Борьба с метастазирующей меланомой

Одна из агрессивных, опасных болезней меланома с метастазами, выявленная на ранней стадии возникновения, оставляет шанс на благоприятный исход. Побороть панику, незамедлительно обратиться к врачу – специалисту, чтобы задержать развитие – главная задача больного.

Метастазы — опаснейшие осложнения онкологии

Как нейтрализовать заболевание, можно ли победить метастазирование меланомы, этими вопросами задаются граждане, впервые услышав грозный диагноз. Какие прогнозы ставит медицина.

Что такое меланома

Метастазирования появляются в виде маленькой припухлости на коже. Из-за безобидного вида, и отсутствия болезненных ощущений вначале, меланоме не придают значения.

Но, она является самой беспощадной в онкологии. Между первой стадией, когда болезнь поддается лечению, и третьей, лишающей организм сил к сопротивлению, проходит очень короткий период (не более 1–2 лет).

Образовываясь в верхних слоях кожи, метастазы меланомы стремительно развиваются и прорастают внутрь организма. Прогноз обычно неутешительный, если пациент обратился за медицинской помощью очень поздно.

Меланома, не пустившая корни – метастазы, имеет хорошие перспективы на исцеление (90% случаев). Дальнейшая профилактика включает обязательное наблюдение у врача, самостоятельное обследование кожных покровов и прием препаратов, содержащих железо.

Меланома не пустившая метастазы легко поддается лечению

На что обратить внимание до диагностирования меланомы

Подозрение на злокачественность новообразования вызывают изменения кожи при визуальном осмотре. Признаки, выявленные при самодиагностике:

  • форма, приподнятая над поверхностью кожи;
  • изменившиеся размеры родинок, пятнышек, скорость их роста;
  • границы краев неровные;
  • асимметричный контур (половинки опухоли различаются по величине);
  • размеры, диаметром свыше 5 мм;
  • окраска явно отличается оттенком.

Эти простые правила, объединенные названиемФИГАРО, сложившимся из первых букв, просты и доступны. Выполнение их не занимает долгого времени, но позволяет жить, сохраняя активность до глубокой старости.

Если обнаружены тревожные знаки, назначается глубокое обследование, по результатам которого ставится диагноз и прогноз на будущее.

Возраст человека с заболеванием метастатическая меланома, ежегодно снижается. Нередко встречается у молодежи от 15 до 35 лет.

Ассимметричность родинки — признак меланомы

Органы, поражающиеся метастазами меланомы

Возникают метастазы при меланоме не всегда. Редко они наблюдаются при тонком новообразовании (до 0,76 мм толщиной). Чем больше этот показатель, тем хуже прогноз.

Раковые «корни» поражают:

  • лимфатические узлы;
  • подкожные ткани, кожу;
  • головной мозг;
  • легкие;
  • печень;
  • кости.

Первые два пункта в совокупности составляют около 55% из ста случаев. Повреждения простаты, долгое время заставляет сильный пол скрывать заболевание, и приводит к трагедии. Если не откладывать начало лечения предстательной железы, то есть шанс сохранить тонус, активность, бодрость. Вопрос, сколько живут люди, победившие меланому с метастазами, интересует многих только на последних стадиях болезни.

Жизнь, она для каждого своя. И только от нас зависит, какой она будет.

Быстрое распространение клеток рака по лимфогенной, кровеносной системам, обуславливает проникновение метастазов в легкие. Бессимптомное протекание болезни, долго не вызывает неприятных ощущений у заболевшего человека. За это время происходит метастазирование организма. Онкология вызывает грудной кашель с кровяными вкраплениями в мокроту, боль в груди, температуру, общее ухудшение здоровья. Обнаруживается при рентгеновском исследовании.

Метастазы меланомы в голове дают самые сложные последствия. И чаще других болезнь завершается летальным исходом. Головная боль, нарушенная координация, частые перемены настроения, потеря памяти, затруднения с речью, разница зрачков, общая слабость – все это симптомы рака головного мозга. Могут нарушиться зрительные, двигательные функции. Сильно страдает психика человека.

Случаи опухолей конечностей происходят реже.Костная ткань имеет локальное повреждение, разрушается, болит. Период выявления иногда длится до 20 лет. Диагностирование метастазирующих меланом происходит уже на 4 стадии, выживаемость сводится к нулю. Чаще всего повреждаются:

  • позвоночник;
  • ребра;
  • кости черепа;
  • бедренная кость;
  • грудина;
  • таз;
  • лопаточная область.

Костные метастазы редко выявляются, как самостоятельное заболевание. Оно проявляется вместе с раком внутренних органов, проникновением в кожу.

Метастазы часто поражают печень

Стадии меланомы

Правильный, своевременный диагноз сохраняет жизнь пациенту. Но к сожалению, рак имеет рецидивы. Он может вернуться к прежнему месту, или образовать новое.

Транзиторные метастазы развиваются из раковых клеток в подходящей микросреде, попадая через лимфу, кровь.Представляют собой узелки, рецидивирующие очаги. Определяются биопсией. Отсроченные, не проявляющие активности в данный момент, метастазы удаляются хирургическим путем.

  • Нулевая (0). Новообразования возникают только во внешнем кожном слое, не проникают вглубь.
  • Первая (I). Эпидермис может быть изъязвлен, опухоль не больше 1 мм. Иногда до 2 мм, с отсутствием язвочек. Не затрагивает соседние лимфатические узлы.
  • Вторая (II). Клетки меланомы толщиной 1–2 мм (иногда больше), поверхность покрыта язвами, не повреждает близко расположенные лимфоузлы, как и стадия I.
  • Третья (III). Проявляется на тканях, близких к очагу. Раковые клетки обнаруживаются в нескольких лимфоузлах. Иногда метастазы выходят за границы опухоли, но не распространяются на лимфоузлы.
  • Четвертая (IV). Повреждает органы, кожу, лимфатические узлы, расположенные далеко от центральной меланомы. Распространяется по всему организму.

Легче подвергаются заболеванию люди с множественными веснушками, родинками, повышенной реакцией на солнце.

Нулевая стадия меланомы — опухоль располагается во внешнем слое кожи

Методы лечения метастазирующей меланомы

Злокачественные опухоли диагностируются с помощью анализов по метастазам. Их отсутствие не всегда позволяет определить точный диагноз, и давать прогноз пациенту. Слабовыраженная симптоматика на начальном этапе приводит к тому, что больные обращаются к медикам, уже потеряв значительное время.

Остановить распространение метастазов при меланоме, и повысить шансы на выживаемость можно:

  • Хирургическим (радикальным) методом. Полным удалением основного очага (иногда поврежденного органа).
  • Облучением (условно — радикальным способом). Его применяют только в том случае, когда меланома операбельна, доступно расположена, нет противопоказаний со стороны сердечно-сосудистой, респираторной систем. Лучевая терапия снижает метастазирование организма. Она бесполезна при поражениях головного, костного мозга, печени. Параллельно вводят химиопрепараты.
  • Паллиативной помощью, временно облегчающей страдания больного, на некоторый период устраняя симптомы. Назначаются обезболивающие медикаменты, небольшие операции, детоксикация, психотерапия.

Сегодня основные методики, сдерживающие распространение метастазов, это химиотерапия и облучение.Лечение меланомы очень сложный процесс. Медицина не стоит на месте, производятся новые лекарства, применяются современные методы. Но нет пока вакцины, гарантирующей исцеление от рака. Только ранняя диагностика, скорейшая нейтрализация болезни, могут продлить качественное течение жизни.

10 ФАКТОВ О МЕЛАНОМЕ

Многие люди что-то слышали омеланоме, но подавляющее большинство не знает даже самых базовых вещей, касающихся этого вида рака. А ведь знание может стать наилучшей защитой от многих болезней, включая и эту.

1. Злокачественная меланома – один из самых распространенных типов рака среди молодых людей
Вообще-то меланома это редкая разновидностьрака кожи, но по данным Американской академии дерматологии, среди молодых людей в возрасте от 25 до 29 это самый распространенный рак, а среди тех, кому от 15 до 29 – второй по степени распространенности. Виной этому регулярное использование соляриев.

2. Болезнь атакует людей с любым цветом и оттенком кожи
Действительно, чем больше пигмента в коже, тем ниже риск заболеть злокачественной меланомой, но это вовсе не дает права смуглым людям отказываться от солнцезащитных кремов.

3. Болезнь может не развиться из уже существующей родинки
Идея о том, что "плохие" родинки становятся меланомами, не поддерживается всеми экспертами. Кто-то считает, что болезнь может стартовать в этом месте, а кто-то убежден, что из любого другого места.

4. Она может появиться у человека вообще без родинок
Да, большинство первых симптомов меланомы связаны с изменением цвета, формы и размера родинок, но болезнь обнаруживают и у людей, которые их вообще не имели.

5. Она вообще может не выглядеть родинкой
Меланома может выглядеть, как царапина или синяк, который упорно не желает проходить, либо как пятнышко под ногтем на пальцах рук или ног. У легендарного музыканта Боба Марли меланому нашли именно в виде такого пятнышка под ногтем на руке, он отказался от ампутации кончика пальца, и после распространения метастазов в легкие и мозг умер в возрасте всего 36 лет.

6. Она может появиться на тех местах, которые не подвержены лучам солнца
К примеру, между пальцами руки и ног, в области подмышек, на ягодицах и гениталиях.

7. Болезнь поражает и взрослых людей тоже
Не стоит считать это болезнью молодежи, солнцезащитные крема требуются людям любого возраста. Ни у кого нет иммунитета.

8. Это наиболее смертельная разновидность рака кожи
В США от злокачественной меланомы умирает по одному человеку каждый час.

9. Но шансы высоки, если начать лечиться вовремя
Это справедливо для всех случаев рака, и меланома не исключение. Пятилетняя выживаемость для пациентов, у кого болезнь диагностировали до распространения на лимфоузлы, составляет 98%.

10. Она поражает не только фанатов солнечных ванн и соляриев
Если в вашей семейной истории имеются случаи меланомы, то вы уже в группе риска.

Эта опухоль развивается из клетокмеланоцитов, которые у здорового человека придают коже смуглый оттенок или образуют загар. В начале своего развития меланома похожа на крупную родинку, и только опытный глаз отличит более темные сегменты внутри нее. А позже, когда уже образовались метастазы, злокачественная меланома не поддается обычным препаратам против рака.

Из каждых четырех смертей от рака кожи три вызваны меланомой.Число людей, заболевших этим видом рака, растет год от года – за последние 15 лет их стало в два раза больше.

Характер этой опухоли по-прежнему до конца неясен даже для специалистов. Ведь меланоциты, пигментные клетки кожи, которые участвуют в образовании загара и родинок, ведут себя спокойно у большинства людей. И лишь у небольшого процента других вырываются из-под контроля и разрастаются, давая начало опухоли.

Почему это происходит? Вероятно, все зависит от генетики, которая определяет тип кожи и чувствительность к ультрафиолетовым лучам. Светлокожие люди, рыжие, с веснушками заболевают чаще, чем те, у кого смуглая кожа.

Обладатели множества родимых пятен подвергаются большему риску. Часто заболевают дети, для которых любой перегрев на солнце оборачивается солнечным ожогом.

Казалось бы, ясно, что развитие опухоли «подталкивают» ультрафиолетовые лучи. Но почему-то она образуется на участках тела, которые редко подвергаются солнечному облучению, например, на коже стоп или на половых органах.

И наконец, почему с каждым годом больных с черным раком кожи становится все больше? Ведь солнце как светило испокон веков, так и светит. Конечно, бывают годы солнечной активности, но от этого напрямую заболеваемость меланомой не зависит.

Сегодня не редкость и те, кто заболел злокачественной меланомой уже в 20 лет.Врачи считают, что это связано с гормональными нарушениями, которые возникают при перемещении людей в другие климатические зоны, особенно из северных областей – в южные.Сегодня люди стали более мобильны, легко меняют место жительства, и в этом есть свои плюсы, но какая-то доля роста заболеваемости меланомой, по-видимому, связана с этими изменениями образа жизни.
————————————————-

Меланома возникает в результате злокачественного перерождения меланоцитов — клеток базального слоя кожного эпидермиса (чаще всего тех, которые содержатся в родимых пятнах). Эти клетки производят темный пигмент меланин, которому мы обязаны загаром (и, следовательно, защитой от солнечных ожогов).

Механика этого процесса любопытна и сама по себе. Меланоциты расположены в эпидермисе довольно глубоко, так что солнечные лучи их не достигают. Падающие на кожу фотоны проникают вкератиноциты— другие клетки эпидермиса, лежащие вблизи его поверхности. Если эти фотоны достаточно энергичны (сильнее всего действует ультрафиолет), они вынуждают кератиноциты секретировать гормонмеланотропин. Меланоциты обладают мембранными рецепторами этого гормона и поэтому реагируют на его появление.

Получив меланотропиновый сигнал, меланоцит приступает к выработкециклического аденозинмонофосфата, одного из важнейших регуляторов внутриклеточного метаболизма. Этот нуклеотид передает гормональное послание клеточному ядру, где в результате активируются гены, ответственные за синтез меланина. Меланиновые гранулы синтезируются в цитоплазме меланоцита и накапливаются в специализированных контейнерах — меланосомах, — которые по мере созревания (заполнения гранулами меланина) мигрируют к близлежащим кератиноцитам (для этой цели меланоциты вытягивают из своего тела особые транспортные отростки-дендриты — природа изобретательна!). Кератиноциты с наполненными меланосомами и придают коже «цвет загара».

Так в результатевоздействия ультрафиолета,стрессаинекоторых гормоновпроисходит синтез меланина и миграция меланосом, заполненных гранулами меланина, из меланоцитов в кератиноциты.

Меланома — чрезвычайно коварная и агрессивная опухоль кожных покровов. В начальной стадии ее нетрудно прооперировать, причем в этом случае вероятность полного выздоровления приближается к 100%.Однако у таких пациентов опухоли могут возникать вновь, поэтому они должны регулярно обследоваться на протяжении всей жизни.С другой стороны, неудаленная меланома быстро растет и через кровь и лимфу дает метастазы в печень и другие органы, которые почти всегда быстро приводят к летальному исходу. Поэтому ключ к спасению больного — как можно более ранняя диагностика опухоли.

Подпишитесь на НОВОСТИ и получайте эксклюзивную информацию о самых последних исследованиях по противостоянию раку. Информация доступна только подписчикам.

Победившие рак

А вот раковые опухоли, как и 290 млн лет назад, как и в наши дни, поражали множество людей. И хотя по числу жертв опухоли уступали болезням сердца и сосудов, страх перед раком ни с чем не сравним. И уж так сложилось – во всех странах, в России в том числе – об инфаркте или инсульте пациенту, его родственникам непременно сообщали, а вот раковый диагноз сопровождало неписаное табу. Почему? Диагноз "рак" равносилен приговору? Потому нередко врачи не сообщают о диагнозе самому пациенту, а решение говорить или не говорить о диагнозе оставляют на откуп родственникам.

Вернусь, однако, к тем временам, когда не было Интернета и мобильных телефонов. Мой отец накануне своего 69-летия, это 1972 год, стал мучиться от болей в животе. Мы обходили специалистов, клиники, ему проводили исследования, делали бесконечные рентгеновские снимки. Тщетно. Но очередной рентген в московской Первой Градской больнице показал: обширный рак желудка и части пищевода. Операция. Удалили весь желудок, часть пищевода. И тут заявил о себе удивительный феномен, который присутствует, пожалуй, только среди онкологических пациентов. Вот он знает, что лежит в онкоклинике, знает, что ему по поводу рака проведена операция. Часто еще и химиотерапия, и лучевое лечение. Но вопреки всему пациент где-то в подсознании не верит в диагноз. Мой отец, умудрившийся просто сбежать из реанимационной палаты, в которую был помещен после операции, оправдывал свой поступок: "Там у всех рак. А у меня полипы. Зачем мне лежать вместе с ними?"

Мне – не отцу! – вручили выписку из истории болезни, где было указано и какой рак, и какая операция проведена, и рекомендации. А через всю справку жирным красным фломастером резолюция: "На руки не выдавать!" Я спрятала этот вердикт в своем шкафу, чтобы отец не увидел, чтобы не узнал. И вот еще один парадокс. У нас в семье не принято заглядывать в чужие шкафы. Но отец не только заглянул, но и нашел среди белья эту самую справку. Казалось бы, все стало ясно. Он кричал: "У меня рак. Я знаю". Но где-то, опять же, в подсознании в это не верил. Вышел на работу. Упорно игнорировал лифт, и на 6-й этаж поднимался пешком. Сам жарил себе картошку на свином сале. После такой трапезы начинали мучить боли. Тогда садился на овсяные кашки и протертые супы. Когда в очередной раз ему сделали замечание, дескать, нельзя после такой операции есть жареное, возмутился: "Я это люблю". "Но надо себя ограничивать – ведь жить хочется". Ответил: "Так? Нет!"

Отец прожил 83 года. Работать перестал в 80. Не забывал посещать парикмахерский салон, где стригся и делал педикюр у "своих мастеров". Не отказывал себе в рюмке водки или коньяка, продолжал курить. Иногда мог доверительно сообщить собеседнику: "А знаете, у меня рак. Видите, как я похудел, все костюмы велики". Упорно не желал надевать новый костюм – было некое кокетство: демонстрировать, что вот он "так похудел из-за рака".

Изменилось время. Иные ныне показатели и количества больных раком, и возможности диагностики, иные результаты лечения. Но, как прежде, нет нигде в мире рецепта, как действовать при обнаружении опухоли. Да, есть тенденция информирования пациента о диагнозе. Главный онколог Москвы Анатолий Махсон считает, что раковый диагноз не должен вызывать страх, что он должен восприниматься как любой другой. Но, как и при любом заболевании, этические вопросы не уходят на задний план. А уж если речь о раке.

Какой человек сам больной? Какой человек его близкий родственник или друг? Станет паниковать? Оптимист? Как отреагирует на раковый диагноз? Уместна ложь во спасение? Но эта ложь может как бы разоружить пациента и его близких. Как же быть? Нет всеобщего рецепта.

Недавно мир потрясла история голливудской звезды Анджелины Джоли. Она в профилактических целях, зная о возможности развития рака, решилась на удаление обеих грудных желез и намерена в ближайшем будущем удалить яичники. На Западе публичные люди нередко афишируют свой раковый диагноз, чтобы развеять страх перед этим недугом. Замдиректора Российского онкоцентра им. Блохина академик РАМН Мамед Алиев говорит так: "Рак – это, конечно, не ангина, но и не окончательный приговор". Раковый диагноз не должен довлеть над человеком. Жизнь должна продолжаться.

Готовя эти заметки, позвонила замечательной актрисе, успешной во всех отношениях женщине. Месяц назад мы виделись на одном мероприятии. Она, как всегда, была элегантна, в центре внимания. Лет 15 назад ей по поводу рака груди удалили железу. Сделали пластику. Но говорить в газете на эту тему актриса категорически отказалась. Сказала мне очень важную, на мой взгляд, фразу: "У меня нет никакого диагноза!" И это тоже позиция. Позиция, с которой надо считаться.

Не все, к кому обращалась с предложением рассказать о том, как живут с раковым диагнозом, согласились беседовать на эту щекотливую тему. Говорили: "Да в Интернете об этом уже столько сказано".

Глядя на Александра Буйнова, сложно поверить, что он перенес серьезную операцию по удалению опухоли предстательной железы. От вопросов журналистов обычно отшучивается. Всем бы такой заряд оптимизма!

Некоторые, просившие не называть фамилию, произносили примерно такую фразу: "Я не имею права капитулировать перед страшной болезнью!" Коварство рака в том, что он может вернуться. Снова мучить. И потому так важно не капитулировать.

Дарья Донцова в последнее время воспринимается не только как известная писательница, но и как человек, победивший рак. Подробно рассказав о своей болезни, о том, как преодолевала ее, она стала символом воли к жизни, веры во спасение. Донцова повторяет, что рак – не приговор, и личным примером демонстрирует правоту этих слов. Буквально внушает всем: просто нужно лечиться и делать это вовремя. В одном из интервью она сказала6 "Говорю о своем излечении не ради пиара, а чтобы люди верили: вылечиться можно. И вели себя разумно. Неужели так трудно женщине раз в полгода пойти и обследоваться у маммолога? Я этого не делала, потому и дошла до 4-й стадии рака. Хочу, чтоб другие мою ошибку не повторяли".

Писательница Людмила Улицкая на презентации своей книги "Священный мусор", в которую включен очерк, посвященный ее борьбе с раком, сказала, что рак – это болезнь, к которой она была готова, что это как Новый год: ты знаешь, что он наступит, и ты его встречаешь. "Эта проблема не свалилась на меня неожиданно. Я происхожу из "раковой" семьи: практически все, за очень небольшими исключениями, умирали от рака. Я внутренне была готова к тому, что настанет момент, когда мне это скажут. Каждый человек оказывается в ситуации, когда он понимает: жизнь может кончиться завтра и что надо прожить этот кусок жизни достойно".

Онкологические болезни, спасение от них – проблема из проблем. Во всем мире. А в России она острее еще и потому, что в ситуацию вмешивается удивительный российский менталитет со своим извечным "авось пронесет". Вот не припомнить, сколько раз говорено, написано о том, что после 40 лет ежегодный визит к урологу обязателен. Это постоянно повторяет и главный уролог РФ Дмитрий Пушкарь. Убеждена: большинство тех, кому за 40, не припомнят, когда были у уролога. Особенно мужчины.

Но уж если совсем начистоту, то часть вины все-таки за службой здоровья. От визита к врачу людей останавливает невозможность без проблем получить квалифицированный совет, эффективную помощь. И чем дальше от Москвы, тем больше таких проблем.

У каждого пациента своя ситуация, с которой нельзя не считаться. А еще беда: нет доверия к врачу. Обращаются к нему, когда уж совсем приспичит. Да и квалификация специалистов подчас такова, что рак пропускают. Потому так много запущенных стадий болезни. Сколько горьких исповедей больных раком о том, что вот регулярно посещали медиков, а опухоль обнаружили лишь на 4-й стадии. Как такое объяснить? Впрочем, не объяснять надо – меры принимать надо.

Почему решили завести разговор о том, сообщать или не сообщать пациенту, его родным онкологический диагноз? Почему так важно, что о нем в открытую чаще стали говорить люди публичные? Да все по одной причине: пожалуйста, берегите себя! Конечно, здоровье – особая, очень интимная сфера жизни. Не каждый способен "обнародовать" сбои в ней. А уж если это касается заболеваний предстательной железы у мужчин или рака матки или яичников у женщин, тем более. Урологи, гинекологи постоянно сталкиваются с тем, что даже самые близкие их пациентам люди знать не знают о страданиях мужа, жены, матери, отца. Нередко просят врача не сообщать об истинном диагнозе членам семьи. Как поступать врачу? Вопрос на засыпку? Врач обязан быть еще и психологом? Обязательно. Но еще важнее, чтобы вся система оказания медпомощи работала на пациента, на охрану его здоровья. Этим, увы, мы похвастаться не можем.

Показательный пример. У подруги двойное гражданство – российское и канадское. В Канаде обнаружили у нее рак грудной железы. Быстро, в условиях амбулатории, обследовали и назначили день и час операции. Пациентка приехала в этот день рано утром в клинику. А в час дня ее прооперировали. Она до сих пор не знает, кто именно. Удалили грудную железу. На другой день выписали. Какое-то время наблюдали дома: приходила медсестра, звонил лечащий врач. Никаких осложнений. Было это 8 лет назад. За 3 года до операции похоронила мужа. А вскоре после операции вышла замуж. Счастлива в новом браке. Ходит в бассейн, путешествует. Но в определенное время она должна пройти проверку в клинике, где ее оперировали. Пропустить нельзя. Система помощи не терпит нарушений.

У меня, медицинского обозревателя, часто спрашивают: в какую клинику пойти, к какому врачу обратиться? Все по той же причине: нет доверия к службе здоровья. Ситуация, когда пациент даже не знает, кто провел операцию, для нас просто нонсенс. А уж если речь об онкологии – тем более.

И еще об одном, о чем тоже не принято говорить вслух. Иногда лечение онкобольного разоряет и его самого, и его близких. Ведь оно стоит от 30 тыс. до десятков миллионов рублей. Зависит от стадии заболевания. Пациента, у которого ранняя стадия опухоли, как правило, достаточно прооперировать, и он поправился. В таких ситуациях достаточно 40-50, ну 70 тыс. рублей. Другое дело, когда запущенная стадия. Когда кроме операции надо применять лучевое воздействие, химиотерапии. Тут траты до бесконечности.

Квалифицированную помощь может получить большинство пациентов. А вот дальше начинается: в основном дорогостоящие препараты не вылечивают, но продлевают жизнь. Нельзя сказать, что если данный препарат пациент не получит, то он умрет. А если получит, то поправится. Есть патологии, которые можно вылечить. Например, хорионэпителиома матки. От этой злокачественной опухоли раньше 95% женщин умирали. Теперь лекарства вылечивают 98%. Более того, после такого лечения они могут рожать. Но это очень редкое заболевание. А если брать массовые болезни, тут в основном все зависит от стадии, тут речь о продлении жизни. И это продление, особенно когда оно касается детей, стоит очень дорого.

Наше здравоохранение, да и не только наше, не в состоянии нести такое бремя расходов. Потому так важно, что публичные люди не только вслух говорят о своих онкологических болезнях, но становятся действующими лицами, создателями различных благотворительных фондов, помогающих онкологическим учреждениям, конкретным пациентам. Без благотворительности онкологическая служба обойтись не может. Лечить на современном уровне без помощи благотворителей, только на государственные деньги, к сожалению, невозможно.

. Когда-нибудь умереть не страшно. Страшно умереть вот сейчас. Раньше считали, что рак неизлечим, что его вовсе не надо лечить. Сегодня, говорит директор Онкоцентра им. Блохина Михаил Давыдов, излечиваются 60%. А 40%?

Постоянно приходят сообщения о новых противораковых препаратах. Из миллиона предложенных хорошо если один войдет в клиническую практику – настолько коварны раковые клетки. Тому, кто создаст средство избавления от рака, надо бы поставить золотой памятник. Вот только доживем ли мы до того момента, когда появится противораковая вакцина?

В мире каждый год онкологический диагноз ставится 10 млн пациентов, т.е. 27 000 человек в сутки.

В нашей стране на онкоучете состоят 2,5 млн человек

За последние 10 лет прирост заболевших раком составил 15%.

А еще от рака излечились певец Александр Медведев (Шура), журналистка Маша Гессен, телеведущий Юрий Николаев, экс-солист группы "На-на" Владимир Левкин, актер Эммануил Виторган, солистка ансамбля "Золотое кольцо" Надежда Кадышева, рокерша Светлана Сурганова, певица Аида Ведищева, звезда фильма "Семь невест ефрейтора Збруева" актер Семен Морозов, тренер фигуристов Елена Чайковская, теннисистка Алиса Клейбанова и тысячи других, менее известных людей. Так что еще раз: рак излечим!

У нас чаще всего встречается рак легких и желудка.

Наиболее распространен в мире рак легких: ежегодно регистрируется более 1 млн заболевших. В РФ число диагностированных случаев рака неуклонно растет. Наиболее частые локализации опухолей: трахея, бронхи, легкие (13,3%), кожа (12,5%, включая меланому), желудок (10,2%), молочная железа (10,1%). Риск развития рака до 75 лет в России для женщин – 19,8%, для мужчин – 27,5%. Если же взять тот же риск до 60 лет, то он заметно ниже – 8,2% для обоих полов.

Каждый год 4 февраля отмечается Всемирный день борьбы против рака. Цель этого международного дня – повышение осведомленности о раке как об одном из самых страшных заболеваний современной цивилизации, привлечение внимания к предотвращению, выявлению и лечению этого недуга. Ведь известно, что возникновение 43% раковых заболеваний можно было бы предотвратить с помощью таких норм здорового поведения, как: ограждение доступа к курению, борьба с этим явлением; физическая активность, сбалансированная, здоровая пища; вакцинация против вирусов, вызывающих рак печени и шейки матки; избегание длительного пребывания на солнце и в соляриях.

История девочки, победившей рак: «Это был мой персональный Чернобыль. »

Кто победил рак, тот — Таня!

25.01.2016 в 19:14, просмотров: 24307

«Меня зовут Таня Белькова. У меня рак груди.

Мне тридцать один год. У меня трое детей. Пете — одиннадцать, Вите — семь, Маше — пять. Я работаю, и у меня рак груди.

Я была лысая, я была некрасивая. Но есть косметика, чтобы нарисовать брови. Красивые платочки отлично смотрятся на голове без волос. Я знаю много способов, как спрятать лицо болезни.

Да, рак — это больно. Но не страшно и не унизительно. Я сама прошла этот путь»

Мы встречались с Таней в апреле, когда она делала «красную» химию. Невысокая, тоненькая, как веточка, бледная. Ни волос, ни ресниц, ни бровей. Мы сидели в кафе, и я старалась не смотреть, с каким трудом ей дается каждый кусок. Но от этой хрупкой девушки исходил такой мощный поток энергии, что я не сомневалась: она выскочит из этой страшной передряги.

Договорились о новой встрече после того, как отступит болезнь. И вот восемь месяцев спустя мы опять встречаемся в кафе. Я с трудом узнаю в модельно красивой девушке, на которую заглядываются мужчины, ту замученную болезнью тень. Нет, она по-прежнему весит 42 килограмма вместе с одеждой, и талию можно перехватить сомкнутыми руками, но эта мальчишеская стрижка, сияние глаз, свежесть кожи — неужели так бывает?

Тогда она обещала лечащему врачу-онкологу испечь свой фирменный тортик в сентябре.

— Ничего не испекла. Четыре «красные» химии я работала. После каждого сеанса несколько дней ничего не ела, чтобы не тошнило от запаха еды. Пила только свежевыжатые соки. Поднимаешь себя любым способом и идешь работать. Думала, вот все закончится, и я буду печь торты в полную силу.

Потом начались таксаны — еще четыре химии, и у меня съело руки. Мне всегда везет на побочные эффекты. Кожа слезала как перчатка. Пальцы потеряли чувствительность, и она пока не восстановилась. Не могу пользоваться иголкой, потому что не чувствую: взяла ее или нет?

Я теперь даже не боюсь сдавать кровь из пальца! Но работать в таком состоянии было невозможно. Я надевала тканевые перчатки, потом резиновые, чтобы иметь возможность детям хотя бы завтрак приготовить. На этом с тортами все закончилось. Единственный торт я приготовила Пете на день рождения. Я делала его три дня. Обычно за это время я успевала испечь 30 тортов.

— Сил не было?

— Не было. Они исчезли, когда началось облучение. Там ведь не только ожог, еще и лейкоциты падают. Спать хотелось адски. В семь утра я детей будила в садик. Отводила, возвращалась домой и спала до пяти. А потом везла детей на разные развивающие занятия. Летом один благотворительный фонд подарил нам путевку на море. После отдыха я снова начала печь торты. Они хорошо расходились, а потом наступил день, когда я бисквиты поставила и поняла, что у меня нет сил их собрать. Они простояли два дня, и я все выбросила. Один раз пекла капкейки, и мне тяжело было держать миксер. Маше еще справила розовый торт, как она мечтала, а на Витин день рождения уже не смогла. Впервые сама заказала торт. Его никто не стал есть.

— Но вот лечение, наконец, закончено. Наступило такое долгожданное выздоровление.

— Не выздоровление, а ремиссия. Все люди, которые проходят лечение от рака, ждут этого волшебного слова «ремиссия». Тебе сказали: «У тебя ремиссия, и, значит, ты здоров!» Неправда. Лучи сжигают сердце, легкие, трахею. Химия разрушает печень. Получается, что все внутренние органы, которые отвечают за наше здоровье, сильно пострадали. Их надо восстанавливать.

Нужна реабилитация, которую наше государство еще не придумало для онкобольных. Спортсмены после травм, люди после инсульта проходят реабилитацию. И после рака нужно время, чтобы истощенный и отравленный химиотерапией организм смог восстановиться.

Из-за того, что гормональный фон сел, у меня приливы, как у женщин в климаксе, кашель, с которым ничего пока не могу сделать. У меня, например, нет определенного процента костной массы, и когда долго сидишь, чувствуешь, как давит позвоночник. Надо либо нарастить мышечную массу путем занятий, либо носить корсет. Я выбрала тренировки, и уже через две недели после лучей пришла в спортзал. Сейчас я хорошо выгляжу, но для этого мне пришлось кучу сил потратить.

— Красивая стрижка. Новые волосы быстро отросли?

— Когда обещают, что волосы начнут расти через две недели после химии, это неправда. Я закончила химию 27 июля, в сентябре только начали появляться первые «пенечки». Волосы росли седые, виски были все белые. Дольше всего ресницы восстанавливались. Они растут сначала прямо, а потом веером во все стороны. Хрупкие, ломкие. Интересная вещь произошла с бровями. Я выщипала брови один раз. Они больше не растут.

— Таня, я смотрю: в визитной карточке новая профессия — консультант по красоте.

— Я даю консультации по подбору косметических средств одной компании. Зажать кисточку между пальцами можно. (Демонстрирует.) Мне ведь надо показать клиентам, как за собой следить, как правильно подобрать уход. Это моя работа. Сначала я говорю, сколько мне лет, сколько у меня детей и что я прошла за этот год. Все в шоке. Никто не верит. Мне всегда нравилось делать людям праздник. Если я не могу их накормить, то в моих силах сделать их красивыми. У меня есть несколько подруг по диагнозу, которым я деньгами помочь не в состоянии, но могу поддержать косметической продукцией. Сохранить красоту очень важно, чтобы потом, когда ты закончишь лечение, было не страшно смотреть на свое отражение в зеркале.

А к тортам еще вернусь. Очень хочу печь! До сих пор смотрю чужие картинки в Интернете, и у самой куча новых идей. Если косметика, которой я сейчас занимаюсь, — все-таки чужой продукт, то торты мои с нуля. В них моя душа.

— Операция, химиотерапия, лучевая терапия — долгий и тяжелый путь. Что чувствует человек, когда начинается обратный отсчет?

— Ты живешь, борешься. Это как до моря идти пешком из Москвы. Тяжело, больно, ботинки износились, и вот ты зашел в синие волны по колено и не знаешь, что делать дальше. Это похоже на синдром возвращения с войны, как у афганцев. Есть два типа людей: такие, как я, которые говорят: живем дальше, причем лучше, чем раньше! Будем получать новые впечатления, смотреть хорошие фильмы, гулять. Общаться с людьми, которые могут себя преодолеть, кто сам себя вытащил из кризиса — любого.

Другие думают: а вдруг я заболею снова? Значит, спорт нельзя, бассейн нельзя, все нельзя! Человек засунул себя в кавычки: «инвалид».

Я знаю, у меня есть сегодня и есть завтра. Все может сломаться в любой момент.

— Ремиссия — зыбкое слово.

— Рак — это не ангина и не перелом, которые без причины не повторятся. Ремиссия означает, что болезнь в активной форме отсутствует. Она ушла на год, на пять лет, на всю жизнь у кого-то. У меня была знакомая, Катя из Новосибирска. Три месяца назад она написала, что у нее ремиссия. А потом — рецидив. Больница. Катя умерла за несколько дней до Нового года. Ей было чуть за тридцать. Раньше рак молочной железы встречался у женщин после 45 лет, а сейчас болеют мои ровесницы. Почему? Я маленькая, худая, с тремя детьми, спортивная, вегетарианка. А люди с лишним весом, алкоголизмом, курящие с 13 лет, лежебоки в порядке, у них максимум холестерин и сердце.

— Вы с Катей не были знакомы в реальной жизни?

— Нет, общались только в социальных сетях. Тот день, когда ее не стало, так и стоит у меня перед глазами. Мы с мамой отправились за покупками по магазинам. Мерили сапоги, выбирали подарки, веселились. SMS с известием о смерти Кати пришло, когда я ехала в метро домой. Я была накрашена, тушь с ресниц стекала в воротник. Поняла, что мне надо туда, в Новосибирск. Просто почтить память человека.

. После тяжелого лечения, за пару дней до Нового года она бросила все свои дела и полетела через полстраны, в ночь, чтобы попрощаться. Положить букет роз.

В морге, у гроба, она вдруг осознала, что, по сути, могла быть на месте этой молодой женщины. Тоже получить рецидив, и тогда два варианта: либо бороться, либо умереть.

— Я посмотрела в глаза своему страху и поняла, что я его не боюсь. Значит, можно идти дальше. Это как темная комната. В нее только зайти страшно, а потом нормально. У Кати было очень красивое, умиротворенное лицо, и я поняла, что больно не ей, а тем, кто остался. Ее ребенку, который перед Новым годом потерял маму, ее мужу. Я видела его глаза, он был в нее очень влюблен.

. Скажу прямо: я редко встречала людей такой степени открытости, как Таня Белькова. Это, конечно, одна из причин невероятной популярности ее Инстаграма. Подписчики, а их около 35 тысяч, каждый день читают летопись ее жизни как роман.

Открытость — это еще и незащищенность. И даже такой сильный человек, как Таня, иногда не выдерживает, когда читает злобные и завистливые комментарии. Был момент, когда она брала тайм-аут в Сети, чтобы просто перевести дух.

— В новосибирском аэропорту я зашла в Интернет. Думала, мне скажут: «Таня, ты молодец, что полетела. Купи за нас букет Кате!» Написали, что я поехала на похороны пиариться.

Когда я впервые после долгого перерыва пошла в спортзал и сделала пост о первой тренировке, мой Инстаграм просто взорвался негативом. Люди писали: «Если у тебя есть силы ходить в зал, почему ты не можешь печь торты?» Как объяснить, что это разные вещи?

Они не могут простить, что я выздоровела. «У тебя больше нет рака? Хорошо, но ты должна быть нищая, жалкая, страшная».

Приходили смотреть, как я умираю. Мама троих детей, без мужа, с кучей диагнозов, без денег, печет торты. Перестанет печь — умрет с голода. Первые четыре химии я пекла нон-стоп по 10 тортов. Недосыпала, упали показатели крови, и я поняла, что надо снизить активность. Но зато мы продержались лето. Когда я выкладывала фотки с химии, где у меня в вене катетер, мне была обеспечена куча лайков. Как только картинка сменилась и меня перестало быть жалко, все изменилось.

«Почему ей подарили море?» «Зачем ей солнце после химии?» Такие вопросы. На солнце нельзя с одним типом рака — с меланомой. А для таких, как я, есть куча защитных кремов, шляпы, платки. Я брала с собой зонтик. Солнце касалось моей кожи только когда я ходила плавать. Я прокатилась на всех горках, с диким визгом!

Троллят подружки по диагнозу: либо кто болеет сейчас, либо кто тоже выздоровел, но живет не такой жизнью, как я. Они не понимают: почему у меня есть силы пойти в театр или в кафе, а на торты — нет? Красиво одеться, сидеть в кресле и пить кофе — это легко. Попробуйте. А печь нон-стоп в жаре — это очень трудно.

— Наверное, это издержки популярности. И хороших людей все-таки намного больше. Именно они поддерживали в самое тяжелое время и словом, и деньгами.

— Конечно! И я безмерно им благодарна. Какие-то магазины присылали платья и другую одежду, а одна брендовая компания подарила дубленку. Я только потом узнала, сколько она стоит. За время болезни у меня собралась целая коллекция красивых платочков и косыночек. Я их берегу.

У меня появился друг, которому можно в полчетвертого утра отправить SMS с просьбой забрать меня из другого города, и он ответит: «Я могу выехать сейчас же!»

Однажды я написала в Инстаграм: «Друзья, а если у вас будут ненужные билеты в театры или на выставки (детские и взрослые), мы с тройней бы с удовольствием сходили. Они сейчас стали такие любознательные! Нужно куда-то водить по выходным, иначе вот как сегодня будет — я весь день в пижаме, нежно жалею себя перед завтрашними процедурами. Будет мне персональный Чернобыль. Страшно немного. Боюсь ожога под мышкой, так как там шов заживал долго и болезненно». Мне дарили билеты, кидали ссылки на скидки или бесплатные спектакли.

На детские дни рождения незнакомая команда аниматоров помогала устроить сказочные праздники с воздушными шарами. На днях побывали с детьми в «Москвариуме» на ВДНХ. А когда мне надо было заработать на лучевую терапию, а печь торты я уже не могла, одна подписчица просто перевела мне эти деньги и написала: «Таня, пеки, сколько захочешь, но деньги у тебя уже есть!»

— В общем, хочешь вылечиться — ищи деньги! А что же бесплатная медицина?

— Бесплатная медицина — это равнодушие, конвейер. Если повезет, то попадется человечный, добросердечный врач, который скажет, как надо действовать. А не повезет — будет равнодушный «белый халат», которого все достали. Я своего врача сначала даже боялась, пока не поняла, что мне от него ничего не надо.

Диспансер дал мне инвалидность на год. Эта розовая бумажка дает право на инвалидную наклейку для машины и пенсию 12 тысяч. Меня спросили: «Сколько химий сделали?» — «Восемь!» — «А если бы шесть, дали бы третью группу без пенсии! Инвалидность надо каждый год подтверждать».

Онкоцентры — это особый мир, с его вечно холодными, промозглыми коридорами, где всегда мерзнешь. Там пахнет лекарствами, болью и страхом. Ты сидишь в очереди на УЗИ, у тебя лейкоцитов нет, но никто не пропустит — здесь ведь все равны. Однажды было некуда сесть, и я сидела просто на полу.

Если у тебя нет денег, ты будешь ждать, когда подойдет очередь. На операцию, на УЗИ, на все. Между химией и лучевой не должно пройти полгода, в идеале надо делать сразу. Вроде как лучи по квоте, но за эту квоту я отдала сумму в конверте, чтобы не ждать.

Человек, который столкнулся с болезнью, должен первым делом искать грамотных врачей и лишь потом деньги. Друзья помогли мне оплатить лечение. Это астрономическая сумма. У меня была крутая химия и лекарства после нее, платные капельницы, когда я приходила ко времени и не ждала ни секунды. Подруги по болезни удивлялись: «Почему Таня печет торты, а мы лежим?» Катя из Новосибирска лечилась бесплатно.

— Таня, когда было особенно страшно? Когда объявили диагноз или потом? Ведь лечение от рака очень жесткое, не каждый выдержит.

— Все боятся этого диагноза на уровне холодной крови, и я тоже боялась об этом даже сказать: если скажешь, значит, примешь, а пока не говоришь, вроде как этого и нет. Но тогда надо было принять решение: я лезу в костер до последнего. Это похоже на то, как ходят по углям или по битому стеклу. Пока веришь, что преодолеешь, все получается. Идешь и не замечаешь. Как только засомневаешься, сразу ожоги и резаные раны. Так и тут.

Недавно я участвовала в одной программе на радио. Там проводили опрос среди слушателей: если бы они узнали, что у них рак, стали бы бороться или нет? Так вот, два человека из трех боролись бы, а один — нет, то есть треть сдалась бы. Это не мой путь, потому что я люблю жизнь и мне есть для кого жить.

В последний раз мне стало страшно, когда увидела толстую иглу от препарата, который надо колоть каждые 28 дней в течение пяти лет. Я подсчитала — ровно 60 уколов! Тогда я в первый раз задумалась: за что мне это все? Колоть надо в жировую ткань на животе, а у меня этой складки нет. Десять дней я на иглу смотрела. И выбросила в помойку. Есть альтернатива. Достаточно радикальная, но я ее выбрала.

— Рак — это еще и огромный опыт потерь и, как ни странно, приобретений.

— Я писала в Инстаграме, что мой рак забрал у меня несколько близких друзей, почти год активной и полноценной жизни, а еще волосы и ногти. При этом он забрал с собой аллергию на манго, которая была у меня с 7 лет (впервые дед из Индии привез нам манго, с тех пор как раз). Рак подарил мне несколько некрасивых шрамов, а заодно и несколько новых, верных и искренних друзей, подарил мне целый месяц влюбленности тогда, весной, подарил мне возможность быть собой и говорить о том, что мне кажется важным. И благодаря всем этим обстоятельствам сейчас есть такая я, более понимающая, более ранимая, более настоящая.

За время болезни я поняла, что надо искать в себе возможность не столько изменить мир, сколько свое отношение к нему. Мир не изменится. А от того, что тебе в метро улыбнулась незнакомая красивая девочка, в нем станет немного теплей.

У меня появилось это потрясающее ощущение женственности и привлекательности, когда люди смотрят не с сочувствием, а с восхищением. Я так ждала этого момента и, наконец, сожгла календарь за тот год, все страницы с датами химии и облучения.

И сейчас могу прийти и сказать: «Здравствуйте, меня зовут Татьяна Белькова. Я многодетная мама, я опять победила рак. Это круто».

P.S.Вчера Таня опять начала печь свои волшебные торты.

Заголовок в газете: Кто победил рак, тот — Таня!
Опубликован в газете "Московский комсомолец" №27016 от 26 января 2016 Тэги: Кризис, Пенсии, Смерть, Метро, Спорт, Выставки, Дети , Война, Театр Места: Москва, Вена

Звезды, победившие рак

Майкл Дуглас

За лечением актера следил весь мир. В 2010 году обладателю двух «Оскаров» поставили диагноз «рак гортани». Обнаружили болезнь на четвертой стадии. Тогда Майкл и его жена актриса Кэтрин Зета-Джонс отменили съемки и гастроли и посвятили все время лечению. Дуглас не сомневался в своей победе и победил. Сейчас актер прекрасно выглядит и намерен прожить долгую и счастливую жизнь, как и его отец.

За лечением актера следил весь мир Фото: REUTERS

Эммануил Виторган

У российского актера обнаружили рак легкого в 1987 году. Сделали операцию. Актер вспоминает, что победил недуг благодаря поддержке любимой жены и думал тогда только об одном – как бы побыстрее набраться сил. Эммануил проходил лечение в Москве и благодарен врачам за все, что они сделали.

Эммануил проходил лечение в Москве Фото: Вадим ШЕРСТЕНИКИН

Лайма Вайкуле

Латвийская певица столкнулась с раком груди в 1991 году. Лечилась в зарубежной клинике, но врачи не давали радужных прогнозов. Шанс был – 20 процентов. И Лайма в эти проценты попала, выздоровела, и с тех пор постоянно поддерживает всех, кто столкнулся со страшным диагнозом.

Латвийская певица столкнулась с раком груди в 1991 году Фото: Иван ПРОХОРОВ

Дастин Хоффман

У американского актера болезнь обнаружили на ранней стадии, и победить рак удалось. О подробностях заболевания и лечении прессе не сообщалось, сказали только, что Хоффман был прооперирован, и теперь чувствует себя хорошо.

У американского актера болезнь обнаружили на ранней стадии

Роберт Де Ниро

В 2003 году у любимого миллионами актера во время планового медосмотра нашли рак простаты. Роберту тогда было 60 лет. Врачи с радостью дали хорошие прогнозы – рак диагностировали на ранней стадии, и плюс ко всему актер был в очень хорошей физической форме. После лечения Де Ниро быстро вернулся к работе.

После лечения Де Ниро быстро вернулся к работе Фото: Сергей ШАХИДЖАНЯН

Шэрон Осборн

Жена великого и ужасного Оззи Осборна, телеведущая, писательница и мама двоих детей победила рак толстой кишки. Во время лечения вся семья находилась в депрессии. Прогнозы были неутешительными – менее 40 процентов. Но все-таки Шэрон справилась! В 2012 году из-за угрозы появления рака снова миссис Осборн удалили обе груди. Но и это не помешало ей работать, выступать и оставаться активной и очаровательной.

Жена великого и ужасного Оззи Осборна, телеведущая, писательница и мама двоих детей Фото: GLOBAL LOOK PRESS

Хью Джекман

Год назад у актера обнаружили рак кожи – меланому на носу. На многие мероприятия и фотосессии знаменитый Росомаха приходил тогда с заклеенным носом. Хью справился с болезнью, но предупредил всех своих поклонников через твиттер, что нужно проверяться и обязательно пользоваться солнцезащитным кремом.

Дарья Донцова

Диагноз «рак груди» популярной писательнице поставили, когда болезнь была уже на последней стадии. Врачи не давали прогнозов, но Дарья смогла вылечиться, а после стала официальным послом программы «Вместе против рака груди» и написала свой первый детектив-бестселлер.

Дарья смогла вылечиться Фото: Вадим ШЕРСТЕНИКИН

Кайли Миноуг

Австралийская певица узнала о том, что у нее рак, в 2005 году. Решила, что она сильная, и сможет победить. Прошла операцию и химиотерапию. Кайли удалили молочные железы. Во время лечения певица появлялась на публике в разноцветных платках на голове , сильно похудела. Несмотря на непростое время, она основала благотворительный фонд по борьбе с раком молочной железы, написала книгу и заставила миллионы женщин регулярно проходить обследование.

Австралийская певица узнала о том, что у нее рак, в 2005 году Фото: GLOBAL LOOK PRESS

Владимир Левкин

Красавец блондин, солист группы «На-На» пережил лимфогранулематоз, рак лимфатической системы. Полтора года он провел в больнице под капельницами. А потом начал жизнь сначала. Влюбился и очень захотел выздороветь! Врачи говорили, что произошло чудо.

Красавец блондин, солист группы «На-На» пережил лимфогранулематоз Фото: Мила СТРИЖ

Анджелина Джоли

Она не болела раком, но в качестве профилактики пошла на операцию по удалению молочных желез. Джоли заявила, что ее мать умерла от рака груди в 56 лет, и у нее самой есть риск заболеть – 87 процентов. После операции риск снизился до 5 процентов. Актриса и мама шестерых детей призналась, что сделала это ради своих сыновей и дочек, она не хотела, чтобы они остались без матери.

Звезды, победившие рак."Комсомолка" решила вспомнить знаменитостей, которым удалось побороть эту страшную болезнь. Мы искренне надеемся, что скоро этот список победителей пополнит Жанна Фриске

Еще больше материалов по теме:«Жанна Фриске: досье KP.RU»

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

УЧРЕДИТЕЛЬ И РЕДАКЦИЯ: АО ИД «Комсомольская правда».

Сетевое издание (сайт) зарегистрировано Роскомнадзором, свидетельство Эл № ФC77-50166 от 15 июня 2012. Главный редактор — Сунгоркин Владимир Николаевич. Шеф-редактор сайта — Носова Олеся Вячеславовна.

Сообщения и комментарии читателей сайта размещаются без предварительного редактирования. Редакция оставляет за собой право удалить их с сайта или отредактировать, если указанные сообщения и комментарии являются злоупотреблением свободой массовой информации или нарушением иных требований закона.

ВОЗРАСТНАЯ КАТЕГОРИЯ САЙТА: 18+

127287, Москва, Старый Петровско-Разумовский проезд, 1/23, стр. 1. Тел. +7 (495) 777-02-82.

dr.Mirokov

Комментарий читателя: