланомы по-прежнему остается открытым.

1. Singh AD, Turell ME, Topham AK. Uveal melanoma: trends in incidence, treatment, and survival. Ophthalmology 2011; 118:1881-1885; Epub 2011/06/28.

2. Gallanger R. P., Elwood J. M., Rootman (1985). Risk factors for ocular melanoma Western CanadanMelanoma Study, Natl cancer Inst, Vol 74, 775-778.

3. Sisley K., Rennie IG, Parsons MA, et.al Abnormalities of chromosomes 3 and 8 in posterior uveal melanoma correlate with prognosis, Genes Chromosomes Cancer, 1997, 22-28.

4. Shah CP, Weis E, Lajous M, et al. Intermittent and chronic ultraviolet light exposure and uveal melanoma: a meta-analysis. Ophthalmology 2005; 112:1599-1607; Epub 2005/07/30.

5. Zuidervaart W, van Nieuwpoort F, Stark M, et al. Activation of the MAPK pathway is a common event in uveal melanomas although it rarely occurs

through mutation of BRAF or RAS. Br J Cancer 2005; 92:2032-2038; Epub 2005/06/02.

6. Van Raamsdonk CD, Griewank KG, Crosby MB, et al. Mutations in GNA11 in uveal melanoma. N Engl J Med 2010 [Epub 2010/11/19].

7. Van Raamsdonk CD, Bezrookove V, Green G, et al. Frequent somatic mutations of GNAQ in uveal melanoma and blue naevi. Nature 2009; 457:599-602; Epub 2008/12/17.

8. Van Raamsdonk CD, Griewank KG, Crosby MB, et al. Mutations in GNA11 in uveal melanoma. N Engl J Med 2010 [Epub 2010/11/19].

9. Bauer J, Kilic E, Vaarwater J, et al. Oncogenic GNAQ mutations are not correlated with disease-free survival in uveal melanoma. Br J Cancer 2009; 101:813-815; Epub 2009/08/06.

10. Singh AD, Rennie IG, Seregard S, et al. Sunlight exposure and pathogenesis of uveal melanoma. Survey Ophthalmol 2004; 49:419-428; Epub 2004/07/03.

11. All-Ericsson C, Girnita L, Seregard S, et al. Insulin-like growth factor-1 receptor in uveal melanoma: a predictor for metastatic disease and a potential therapeutic target. Invest Ophthalmol Vis Sci 2002; 43:1-8; Epub 2002/01/05.

12. Economou MA, All-Ericsson C, Bykov V, et al. Receptors for the liver synthesized growth factors IGF-1 and HGF/SF in uveal melanoma: intercorrelation and prognostic implications. Invest Ophthalmol Vis Sci 2005; 46:4372-4375; Epub 2005/11/24.

13. Mallikarjuna K, Pushparaj V, Biswas J, Krishnakumar S. Expression of epidermal growth factor receptor, ezrin, hepatocyte growth factor, and c-Met in uveal melanoma: an immunohistochemical study. Curr Eye Res 2007; 32:281-290; Epub 2007/04/25.

14. Petrausch U, Martus P, Tonnies H, et al. Significance of gene expression analysis in uveal melanoma in comparison to standard risk factors for risk assessment of subsequent metastases. Eye (Lond) 2008; 22:997-1007.

15. Onken MD, Worley LA, Ehlers JP, Harbour JW. Gene expression profiling in uveal melanoma reveals two molecular classes and predicts metastatic death. Cancer Res 2004; 64:7205-7209; Epub 2004/10/20.

16. Harbour JW, Onken MD, Roberson ED, et al. Frequent mutation of BAP1 in metastasizing uveal melanomas. Science 2010; 330:1410-1413; Epub 2010/11/06.

17. Prescher G, Bornfeld N, Becher R. Nonrandom chromosomal abnormalities in primary uveal melanoma. J Natl Cancer Institute 1990; 82:1765-1769.

18. Penel N, Delcambre C, Durando X, et al. O-Mel-Inib: a Cancero-pole Nord-Ouest multicenterphase II trial of high-dose imatinib mesylate in metastatic uveal melanoma. Investig New Drugs 2008; 26:561-565; Epub 2008/06/14.

19. Hofmann UB, Kauczok-Vetter CS, Houben R, Becker JC. Overexpression of the KIT/SCF in uveal melanoma does not translate into clinical efficacy of imatinib mesylate. Clin Cancer Res 2009; 15:324-329; Epub 2009/01/02.

20. Wallender et al. Mod Pathol. 2011 Aug; 24 (8):1031-5.

21. Damato B, Dopierala JA, Coupland SE. Genotypic profiling of 452 choroidal melanomas with multiplex ligation-dependent probe amplification. Clin Cancer Res 2010; 16:6083-6092; Epub 2010/10/27.

22. Petrausch U, Martus P, Tonnies H, et al. Significance of gene expression analysis in uveal melanoma in comparison to standard risk factors for risk assessment of subsequent metastases. Eye (Lond) 2008; 22:997-1007.

23. Tschentscher F, Husing J, Holter T, et al. Tumor classification based on gene expression profiling shows that uveal melanomas with and without monosomy 3 represent two distinct entities. Cancer Res 2003; 63:2578-2584; Epub 2003/05/17.

24. Onken MD, Worley LA, Harbour JW. Association between gene expression profile, proliferation and metastasis in uveal melanoma. Curr Eye Res 2010; 35:857-863; Epub 2010/08/28.

25. Shields CL, Ganguly A, Bianciotto CG, et al. Prognosis of uveal melanoma in 500 cases using genetic testing of fine-needle aspiration biopsy specimens. Ophthalmology 2011; 118:396-401; Epub 2010/09/28.

26. Onken MD, Ehlers JP, Worley LA, et al. Functional gene expression analysis uncovers phenotypic switch in aggressive uveal melanomas. Cancer Res 2006; 66:4602-4609; Epub 2006/05/03.

27. Scholes AG, Damato BE, Nunn J, et al. Monosomy 3 in uveal melanoma: correlation with clinical and histologic predictors of survival. Invest Ophthalmol Vis Sci 2003; 44:1008-1011; Epub 2003/02/26.

28. Damato B, Eleuteri A, Taktak AF, Coupland SE. Estimating prognosis for survival after treatment of choroidal melanoma. Progress in retinal and eye research 2011; 30:285-295; Epub 2011/06/11.

29. Caujolle JP, Mammar H, Chamorey E, et al. Proton beam radiotherapy for uveal melanomas at nice teaching hospital: 16 years’ experience. Int J Radiat Oncol Biol Phys 2010; 78:98-103; Epub 2009/11/17.

30. Desjardins L, Lumbroso-Le Rouic L, Levy-Gabriel C, et al. Treatment of uveal melanoma by accelerated proton beam. Develop Ophthalmol 2012; 49:41-57; Epub 2011/11/02.

31. Damato B, Eleuteri A, Taktak AF, Coupland SE. Estimating prognosis for survival after treatment of choroidal melanoma. Progress in retinal and eye research 2011; 30:285-295; Epub 2011/06/11.

32. Diener-West M, Reynolds SM, Agugliaro DJ, et al. Development of metastatic disease after enrollment in the COMS trials for treatment of choroidal melanoma: Collaborative Ocular Melanoma Study Group Report No. 26. Arch Ophthalmol 2005; 123:1639-1643; Epub 2005/12/14.

33. Augsburger JJ, Correa ZM, Shaikh AH. Effectiveness of treatments for metastatic uveal

Современные тенденции в терапии увеальной меланомы: обзор проблемы

melanoma. Am J Ophthalmol 2009; 148:119-127; Epub 2009/04/21.

34. Orcurto V, Denys A, Voelter V, et al. 18F-fluorodeoxyglucose positron emission tomography/computed tomography and magnetic resonance imaging in patients with liver metastases from uveal melanoma: results from a pilot study. Melanoma Res 2011 [Epub 2011/10/27].

35. Servois V, Mariani P, Malhaire C, et al. Preoperative staging of liver metastases from uveal melanoma by magnetic resonance imaging (MRI) and fluorodeoxyglucose-positron emission tomography (FDG-PET). Eur J Surg Oncol 2010; 36:189-194; Epub 2009/09/25.

36. Lane AM, Egan KM, Harmon D, et al. Adjuvant interferon therapy for patients with uveal melanoma at high risk of metastasis. Ophthalmology 2009; 116:2206-2212; Epub 2009/09/12.

37. Voelter V, Schalenbourg A, Pampallona S, et al. Adjuvant intra-arterial hepatic fotemustine for high-risk uveal melanoma patients. Melanoma Res 2008; 18:220-224; Epub 2008/05/15.

38. Kivela T, Eskelin S, Kujala E. Metastatic uveal melanoma. Int Ophthalmol Clin 2006; 46:133-149; Epub 2005/12/21.

39. Mariani P, Piperno-Neumann S, Servois V, et al. Surgical management of liver metastases from uveal melanoma: 16 years’ experience at the Institut Curie. Eur J Surg Oncol 2009; 35:1192-1197; Epub 2009/03/31.

40. Frenkel S, Nir I, Hendler K, et al. Long-term survival of uveal melanoma patients after surgery for liver metastases. Br J Ophthalmol 2009; 93:1042-1046; Epub 2009/05/12.

41. Mavligit GM, Charnsangavej C, Carrasco CH, et al. Regression of ocular melanoma metastatic to the liver after hepatic arterial chemoembolization with cisplatin and polyvinyl sponge. J Am Med Assoc 1988; 260:974-976.

42. Huppert PE, Fierlbeck G, Pereira P, et al. Transarterial chemoembolization of liver metastases in patients with uveal melanoma. Eur J Radiol 2010; 74: e38-44; Epub 2009/05/27.

43. Schuster R, Lindner M, Wacker F, et al. Transarterial chemoembolization of liver metastases from uveal melanoma after failure of systemic therapy: toxicity and outcome. Melanoma Res 2010; 20:191-196; Epub 2010/03/26.

44. Dayani PN, Gould JE, Brown DB, et al. Hepatic metastasis from uveal melanoma: angiographic pattern predictive of survival after hepatic arterial

chemoembolization. Arch Ophthalmol 2009; 127:628-632; Epub 2009/05/13.

45. Vogl T, Eichler K, Zangos S, et al. Preliminary experience with transarterial chemoembolization (TACE) in liver metastases of uveal malignant melanoma: local tumor control and survival. J Cancer Res Clin Oncol 2007; 133:177-184; Epub 2006/10/06.

46. Sato T, Eschelman DJ, Gonsalves CF, et al. Immunoembolization of malignant liver tumors, including uveal melanoma, using granulocyte-macrophage colony-stimulating factor. J Clin Oncol 2008; 26:5436-5442; Epub 2008/10/08.

47. Yamamoto A, Chervoneva I, Sullivan KL, et al. High-dose immunoembolization: survival benefit in patients with hepatic metastases from uveal melanoma. Radiology 2009; 252:290-298; Epub 2009/06/30.

48. Fiorentini G, Aliberti C, Del Conte A, et al. Intra-arterial hepatic chemoembolization (TACE) of liver metastases from ocular melanoma with slow-release irinotecan-eluting beads. Early results of a phase II clinical study. In Vivo 2009; 23:131-137; Epub 2009/04/17.

49. Richard D. Carvajal et al. Phase II study of selumetinib versus temozolomide in Gnaq/Gna11 mutant uveal melanoma Clin Oncol 31, 2013 (suppl; abstr CRA9003)

50. Kennedy AS, Nutting C, Jakobs T, et al. A first report of radioembolization for hepatic metastases from ocular melanoma. Cancer Invest 2009; 27:682-690; Epub 2009/02/17.

51. Gonsalves CF, Eschelman DJ, Sullivan KL, et al. Radioembolization as salvage therapy for hepatic metastasis of uveal melanoma: a single-institution experience. Am J Roentgenol 2011; 196:468-473; Epub 2011/01/25.

52. Richard D. Carvajal et al. effect of selumetinib vs chemotherapy on progression-free survival in uveal melanoma: a randomized clinical trial. JAMA 2014 jun 18, 311 (23):2397-405. Doi: 10/1001/ jama.2014.6096.

53. Phase I study of hepatic arterial melphalan infusion and hepatic venous hemofiltration using percutaneously placed catheters in patients with unresectable hepatic malignancies. J Clin Oncol 2005; 23:3465-3474; Epub 2005/05/24.

54. Pingpank JF, Hughes MS, Faries MB, et al.

A phase III random assignment trials comparing percutaneous hepatic perfusion with melphalan

(PHP-mel) to standard of care for patients with hepatic metastases from metastatic ocular or cutaneous melanoma. J Clin Oncol 2010; 28 (suppl; abstr LBA8512):18s.

55. Bedikian AY, Legha SS, Mavligit G, et al. Treatment of uveal melanoma metastatic to the liver: a review of the M. D. Anderson Cancer Center experience and prognostic factors. Cancer 1995; 76:1665-1670.

56. Pons F, Plana M, Caminal JM, et al. Metastatic uveal melanoma: is there a role for conventional chemotherapy? A single center study based on 58 patients. Melanoma Res 2011; 21:217-222; Epub 2011/04/07.

57. Schmittel A, Schmidt-Hieber M, Martus P, et al. A randomized phase II trial of gemcitabine plus treosulfan versus treosulfan alone in patients with metastatic uveal melanoma. Ann Oncol 2006; 17:1826-1829; Epub 2006/09/15.

58. Chan KR, Gundala S, Laudadio M, et al. A pilot study using sunitinib malate as therapy in patients with stage IV uveal melanoma. J Clin Oncol 2008; 26.

59. Kimple AJ, Bosch DE, Giguere PM, Siderovski DP. Regulators of G-protein signaling and their Galpha substrates: promises and challenges in their use as drug discovery targets. Pharmacol Rev 2011; 63:728-749; Epub 2011/07/09.

60. Ardjomand N, Schaffler G, Radner H, El-Shabrawi Y. Expression of somatostatin receptors in uveal melanomas. Invest Ophthalmol Vis Sci 2003; 44:980-987; Epub 2003/02/26.

61. Van Der Velden PA, De Lange M, Da Silva CG, et al. C-Met signaling and preclinical analysis of Crizotinib in uveal melanoma. Acta Ophthalmol 2011;89.

62. Leyvraz S, Keilholz U. Ocular melanoma: what’s new? Curr Opin Oncol 2012; 24 (2):162-169.

dr.Mirokov

Комментарий читателя: