Факторы риска развития меланомы

а)Инсоляция (солнечное облучение) как фактор риска меланомы. Генетические факторы и факторы окружающей среды совместно участвуют в патогенезе меланомы, и определенно не все меланомы вызваны инсоляцией. Однако имеются убедительные доказательства того, что воздействие солнечного света, а точнее ультрафиолетового (УФ) облучения, является ключевым фактором окружающей среды, провоцирующим развитие меланомы, особенно в популяциях с повышенным риском. Эпидемиологические исследования указывают на тот факт, что скорее воздействие периодической интенсивной инсоляции (особенно в критические периоды детства и подросткового возраста), чем длительное непрерывное и интенсивное воздействие солнечного света играет наиболее важную роль в провокации меланомы; эта концепция названа гипотезой интермиттирующей экспозиции.

Выявление солнечных ожогов в анамнезе, в особенности с формированием пузырей и последующим отшелушиванием кожи, заменяет критерий выявления интенсивной интермиттирующей экспозиции в анамнезе. В нашем обзоре опубликованной литературы отмечена значительная положительная ассоциация между солнечными ожогами, полученными в детстве, и риском развития меланомы. Один солнечный ожог с образованием пузырей, перенесенный в детстве, удваивает шанс развития меланомы у данного человека в течение жизни. Солнечные ожоги во взрослом возрасте также увеличивают риск развития меланомы. Данные, полученные благодаря системе оценки поведения факторов риска Центром по контролю и профилактике заболеваний, показали, что около 32% всех взрослых в возрасте >18 лет и более 40% детей сообщают как минимум об одном перенесенном солнечном ожоге, определяемом как покраснение кожи более 12 часов.

Приблизительный показатель распространенности у светлокожих взрослых показывает более высокую частоту возникновения солнечных ожогов среди взрослых европеоидов, что, возможно, отражает более выраженную чувствительность этой популяции к солнечному свету или их меньшую склонность к солнцезащитному поведению.

Изучение миграции в целом показало увеличение риска развития меланомы у людей, которые провели детство в солнечных географических областях или иммигрировали в более солнечные районы. У иммигрировавших в солнечные районы в более молодом возрасте риск развития меланомы выше, чем у взрослых иммигрантов.

И, наконец, риск развития меланомы повышается при увеличении длительности проживания в солнечных районах.

Заболеваемость и смертность от меланомы среди европеоидов обратно пропорциональна широте проживания и дозе полученного УФ-облучения, что называют градиентом по широте. Самые высокие показатели заболеваемости вблизи экватора. В таких многообразных в географическом отношении странах, как США, Новая Зеландия и Австралия, заболеваемость меланомой выше в регионах, расположенных ближе к экватору. Однако на этот градиент могут влиять другие факторы риска развития меланомы. Например, в Италии жители с более интенсивной пигментацией кожи проживают на юге, а имеющие более светлый фототип—на севере страны, и, таким образом, градиент заболеваемости изменяется с точностью до наоборот.

Даже в США данные SEER, полученные с 1992 по 2001 гг., показали, что принцип градиента в зависимости от широты применим только к светлокожим не латиноамериканского происхождения; заболеваемость меланомой не зависела от широты проживания и индекса ультрафиолетового облучения у афроамериканцев, латиноамериканцев, азиатов и коренных американцев.

Распределение меланомы по анатомическим областям тела показывает, что чаще всего меланома развивается на эпизодически облучаемых участках кожи.

У мужчин самой частой локализацией меланомы является туловище, особенно верхняя часть спины. У женщин меланома чаще всего развивается на голенях и стопах, затем на туловище. У молодых людей меланома чаще всего возникает на этих эпизодически облучаемых участках кожи. У пожилых меланома чаще поражает участки кожного покрова, подверженные хронической инсоляции с максимальной кумулятивной экспозицией солнечного света. У пожилых наиболее часто меланома возникает на коже лица, у пожилых мужчин, кроме того, на коже шеи, волосистой части кожи головы и ушей.

Некоторые формы искусственного света также связаны с развитием меланомы, в частности, сочетание псоралена с облучением ультрафиолетом спектра А (ПУВА) или спектра В, а также с облучением в солярии. В так называемом Исследовании последствий ПУВА-терапии был определен коэффициент увеличения заболеваемости, который примерно через 20 лет после проведения ПУВА-терапии составил 9,3; эти коэффициенты увеличивались со временем и были выше у пациентов, получивших высокие дозы облучения ультрафиолетом. Однако влияние ПУВА на развитие меланомы обсуждается с учетом статистических данных. Кроме того, возрастание заболеваемости меланомой не было отмечено в крупном наблюдательном исследовании у пациентов, получавших ПУВА-терапию, в Швеции, хотя на результатах могли отразиться различия в режимах проводимого лечения в США и Швеции.

Кроме того, повышенную озабоченность вызывает влияние использования соляриев на риск развития меланомы, особенно в связи с тем, что искусственное облучение ультрафиолетом имеет эпизодический характер.

Любое использование соляриев для получения искусственного загара умеренно, но значительно увеличивает риск развития меланомы кожи (относительный риск 1,25), кроме того, длительное пользование солярием, молодой возраст на момент первой процедуры и высокая частота сеансов связаны со значительно повышенным риском (относительный риск 1,69). Наиболее вредно использование горизонтальных соляриев в возрасте моложе 35 лет, при этом суммарный относительный риск развития меланомы составляет 1,75. Получены доказательства относительно отсутствия защитного действия горизонтального солярия, применяемого до естественной инсоляции.

б)Фенотип кожи. Такие фенотипические признаки, как светлая пигментация кожи, русые или рыжие волосы, голубые или зеленые глаза, выраженная склонность к появлению веснушек и развитию солнечных ожогов при I—II фототипе кожи по Фитцпатрику, ассоциированы с повышенным риском развития меланомы. При V-VI фототипе меланома развивается редко, что указывает на защитную роль пигмента кожи.

в)Меланоцитарные невусы. Отмечается повышенный риск развития меланомы в зависимости от разных как количественных характеристиках невусов (то есть числа невусов), так и качественных (то есть типичные или атипичные невусы). Взрослые, имеющие более 100 невусов, и дети, имеющие более 50 клинически типичных невусов, а также любой пациент с атипичными невусами относятся к группе повышенного риска. Наличие единичного диспластического невуса удваивает риск развития меланомы, а 10 и больше атипичных невусов увеличивают риск в 12 раз.

Невусы скорее служат генетическим маркером повышенного риска, чем являются предраковыми образованиями, так как большинство меланом возникают на ранее «чистой» коже.

В исследовании 1606 пациентов с меланомой только 20% меланом гистологически были связаны с невусами (в 43% случаев — с атипичными невусами, в 57% случаев с другими видами невусов).

С другой стороны, крупные врожденные невусы считаются потенциальными предшественниками меланомы, хотя степень риска варьирует от размера образования. Во многих источниках крупный врожденный невус определяется как невус диаметром более 20 см у взрослого, при этом считается, что риск развития меланомы в течение жизни варьирует от 5 до 10%. Установлено, что 70% меланом в крупных врожденных невусах развиваются до достижении возраста 10 лет, и могут возникать глубоко в тканях в области невуса или даже в центральной нервной системе, что осложняет диагностику на ранних стадиях. Пациенты с крупными врожденными невусами, расположенными позадней поверхности тела (параспинально, в области головы и шеи), или сопровождающимися множественными сателлитными высыпаниями, подвержены риску развития нейрокожного меланоза с повышенным риском развития меланомы в центральной нервной системе.

При маленьких и средних врожденных невусах риск развития меланомы в них такой же, как и в любом другом участке кожи; в этом случае меланома обычно развивается в более поздний период жизни (после пубертатного периода) и возникает в области дермо-эпидермального соединения, что делает возможным ее раннее выявление. Таким образом, профилактическое иссечение маленьких и средних врожденных невусов обычно не требуется.

г)Семейный анамнез. Установлено, что пациенты с семейной меланомой составляют 10-15% от всех больных с меланомой. Случай меланомы у одного родственника первой степени родства удваивает риск развития этой опухоли, а меланома у трех и более родственников первой степени родства увеличивает риск развития этой опухоли в 35-70 раз. Некоторые из этих рисков можно приписать общим факторам риска, таким как фототип кожи, множественные невусы и избыточная инсоляция. Ассоциации семейных случаев меланомы и множественных атипичных невусов в разное время присваивались различные термины, включая синдром невусов В-К, синдром семейных множественных атипичных невусов и меланомы, а также синдром диспластических невусов. У пациентов с семейной меланомой обычно отмечается раннее развитие меланомы, множественные первичные опухоли и атипичные невусы. Молекулярная основа некоторых случаев семейных множественных атипичных невусов и меланомы у родственников обсуждается в отдельной статье на сайте «Генетика меланомы».

д)Анамнез. Наличие меланомы в анамнезе увеличивает риск развития повторной первичной меланомы, при этом множественные первичные меланомы развиваются у 5-15% больных. Примерно у половины пациентов с множественными первичными меланомами вторая первичная меланома возникает в той же анатомической области (на коже туловища, конечности, головы или шеи), и примерно у половины больных вторая первичная меланома появляется в течение года после постановки первого диагноза. Однако последующие первичные меланомы могут развиваться через десятилетия после выявления первой опухоли, что подчеркивает необходимость долгосрочного наблюдения. Повторные меланомы тоньше первичных примерно в 70-75% случаев.

Остается неустановленной связь между возрастанием заболеваемости меланомой и наличием иммуносупрессии; в разных исследованиях сообщалось об отсутствии роста риска, умеренном увеличении заболеваемости в 1,5 раза и его возрастании в 5 раз. По данным ряда недавно опубликованных крупных обзоров риск меланомы у ВИЧ-позитивных пациентов не возрастал или повышался незначительно, при этом не отмечалось корреляции этого риска со снижением числа CD4- клеток или наличием диагноза СПИД. Некоторые исследования подтверждают возрастание риска меланомы у пациентов с неходжкинской лимфомой (НХЛ) в анамнезе, а также риска НХЛ у пациентов с меланомой, но эта зависимость отмечается не во всех популяциях, а клиническая значимость полученных результатов неясна. У пациентов, перенесших трансплантацию и получающих иммуносупрессивную терапию, исходы сходны с таковыми у пациентов без иммуносупрессии, пусть и в небольших сериях наблюдений.

Наконец, немного увеличивают риск развития меланомы актинический кератоз или немеланомный рак кожи в анамнезе.

– Рекомендуем далее ознакомиться со статьей "Генетика меланомы кожи и ее гены"

Редактор: Искандер Милевски. Дата публикации: 4.11.2018

ФАКТОРЫ РИСКА РАЗВИТИЯ МЕЛАНОМЫ

Меланома кожи является одним из наиболее серьезных видов рака кожи. Это обусловлено нервный гребень, меланоцитов – пигментных клеток обычно присутствуют в эпидермисе и, иногда, в дерме.

Исследование, перевод автоматический без адаптации

Реферат

Меланома кожи является одним из наиболее серьезных видов рака кожи. Это обусловлено нервный гребень, меланоцитов – пигментных клеток обычно присутствуют в эпидермисе и, иногда, в дерме.

Методы

Анализ современного уровня знаний о факторах риска меланомы кожи. Соответствующие исследования были определены с помощью pubmed, в науке прямые, базах данных medline, scopus и ученый Google и сети isi баз знаний.

Результаты

Меланома несет значительное бремя для общественного здравоохранения во всем мире благодаря резкому росту заболеваемости с середины 1960-х годов. Ультрафиолетовое облучение является преобладающим фактором экологического риска. Роль географических (широта) и индивидуальных факторов, таких как тип кожи, образ жизни, уровень витамина D и антиоксидантной защиты, загар, и воздействия других факторов окружающей среды может вести к увеличению риск меланомы (таких как косметика, в том числе солнцезащитный крем, photosensitising лекарств и экзогенных гормонов) рассмотрены в этой статье. В последнее время, как редкие высокая восприимчивость к риску общих генов и полиморфных генов, обусловливающих риск меланомы выявлено не было.

Выводы

Меланома кожи-это сложный рака с гетерогенной этиологии, что продолжается рост заболеваемости. Введение новых биомаркеров может помочь пролить свет на механизм патогенеза и индивидуальная предрасположенность к заболеванию, и как профилактика, так и лечение более эффективным.

Меланома кожи является одним из наиболее серьезных видов рака кожи. Это обусловлено нервный гребень, меланоцитов – пигментных клеток обычно норма в эпидермисе и, иногда, в дерме [1]. Заболеваемость меланомой растет. В то время как в США пожизненный риск меланомы в 1935 г. был в 1 500 человек, в 1960 году она была один на 600 человек, а в 2000 году-в 75 человек [2]. Прогрессирование меланоцит к злокачественной меланомы включает в себя различные последовательные шаги: развитие доброкачественных naevocellular родинки предраковых диспластических родинки первичной меланомы и метастазов меланомы [3]. Существуют четыре основных типа кожных злокачественной меланомы [4,5]: а) поверхностное распространение злокачественной меланомы, которая является самой распространенной среди кавказцев, и на нее приходится 70% всех меланом. Обычно это происходит у взрослых, и могут развиваться на любом участке тела, но появляется все чаще на верхней части спины мужчин и женщин и на ногах женщин; б) Узловая меланома (на них приходится от 15 до 30% всех меланом), куполообразные, или ягодообразная узелковые поражения, которые могут возникнуть на любом участке тела. Она обычно темно-коричневого или красновато-коричневого цвета, но иногда может быть беспигментный. Узловой меланомы, как правило, быстро вторгнуться в дерме с наступлением без видимой горизонтальной фазе роста. Эти опухоли часто неправильно диагностируется, потому что они могут напоминать кровь волдыри, гемангиомы, дермальные невусы или polypi; в) меланома Лентиго maligna (на долю которого приходится от 4 до 10% всех меланом) происходит от лентиго maligna. Необработанный лентиго maligna, имеют тенденцию показывать горизонтальные или радиальные роста, эпидермальный участие в течение многих лет (десятилетий часто), прежде чем перейдет в фазу вертикального роста и проникает в дерму, чтобы стать меланома лентиго maligna. Это изменение часто клинически указал на развитие координационных папулезная или узловой территории; г) акральные лентиговидные меланома (от 2 до 8% всех меланом) возникает на ладонной и подошвенной поверхностях, цифры и подногтевой зоны.

Хотя прогноз тонкие меланомы относительно хорошее, прогноза уменьшается с увеличением толщины поражения. Снижение прогноза связано в основном с устойчивой тенденции к метастазированию меланомы, на долю которой приходится 75% всех смертей, связанных с раком кожи. Кроме того, меланомы обладают высокой устойчивостью к большинству видов химиотерапии и радиации, поэтому излечение диссеминированного заболевания является редкостью [6]. У женщин меланома чаще всего развивается на конечностях, чаще всего нижних конечностей. У мужчин меланома чаще всего встречается на туловище, в области между плечами и бедрами. В обоих полов, меланома может появиться на ладонях или подошвах и под ногтями или ногтями [7].

Методы

Обширная литература, поиск был выполнен обзор современных знаний по меланома кожи, включая эпидемиологические исследования, касающиеся факторов риска развития меланомы кожи в период между 1998 и 2010 годах. Соответствующие исследования были определены с помощью pubmed, в науке прямые, базах данных medline, scopus и ученый Google и сети isi баз знаний.

Результаты – факторы риска меланомы

Воздействием солнечного света

Солнце играет главную и вспомогательную роль в большинстве опухолей меланомы. Существуют доказательства того, что для четырех основных типов кожных меланом, шаблон избыточного воздействия солнечных лучей, которые губительно варьируется [8,9,5]. Экологические канцерогенов, присутствующих в солнечном свете является ультрафиолетовое (УФ) облучение [10]. Солнце излучает УВА (λ=320-400 нм), УФ-в (λ=280-320 нм) и УФ-с (λ=200-280 нм) ультрафиолетового излучения. В то время как УФ-с излучения является экологически не актуальным, поскольку оно поглощается кислорода и озона в атмосфере Земли, тем больше длина волны УФ-в (280-315 нм) и УФ-а (315-400 нм) излучения имеют значительное воздействие на биоту. 98.7% ультрафиолетового излучения, которое достигает поверхности Земли Уфа [11,12]. Молекулярные механизмы, с помощью которых УФ излучение оказывает разнообразное воздействие полностью не изучены, однако считается, что УФ-облучение играет важнейшую роль в формирования меланомы [1]. В настоящее время считается, что повреждения ДНК, канцерогенные, противовоспалительные и иммунодепрессивные свойства УВР способствуют инициации, прогрессии и метастазирования первичной меланомы [13]. Активные формы кислорода (АФК) перепроизводство может стимулировать злокачественное перерождение в меланому. Изменения в рос сигнальные пути играют также важную роль в повреждающего действия UVA и UVB излучения на кожу [14].

Природные фотозащиты

Термин фотозащиты определяет механизмы, которые природа создала, чтобы свести к минимуму ущерб, что человеческое тело испытывает при воздействии УФ-облучения. Это повреждение происходит в основном на коже, но и другие части тела (в частности яичек), могут подвергнуться воздействию УФ-света. Фотозащиты кожи человека достигается за счет крайне эффективного внутреннего преобразования молекул, которые первоначально поглощать УФ-фотона – эндогенных хромофоров: ДНК нуклеотиды, urocanic кислоты, белки, аминокислоты, меланин, их предшественники и метаболиты [15]. Внутренняя конверсия-это фотохимический процесс, который преобразует энергию УФ-Фотон в малое количество тепла. Эти небольшие количества тепла безвредны. Энергия УФ-фотона не трансформируется в тепло, что приводит к генерации различных вредных активные химические частицы (например, синглетного кислорода или гидроксильных радикалов) [16,17].

В ДНК этот механизм фотозащитного развивались четыре миллиарда лет назад. Цель этой весьма эффективный механизм фотозащитного для предотвращения прямого и частично косвенные повреждения ДНК. На сверхбыстрой внутренней конверсии ДНК сокращает срок жизни ДНК в возбужденном состоянии всего несколько фемтосекунд (10 -15 ы) – таким образом, возбужденных ДНК не имеет достаточно времени, чтобы реагировать с другими молекулами [18,19,17]. Спектр поглощения ДНК показывает сильное поглощение для УФ-излучения и поглощения значительно ниже для UVA-излучения (фиг. (Рис.1 1).

Считается, что фотозащиты меланина развитые позднее в ходе эволюции. Существует два типа кожи меланина: эумеланин, черно-коричневый пигмент, нерастворимый и в темно-коричневые волосы и карие глаза, феомеланин, красноватый пигмент, который растворимые в щелочи и в рыжие волосы и красные перья [20]. Все здоровые люди имеют различную степень эумеланина в их кожу, а феомеланин присутствует только в людях, которые имеют соответствующие на генетическом уровне. Считается, что эумеланин защиты от питательных веществ фотолиза и, в частности, фотолиз фолиевой кислоты (в силу прямой связи между фолиевой кислоты и репродуктивный успех), был премьер-селективный индуктор в результате которой глубоко пигментированные кожи среди людей, живущих под высоким UVB излучения в течение большей части года. Важное значение увеличилось производство эумеланина, чтобы предотвратить будущие прямые и косвенные повреждения ДНК, индивидуальной фитнес защиты потовых желез и поддержания терморегуляции возможность также полагают, что способствовало повышению melanization [21]. Эумеланин рассеивает более чем 99,9% поглощенного УФ-излучения в виде тепла. Это означает, что менее 0,1% возбужденных молекул меланина будет проходить вредных химических реакций или производят свободные радикалы [22].

Повреждение ДНК

Преобладающей составляющей солнечного света, Уфа, проникает в пять раз глубже в кожу, чем UVB благодаря более длинных волн [23,24]. В то время как UVA может косвенно повредить ДНК путем образования активных кислородных радикалов, УФ-могут напрямую повреждать ДНК, вызывая апоптоз кератиноцитов путем формирования загар клеток [25]. Показано, что 92% всех меланом вызваны косвенные повреждения ДНК и, что только 8% всех меланом являются причиной прямого повреждения ДНК [26].

Прямого повреждения ДНК и загар

Поскольку спектр действия солнечных ожогов идентичен спектру поглощения ДНК, принято считать, что прямое повреждение ДНК является причиной солнечных ожогов [27]. Это может произойти, когда ДНК непосредственно поглощает УФ-фотонов. УФ-свет вызывает образование ковалентных связей между парами тимин и цитозин оснований в ДНК и формы пиримидиновых димеров (циклобутан димер). Излучение возбуждает молекулы ДНК в клетках кожи, вызывая аномальные ковалентные связи между соседними оснований цитозина, производя димера. Во время репликации ДНК, ДНК-полимераза содержит неверные основания противоположной аберрантная базы, вызывая мутации. Мутации, вызванные прямое повреждение ДНК может привести к рака кожи. Второй наиболее частой УФ фотопродуктов 6-4 в фотопродуктов (6-4 ППС), которые пиримидина и их аддуктов Дьюара валентные изомеры, образованные по фото изомеризации 6-4 ППС на волнах длиннее 290nm [28-33]. Эти реакции встречаются довольно часто: каждая клетка кожи может возникнуть 50-100 реакций при каждом втором воздействия солнечных лучей. Большинство из этих генетических поражений корректируются механизм эксцизионной репарации нуклеотидов. Если повреждение остается неисправленной, генетическая информация может быть необратимо мутировал.

Косвенные повреждения ДНК и меланомы

Злокачественная меланома является следствием главным образом косвенные повреждения ДНК. Ограниченное число молекул в ткани слабо поглощают UVA излучения. После поглощения UVA излучения, эти молекулы (эндогенных фотосенсибилизаторов) преобразует их долгоживущие триплетные состояния, позволяющего передачи энергии на молекулы кислорода. Энергии, передаваемой приводит к энергетически возбужденные молекулы кислорода (синглетный кислород), который обладает высокой реакционной способностью. Некоторые из эндогенных фотосенсибилизаторов были выявлены, например, флавинов [34], НАДН/НАДФН [35], urocanic кислоты [36], и некоторые стерины [37]. 3-гидроксипиридина производных, содержащих широкий спектр кожи биомолекул, таких как ферментативный коллагеновых сшивок, витамин В6, и, скорее всего, конечных продуктов гликирования в хронологическом порядке, в возрасте от кожи, представляют собой новый класс Уфа фотосенсибилизаторов, способных кожи фотоокислительным повреждения [38]. Wenczl и соавт. [39] было показано, что Уфа-облученных культивируемых человеческих меланоцитов photosensitized и хромофоры, как феомеланин и/или меланина лыжников / сноубордистов средней подготовки. УФ природных хромофоров могут также проявлять похожие фототоксические свойства. Бабу и Джоши [40] предположил, что УВБ-сенсибилизированных триптофан производит синглетного кислорода ( 1 О’ 2 ) и супероксид-радикалов (о 2 – .), и эти реактивные формы кислорода могут способствовать мембраны, цитоплазмы и ДНК-повреждающих эффектов.

Синглетного кислорода, гидроксильного радикала и пероксида водорода, активных форм кислорода (АФК), которые считаются наиболее ответственные за подготовку окислительного стресса в клетках и организмах [41]. Окислительный стресс возникает вследствие дисбаланса между рос производства и биологической системы по своевременному детоксикации этих реактивных интермедиатов или легко восстановить причиненный ущерб. Таким образом, окислительный стресс принимаются в качестве важнейших патофизиологических механизмов в cancererogenesis [42]. Активные химические частицы может достигать ДНК путем диффузии и бимолекулярной реакции приведет к повреждению ДНК [43]. Синглетный кислород взаимодействует преимущественно с гуанин производить 8-оксо-7,8-dihydroguanine (сформирована потеря двух электронов). Дальнейшее удаление двух электронов из этого продукт может принести spiroiminodihydantoin (СП) R и s стереоизомеров. Как в пробирке и в естественных условиях эксперименты показали, что СП стереоизомеров сильно мутагенных, причинив г –> T и G –> с конверсии. Следовательно, они представляют интерес как примеры эндогенных повреждений ДНК, которые могут инициировать рак [41,44].

Истощение озонового слоя и рак кожи

Радикального увеличения меланомы, которые произошли в последние годы было связано с истощением озонового слоя, вызванное озоноразрушающих веществ (ОРВ) антропогенного происхождения, в результате чего уровень УФ-излучения, достигающего земли. Уменьшение озонового вызвали беспокойство во всем мире, ведущих к принятию Монреальского протокола о запрещении производства ОРВ, таких как хлорфторуглероды (ХФУ), другие полностью галоидированные Хфу (фреонов), четыреххлористый углерод, гидрохлорфторуглеродов, гидробромфторуглеродов, метилхлороформ, важных промышленных веществ, таких как галонов (bromofluorocarbon соединений) и бромистого метила. Озоноразрушающих веществ, используемых в легковых и грузовых кондиционеры, бытовые и коммерческие холодильные установки и кондиционеры/тепловые насосы, аэрозольной продукции, переносные огнетушители изоляционные щиты, панели и покрытия труб и пре-полимеров (Монреальский протокол по веществам, Разрушающим озоновый слой, 2000). Уровень УФ-в лучей сильно зависит от широты, в то время как UVA не. Не удивительно, что отношение немеланомного заболеваемость раком кожи в Австралии и Норвегии на порядок выше, чем для кожная злокачественная меланома [45]. На основе исследований, которые показали, что 92% всех меланом вызваны косвенные повреждения ДНК от UVA [46] мы предполагаем, что других основных факторов опасности (пигментная черт, этнического происхождения, доброкачественные невусы, или в семейном анамнезе), а не разрушения озонового слоя отвечает за радикальное повышение меланомы в последние годы.

Загар и солнцезащитные средства

Повышенный риск развития меланомы был замечен с увеличением количества солнечных ожогов для всех возрастов, а не только детства. Размера риска на пять загаров за десятилетие было показано, что высокий для взрослых и срок службы солнечных ожогов [47].

Хотя солнцезащитные средства предотвращения солнечных ожогов [48-50], эпидемиологических и лабораторных доказательств того, что они предотвращают меланомы у людей все равно не хватает.

Солнцезащитные средства традиционно делятся на органические (химические) амортизаторы и неорганический (физический) блокаторы на основе их механизма действия. Органические соединения поглощения высокой интенсивности УФ лучей с их возбуждения в более высокое энергетическое состояние. Избыток энергии рассеивается за счет излучения при больших длинах волн или релаксации в результате фотохимических процессов, таких как изомеризация и тепловыделения. Эти органические соединения включают пара-аминобензойная кислота (ПАБК) и сложные эфиры ПАБК, салицилаты, cinnamates, benzophenons, бутилметоксидибензоилметан (детьми разного возраста 1789), drometrizole trisulphonic (Мексорил XL), terephthalydene dicamphor сульфоновой кислоты (Мексорил SX с), метиленовый bisbenzotriazol tetramethylbutylphenol (tinasorb М) И anisotriazine (Tinasorb ы).

Неорганические агенты, которые защищают кожу путем отражения и рассеяния УФ, являются наноформы диоксида титана (Тио 2 ) и оксид цинка (zno). Эти солнцезащитные средства очень эффективная, стабильная и обеспечивают защиту проникнув в UVA и видимом диапазоне электромагнитного спектра с практически не заметно раздражение. Однако, эти молекулы, которые отражают/рассеивают УФ-излучения может привести отбеливание кожи. Поэтому, оксиды металлов в настоящее время часто обрабатывается как мелкодисперсный или наночастиц (10-50 нм). Наночастицы отразить/рассеивают и поглощают UVA и UVB, и они прозрачны на коже, повышая тем самым косметическая приемлемость продукта [51].

Считалось, что УФ-фильтр действует как "искусственный меланин", но большинство солнцезащитный крем органических химических веществ, не рассеивать энергию в возбужденном состоянии так же эффективно, как меланин или ДНК (табл. (Табл.1) 1) и, следовательно, проникновение солнцезащитные компоненты в нижние слои кожи, повышает количество АФК [52,53].

Неорганические солнцезащитные агенты (оксиды металлов) экран от UVA/UVB излучения, эффективно, но также может создавать вредных активных форм кислорода и радикалов при воздействии лучей UVA/UVB излучения [54,55].

Повреждение ДНК может быть снижена по актуальным солнцезащитный крем, который остается на поверхности кожи; важно, что солнцезащитный крем блокирует UVA и UVB [56]. Однако, если солнцезащитный крем проникает через эпидермальный барьер и попадает в контакт с живой тканью, на повреждение ДНК может быть усилена многократно, вызывая повреждение живой ткани даже при очень низких концентрациях (например, 10 мкмоль/л) [57-59].

Проникновение в кожу органических УФ-фильтров, таких как этоксилированные этил-4-aminobenzoate этила (Пег-25 ПАБК), бензофенон, benzophenon-3 (oxybenzon), салициловая соединений, octocrylene, octylmethoxycinnamate сообщалось [52,60,61]. Проникновение в кожу металлических наночастиц также вызывает недоверие использование солнцезащитных средств [62].

В целом, проникновение кожи кролика > крыса > свинья – > обезьяна – > человек, с свиной кожи примерно в 4 раза или более, и крыса кожи примерно в 9 раз более проницаема, чем кожа человека, для некоторых соединений [63]. Проникновение может также варьироваться в зависимости от объемного состава смеси изучал. В большинстве испытаний на безопасность экспериментов предварительно изолированных химических веществ из солнцезащитные средства используются, но и включает солнцезащитный крем химических веществ в косметические кремы/лосьоны представлены как масло-в-воде (o/W) или вода-в-масле (w/o) в эмульсии проникать эти предварительно обработанные химическими веществами в кожу [60,64]. Также в разработке автомобиля, в котором солнцезащитный крем представлен на кожу оказывает существенное влияние на всасывание в кожу [65]. Спиртосодержащие составы включены солнцезащитный крем для увеличения поглощения. Кроме того, крем от загара химических веществ может усиливать впитывание кожей других солнцезащитных средств при применении в сочетании [66].

Некоторые ингредиенты в солнцезащитные кремы защищают только от прямого повреждения ДНК, но увеличить косвенные повреждения ДНК [59,58,67]. Предполагается, что это вызывает увеличение случаев меланома встречается неоднократно в солнцезащитный крем пользователей по сравнению с не-пользователей [68-71]. Другие исследования показали, снизился риск меланомы с повышенной использовать солнцезащитный крем [72-74]. Расхождения в заявленных претензий, которые могут быть вызваны различия в частоте использования, применяемых количествах и фактором защиты от солнца (SPF) от солнцезащитных кремов. Солнцезащитные средства, используемые до, вероятно, защищены только от UVB, в то время как в настоящее время солнцезащитные средства часто имеют UVA и UVB защиту. Кроме того, хотя большинство исследований включают фототип кожи и повышенной чувствительности, результаты не были статистически с учетом чувствительности солнца участников исследования (то есть лиц с повышенным риском для загара более склонны к развитию меланомы, но они тоже скорее всего будут использовать солнцезащитные средства [51].

Фоточувствительных препаратов

Медикаментозный фоточувствительность может происходить различными способами. Большинство реакций, как правило, классифицируются как фототоксические или фотоаллергические. Фототоксические реакции химически-индуцированных реакций, когда препарат вызывает более глубокое проникновение УФ-света с последующим повреждение клеток. Эту реакцию можно рассматривать с начальным воздействием наркотиков и, возможно, от дозы [75,76]. Фотосенсибилизация реакций лекарственных средств приводит к образованию АФК и косвенной причиной повреждения ДНК [77-80]. Это может произойти из-за местными или системными препаратами (табл. (Таблица2) 2) [81].

Риск рака косметических ингредиентов

Косметические ингредиенты впитываются через кожу. Некоторые химические вещества могут проникать в кожу в значительных количествах, особенно, когда оставляют на коже в течение длительного времени, как и в случае макияжа лица. Рисков рака веществ в косметических и средств личной гигиены были зарегистрированы (табл. (Таблица3) 3) [82].

Компоненты временных татуировок и краска для волос ингредиенты, а именно пара-аминофенол (ППА) и пара-фенилендиамин (ppd-файл), известно, канцерогенные и трансформируется в коже человека [83,84]. Однако другие исследования показывают, что потребитель или профессиональные воздействия краски для волос не представляет канцерогенных или других рисков для здоровья человека [85]. Спектры поглощения этих соединений, которые поглощают также от UVA /UVB излучения [86], и возможного проникновения этих ингредиентов красителей, могут привести к УФ-индуцированной косвенные повреждения ДНК. По мнению членов обзора косметических ингредиентов (cir), с многих косметических ингредиентов используются без достаточных данных для поддержки безопасности, особенно примесей, УФ адсорбции, фотосенсибилизация, и генотоксичности. Информация о косметических ингредиентов, таких как benzoxiquine, меламин/формальдегид смолы, оксихинолин, оксихинолин сернокислый и т. д. должны быть проверены (ЦМР, 1997, 2006) [87].

Комнатных условиях

Открытый работники могут получить от трех до девяти раз больше солнечной УФО облучения в помещении работников [88,89]. Как это ни парадоксально, открытый работники имеют меньшую заболеваемость кожной злокачественной меланомы по сравнению работающих в помещении [90-92]. Предполагается, что закрытый от солнечных UVA облучения, которое вызывает мутации, истощает запасы витамина D3 в коже [93]. В начале 20-го века, из-за изменения образа жизни, люди склонны оставаться в помещении в течение дня, что резко снизили свою суточную норму кожный витамин D3. УФ-барьер, созданный окна стекло отделено от UVA UVB лучей, так что витамин D делает УВБ был исключен из нашего крытый рабочей среды. Предположили, что это неестественно УФ среды, которая существовала в течение многих десятилетий в здания и автомобили, вызванный кожный заболеваемость злокачественной меланомой возрастает на 20-30 лет позже, в середине 1930-х годов. Увеличение воздействия UVA и уменьшился кожный Витамин D3 уровни могут быть ответственны за увеличение заболеваемости меланомой [94] (Рис. (Рис.2). 2). Клетки меланомы может преобразовать витамин D3 к гормону, 1,25-дигидроксивитамин D3, или кальцитриола, который вызывает торможение роста и апоптотическую гибель клеток в пробирке и в естественных условиях [94].

Искусственное УФ-ламп и источников ионизирующего излучения

Лампы для загара излучают волн в коротком конце диапазона UVA. Несмотря на заявления от кожевенной промышленности, искусственного загара не является безопасным или полезным способом повышения системного уровня витамина D [93,95]. Многие исследования указывают на значительно повышенный риск меланомы кожи после загар/солярий воздействия, особенно среди лиц, молодых, Кавказской и женщины [96-98]. Европейские исследования показали, что 40 часов шезлонг использовать вылилось в 55% повышенный риск меланомы [99].

Более 40 видов кожных заболеваний, таких как склеротических заболеваний кожи, витилиго, атопический дерматит, очаговая склеродермия и т. д. можно лечить с помощью искусственного УФО тремя видами фототерапии, а именно широкополосный фототерапия, узкополосная фототерапия, – в и УФ-фототерапии [100-103]. Фототерапия в сочетании с химическими веществами, такими как Оральный methoxsalen (псорален в сочетании с UVA излучения (ПУВА) обеспечивает очень эффективную терапию для лечения псориаза и многих других кожных заболеваний, таких как витилиго [104,105,102,101]. Однако, ПУВА является канцерогеном и повышает риск меланомы. Этот риск выше у пациентов, подвергшихся воздействию высоких доз ПУВА. Он, похоже, увеличивается с течением времени, и их следует учитывать при определении риска и пользы терапии [106].

Он также предположил, что люди подвергаются воздействию ионизирующего излучения, например, работников ядерной промышленности, объекты рядом испытательных ядерных взрывов, переживших атомные бомбардировки Японии, пилотов и бортпроводников, получателей медицинской радиационной и радиационной техники, могут подвергаться повышенному риску развития меланомы [107].

Половые гормоны и стимуляция меланоцитов

Нормальные и злокачественные клетки пигмента известных целей, для многих гормонов. Кроме того, Альфа-меланоцит-стимулирующие гормоны и стероидные гормоны эстроген, тестостерон, и глюкокортикоиды, другие факторы производства эпидермальных клеток может стимулировать меланоциты. Среди этих факторов являются простагландины, витамин D3, фонд etaf (эпидермальных клеток, производных фактора активации тимоцитов), и интерлейкина-1 [108]. Отношения между биологическое поведение меланомы и половые гормоны действий была обнаружена в нескольких областях исследований. Эти наблюдения включают в себя различные прогнозы выживания для женщин и мужчин, редкость заболеваемость меланомой в подростковом возрасте дети, беременность и воздействия экзогенных гормонов [109-111]. Эстроген, эстрадиол и progesteron кривая рецепторов наблюдается в человеческой меланомы [112-114] и, следовательно, меланома, кажется, связанных с женскими гормонами.

Заболеваемость злокачественной меланомы у женщин выше, чем мужчин в возрасте 15-30 лет; после 30 лет заболеваемость выше среди мужчин [115]. Как правило, старшего возраста и пола связаны с прогностически неблагоприятными первичной меланомы кожи. Самки имеют лучший прогноз, чем у мужчин, но эта разница исчезает после 65-летнего возраста. Более молодые пациенты имеют более благоприятный прогноз, чем у пожилых пациентов, и эта разница более выражена у женщин [116].

Беременность и меланомы

Меланома является серьезной проблемой здравоохранения из-за его ростом заболеваемости, особенно в молодого населения. В некоторых странах от 30% до 35% женщин, больных меланомой находятся в репродуктивном возрасте [117] и, таким образом, меланома может возникнуть во время беременности ([118,119]. Однако последние данные, полученные в более поздние контролируемых исследований указывают на то, что данные не поддерживают более продвинутом этапе, толще опухоли, повышенная метастазы в лимфатические узлы, или ухудшение выживаемости беременных женщин с диагнозом локализованной меланомой кожи [120-124]. Беременность, как правило, не увеличивается в последующем риск меланомы и существует повышенный риск меланомы, развивающиеся во время беременности [125]. Пациенты, экспрессирующих рецепторы эстрадиола в клетках меланомы имеют лучший прогноз [114]. Существует мало доказательств того, что существенные изменения в невусы возникают во время беременности [126-128].

Экзогенные гормоны

Последние многочисленные исследования показали противоречивые результаты о связи между приемом оральных контрацептивов и развитием меланомы кожи. Хотя некоторые исследования показывают, суммарная доза-зависимое увеличение риска меланомы с использованием эстрогенов [111], другие исследования показали, что заместительная гормональная терапия не увеличивает риск развития меланомы [120]. Предполагается, что эстрадиол терапии приводит к снижению пролиферации клеток меланомы и увеличение меланогенез [114]. Эндогенные эстрогенных метаболитов 2-methoxyestradiol было установлено, что потенциал профилактического/терапевтического использования для роста меланомы [129].

Тип кожи и гиперпигментация melanocytotic

Злокачественная меланома в основном страдают люди с белой кожей (Кавказский населения). Странное соотношение для влияния на общее неви-5.37, 95%ди 4.44 до 6.36. В частности, диспластические невусы, возлагаю гораздо более высокие риски, чем большинство пигментные характеристики [130].

Как правило, меланома и предшествующие поражения невусы melanocytotic гиперпигментации, вызванной распространением активных меланоцитов. В многочисленных исследованиях нет четкого свидетельства связать пролиферации меланоцитов с стероидных гормонов регулирования. С другой стороны, увеличили выработку меланина существующими меланоцитов (меланотический гиперпигментация) считается, стимулирует также гормональной регуляции через меланоцитарных рецепторов гормонов. Таким образом, возникновение гормональных рецепторов в клетках меланомы можно ожидать, потому что клетки меланомы могут выразить пигмента.

Мелазма является приобретенным hypermelanosis, симметрично, происходящие на солнце открытые участки тела. Пигментация объясняется перепроизводство меланина в пигментных клеток, меланоцитов. Очаги неправильной светло-до темно-коричневого запачкай и патчи, как правило, с участием области лба, висков, верхней губы и щек. Азиатских и латиноамериканских женщин наиболее часто поражаются [131-133]. Другие авторы не выявили возможную роль андрогенных гормонов в мелазма [134]. Как правило, мелазма бывает повышенной выработкой меланина существующими меланоцитов (меланотический гиперпигментация) [135]. Никакого увеличения количества меланоцитов в мелазма районах было отмечено, но эти клетки более крупные, дендритных и проявляют повышенную меланогенеза производить особенно эумеланина [136].

Во время беременности, меланоцитарные активность возрастает, вызывая гиперпигментацию, как отмечено в линеа-черная (темная линия, идущая вверх животике) и ареолы и соска [137-139]. Появление мелазмы (также известный как хлоазма) также установлено, связаны с гормонов эстрогенов [140,141]: повышенная экспрессия рецепторов эстрогенов в мелазма-пораженные участки кожи показано в работах [141]. Мелазма, как сообщается в 50-70% беременных женщин [142-144] и в небеременных женщин, принимающих противозачаточные таблетки [145]. Сообщалось существовать только в 10% мужчин [146]. Солнце вместе с другими экзогенными факторами (например, использование косметики и парфюмерии) являются еще одним фактором риска для melasma [147]. Он также думал возникают эндокринные нарушения, генетические факторы, другие лекарства, недостаточности и печеночной дисфункции [148].

Семейные истории (зародышевой линии мутации)

Примерно в 5-10% случаев меланома возникает в семьях с наследственной меланомы предрасположенность. Около 40% семейных меланомы связан с хромосомными 9р [149,150]. Примерно у 20-40% родов с семейной меланомой гавань зародышевой линии мутации Гена CDKN2A, расположенном на хромосомы 9p21, который кодирует два различных белков, p16INK4 и p14ARF, обе участвуют в регуляции прогрессии клеточного цикла и индукции старения. Есть географические различия в частоте мутаций CDKN2A. Риск меланомы у носителей мутации CDKN2A различается между популяциями и выше в регионах с высоким уровнем инсоляции и высокой заболеваемости меланомой среди населения в целом [151]. Другой меланомы ген восприимчивости, CDK4, составляет лишь небольшое число семей с зародышевой мутации на хромосоме 12q14, кодирующего циклин зависимые киназы, который обычно взаимодействует с p16INK4A [151]. Относительный риск меланомы кожи в зависимости от анатомических различий, таких как тела сайт для кожи или цвет волос. Эти различия могут быть обусловлены ген изменчивости [152].

ДНК-полиморфизмы/ соматических мутаций

Панель полиморфизмов, который появляется, чтобы посовещаться низкого до умеренного риска для меланомы, были оценены с помощью функциональной и полногеномных исследований. Ассоциаций между генетическими полиморфизмами и меланомы были детально рассмотрены в [153-157]. Рецептора витамина D (vdr в) генных Полиморфизмов в Фоки T аллель был связан повышенный риск меланомы (или 1.42, 95% доверительный интервал-ди 1.06-1.91). В Мета-анализ Фоки T аллель был связан повышенный риск меланомы (или 1,19, 95%, ди 1.05-1.35), и соответствие аллель ассоциируется со снижением риска (или 0.81, 95%, ди 0.72-0.92). Тем не менее, другие исследования показали прямо противоположные результаты: значительное ассоциации соответствие между АСГ полиморфизм и повышенный риск меланомы (или, 1.30, 95% ди 1.11-1.53, население атрибутивного риска 9.2%.). Фоки полиморфизм не связан с таким риском (или, 1,09; 95% ди, 0.99-1.21) [157,158].

Мутации клеточного цикла Гена CDKN2A (Гена или моно-аллельные потери на локус) были связаны с высоким риском развития меланомы, но результаты не ясны [159,160]. На онкогенные мутации в B-RAF И Н-РАН гены представляют собой инициирование соматических событий сопровождается проигрышем крупной КПП Гена CDKN2A в основном или в некоторых случаях р53 или PTEN [159-161].

В процесс репарации ДНК играет важную роль в защите людей от рака. Несколько путей репарации ДНК умеют ремонтировать все виды повреждений ДНК, индуцированных экзогенных и эндогенных генотоксических агентов, как правило, в безошибочной манере. Последние отзывы показывают отношения между путей репарации ДНК и рака, в частности об ассоциации между эксцизионной репарации нуклеотидов и развития меланомы (154, 155, 156). Эксцизионной репарации нуклеотидов Гена пигментная ксеродерма вариант (XPV) [154], Си.1783G, р.595V аллелей, ассоциированных с меланомой (или на 1,86 ки 1.27-2.71, и или 1.84 1.29-2.63 соответственно). РФД/ERCC2 СНП rs1318, вариант C аллель был связан со слегка повышенным риск меланомы (ОШ = 1,12, 95% ди 1.03-1.21, обусловленный риск для населения = 9.6%) [156].

Некоторые из генетических вариантов Гена репарации ДНК XRCC1 также были связаны с меланомой. Пациенты с вариантом генотипа имели лучшую общую выживаемость. MC1R вариантов были связаны с восприимчивостью к базально-клеточного рака кожи и происходит взаимодействие с принимающими факторов и Гена XRCC3 [162]. АСИП и тир вариантов пигментации также связаны с кожной меланомы и базально-клеточной карциномы. Эти результаты показывают, что обе нуклеотидов, а также эксцизионной репарации дефицит может способствовать развитию меланомы кожи. Однако последние результаты показывают, что восстановление крупных повреждений ДНК, вызванных раком препаратами эффективна при метастатической меланомы [156]. Это означает, что помимо генома ассоциации исследований дальнейшие исследования по репарации ДНК и регуляции клеточного цикла требуется.

Выводы

Меланома кожи представляет собой сложную, неоднородную, что рак растет заболеваемость. По данным многочисленных исследований были определены основные хозяин и экологических факторов риска для меланомы. Доминирующим экологическим фактором риска является воздействие УФ-излучения. Географические и индивидуальных факторов, таких как пол, тип кожи (особенно диспластические невусы) и стиль жизни – открытый/крытый жизнь, загар, витамин D и антиоксидантной защиты рассматриваются как факторы риска. Кроме того, воздействия других экологических факторов, таких как солнцезащитный крем, photosensitising лекарств и экзогенных гормонов может также увеличить риск развития меланомы. В последнее время ассоциация между редкими высокая восприимчивость к риску общих генов и полиморфных генов и риск развития меланомы выявлено не было. Однако, по данным эпидемиологических и механистические исследования необходимы для понимания причинно-следственных механизмах развития меланомы.

Конкурирующие интересы

Авторов взносов

Кв, дБ, и MD задуман и разработан в обзоре собрана информация и подготовлены рукописи. Сл способствовала концепция обзора и его дизайн. AB является HENVINET координатор проекта и автор рамки развития. Все авторы читали и пересмотренный окончательный вариант рукописи.

Благодарности

Работа выполнена при финансовой поддержке ЕС (РП6) координация действий HENVINET контракт № 037019.

Мы благодарны Соня Grossberndt, Эви Sivesind и всей HENVINET команду за отличную поддержку. Мы благодарны Уильям А. не согласен с НИИВ за его корректуры.

Факторы риска развития рака кожи: при каких заболеваниях риск возникновения рака кожи высокий

Основные факторы риска развития новообразований кожи.

Классическое обследование больного основывается на субъективном (пациента) и объективном исследовании (осмотре, инструментальных методах исследования). Субъективное исследование ставит цель выяснить жалобы пациента по поводу заболевания, историю заболевания и жизни больного.

Хотя жалобы пациента с новообразованиями кожи носят субъективный характер, однако пренебрегать ими не стоит, так как информация о появлении нового новообразования или динамические изменения в существующем новообразовании могут послужить знаком для более тщательного осмотра и своевременного выявления злокачественного новообразования.

of your page –>

Для меланоцитарных новообразований характерны возрастные особенности. В младенческом возрасте пигментные новообразования отсутствуют (за исключением врожденных невусов), в юношеском и взрослом возрасте появляются простые пограничные невусы, а в пожилом характерна физиологическая инволюция невусов.Меланома кожи может встречаться в любом возрасте, однако пик заболеваемости приходится на возраст старше 75 лет, а в детском и подростковом возрасте эта опухоль кожи почти не встречается. В пожилом и старческом возрасте появление нового или рост существующего меланоформного новообразования должны вызывать онкологическую настороженность врача.

Из anamnesis morbi пациента с новообразованиями кожи важно выяснить:

  • • наличие меланомы в анамнезе (относительный риск увеличивается в 8–15 раз и до 30 раз, если меланома была у родителей);
  • • наличие базальноклеточного, плоскоклеточного рака в анамнезе(повышает риск немеланомного рака кожи в 10 раз. Известно, что риск немеланомного рака выше в 3 раза у людей с меланомой в анамнезе;
  • • наличие диспластических невусов (пациенты с диспластическими невусами подвержены риску развития меланомы в 4–10 раз больше, чем без них).
  • В anamnesis vitae обращают внимание на привычки пациента, особенно в отношении естественной и искусственной инсоляции, которые повышают риск рака кожи:
  • • Солнечные ожоги. Чрезмерная инсоляция и солнечные ожоги в анамнезе увеличивают относительный риск развития меланомы в 2 раза (риск увеличивается вне зависимости от возраста, в котором возник ожог). Доказано, что интенсивная эпизодическая инсоляция (отпуск) связана с более высоким риском меланомы, особенно поверхностно-распространяющейся формы. А при хронической постоянной инсоляции — выше риск актинического кератоза, плоскоклеточного рака, базальноклеточного рака, лентиго-меланомы.
  • • Солярий. Относительный риск развития меланомы выше на 16–25% у людей, посещавших солярий, особенно в возрасте до 35 лет, чем у людей, никогда не посещавших солярии. Известно, что среди людей молодого возраста соляриями чаще пользуются девушки, а это может являться одним из факторов, способствующих более высокой заболеваемости меланомой кожи у девушек, чем у юношей.

Важен сбор анамнеза сопутствующих заболеваний, особенно злокачественных новообразований и других заболеваний, связанных с иммуносупрессией или иммуносупрессивной терапией.

Как было отмечено выше, риск повторной меланомы в 8–30 раз выше у пациентов с меланомой в анамнезе и риск возникновения меланомы выше в 3 раза у людей, имеющих анамнез по немеланомным ракам кожи.

Злокачественные заболеваниямолочной железы, почек, предстательной железы, щитовидной железы, яичников, поджелудочной железы, неходжкинская лимфома и лейкемия увеличивают риск развития меланомы в 2 и более раза. Часто ассоциации меланомы и других злокачественных новообразований возникают при сочетании генетических или экологических факторов.

После трансплантации органов(печени и сердца) риск меланомы кожи в 2,7 раза, а немеланомного рака кожи в 29 раз выше, чем в популяции. А риск развития меланомы кожи выше на 50% у пациентов с ВИЧ-инфекцией и СПИД, чем у здоровых людей. Установлен повышенный риск развития меланомы кожи при ревматоидном артрите — на 23%, при болезни Крона — на 80%, неспецифическом язвенном колите — на 23%. Причем доказано, что повышенный риск развития меланомы у пациентов с воспалительными заболеваниями кишечника не связан с типом лечения этих заболеваний.

Наследственность и генетическая предрасположенностьотносятся к наиболее высоким факторам риска и обязательно должны учитываться при планировании наблюдения за новообразованиями пациента.

Генетическая предрасположенностьхарактерна для пациентов с CDKN2A-мутацией, которая проявляется FAMMM-синдромом (familial atypical multi plemole melanoma). Считается, что у 6 из 10 человек с FAMMM-синдромом к восьмидесяти годам жизни развивается меланома. FAMMM-синдром — синдром семейных атипичных невусов и меланомы — характеризуется наличием одного и более семейных случаев меланомы у родственников первой или второй степени родства, наличием многочисленных (часто > 50) меланоцитарных невусов, некоторые из которых являются клинически диспластическими или атипичными невусами с характерной гистологической картиной.

При наличии у пациентасемейной истории меланомыбез атипических невусов риск меланомы увеличивается в 2 раза. Наиболее высокий риск меланомы у пациентов, родственники которых перенесли меланому в молодом возрасте до 30 лет, а также более одного случая меланомы кожи у родственников первой линии родства.

Риск развития плоскоклеточного рака и базальноклеточного рака также возрастает у пациентов с семейной историей этих заболеваний.

Оценивая факторы риска развития рака кожи, уточняем профессию пациента. Риску развития меланомыподвержены пилоты и члены экипажа самолетов(риск выше в 2,2 раза по сравнению с популяцией).

У людей, которые вынужденыдлительное время находиться на солнце (моряки, колхозники, спортсмены), чаще немеланомный рак кожи. У 7% мужчин и 1% женщин в Великобритании рак кожи обусловлен профессиональным облучением (в том числе солнечной радиацией). Риск базальноклеточного рака на 43% выше у людей, работающих на открытом воздухе.

Заболевания кожи (дерматозы) у пожилых – причины, симптомы, классификация, лечение

Наиболее частыми поражениями кожи (не дерматозы) в старческом возрасте являются трофические изменения и язвы, с которыми многие пациенты обращаются напрямую к хирургу

Внимание!информация на сайте не является медицинским диагнозом, или руководством к действию ипредназначена только для ознакомления.

Популярная информация
для пациентов

Внимание! Все материалы размещенные на странице не являются рекламой,
а есть не что иное как мнение самого автора,
которое может не совпадать с мнением других людей и юридических лиц!

Материалы, предоставленные на сайте, собраны из открытых источников и носят ознакомительный характер. Все права на данные материалы принадлежат их законным правообладателям. В случае обнаружения нарушения авторских прав – просьба сообщить через обратную связь. Внимание! Вся информация и материалы, размещенные на данном сайте, представлены без гарантии того, что они не могут содержать ошибок.
Есть противопоказания, необходимо проконсультироваться со специалистом!

Меланома: факторы риска

Ученые определили шесть самых значительных факторов риска развития этой опаснейшей опухоли.

Беречь кожу от ожогов необходимо всем, но те, кто относится к группе риска по меланоме (смертельной форме заболеваний кожи), нуждаются в особенно тщательных профилактических мерах.

Смотрите также: Проверка родинок

Меланома – одна из самых распространенных и опасных опухолей кожи. Меланома – одна из самых распространенных и опасных опухолей кожи, которая ежегодно уносит жизни 37 тысяч людей во всем мире. Поэтому очень важна ранняя диагностика. 16 мая в России в пятый раз пройдет День диагностики меланомы при поддержке фармацевтической лаборатории La Roche-Posay. В этот день каждый может бесплатно пройти диагностику у врача-дерматолога. Подробности на сайте: www.melanomaday.ru и по телефону горячей линии: 8-800-2000-345.

В результате исследований, проводимых на протяжении десятилетий, ученые определили шесть самых значительных факторов риска:

1. Случаи солнечных ожогов до волдырейв детском возрасте.

2. Рыжие или светлые волосы.

3. Заметные веснушкина груди и верхней части спины.

4. Осложненная наследственность– случаи меланомы у близких родственников.

5. Если вам когда-либо ставили диагноз «актинический кератоз»на ранней стадии – заболевание, при котором разрастается роговой слой на открытых участках кожи, как правило, на кончиках пальцев и ладонях, роговых узелков розовато-синюшного цвета. Часто они сливаются, вызывают зуд, сухость и шелушение кожи.

6. Работа в поле или степи в летнее время на открытом солнце, к примеру, в экспедиции, на раскопках – по три и более года подряд в юношеском возрасте.

При наличии одного из указанных факторов риск меланомы возрастает в 2–3 раза. Двух – в 5 раз. Трех и более – это возрастание риска в 20 раз!

Обезопасить себя помогут постоянное, особенно тщательное использование солнцезащитных средств с высоким фактором защиты и немедленный визит к дерматологу при изменении родинок и/или появлении новых.

Факторы риска рецидивов после радикального лечения меланомы кожи Текст научной статьи по специальности « Клиническая медицина»

Аннотация научной статьи по клинической медицине, автор научной работы — Семилетова Ю. В., Анисимов В. В., Лемехов В. Г., Мацко Д. Е., Гафтон Г. И.

Изучены факторы риска развития различных видов рецидивов у 291 больного первичной меланомой кожи после радикальной операции. Установлено, что основными факторами риска развития рецидивов являются: возраст больного, локализация первичной меланомы , её толщина по Бреслоу и уровень инвазии по Кларку.

Похожие темы научных работ по клинической медицине , автор научной работы — Семилетова Ю. В., Анисимов В. В., Лемехов В. Г., Мацко Д. Е., Гафтон Г. И.

Risk factors for recurrence after curative treatment of skin melanoma

Risk factors for different types of recurrences in 291 patients with primary skin melanoma after radical surgery have been studied. The main risk factors for recurrence have been found to be: the patients age, location of primary melanoma , depth of melanoma according to Breslows classification and the level of invasion according to Clark.

Текст научной работы на тему «Факторы риска рецидивов после радикального лечения меланомы кожи»

факторы риска рецидивов после радикального лечения меланомы кожи

Ю.в. Семилетова, в.в. Анисимов, в.г лемехов, д.Е. Мацко, г.И. гафтон, А.А. герасимова

197758, г. Санкт-Петербург, п. Песочный, ул. Ленинградская, 68 e-mail: [email protected]

Изучены факторы риска развития различных видов рецидивов у 291 больного первичной меланомой кожи после радикальной операции. Установлено, что основными факторами риска развития рецидивов являются: возраст больного, локализация первичной меланомы, её толщина по Бреслоу и уровень инвазии по Кларку.

Ключевые слова: меланома, прогноз, рецидивы.

RISK FACTORS FOR RECURRENCE AFTER CURATIVE TREATMENT OF SKIN MELANOMA Yu.V Semiletova, V.V. Anisimov, V.G. Lemekhov, D.E. Matsko, G.I. Gafton, А.А. Gerasimova N.N. Petrov Research Institute of Oncology 68, Leningradskaya Street, 197758-St Petersburg, Russia e-mail: [email protected]

Risk factors for different types of recurrences in 291 patients with primary skin melanoma after radical surgery have been studied. The main risk factors for recurrence have been found to be: the patients’ age, location of primary melanoma, depth of melanoma according to Breslow’s classification and the level of invasion according to Clark.

Key words: melanoma, prognosis, recurrence.

Известно, что даже своевременное радикальное лечение больных первичной меланомой кожи не всегда может предотвратить возникновение рецидива заболевания [2, 4]. Согласно классификации Р.И. Вагнера с соавт. (1996), различают следующие виды рецидивов меланомы: местные рецидивы, транзитные метастазы, регионарные метастазы, отдаленные метастазы [3]. По литературным данным, частота возникновения местных рецидивов и транзитных метастазов составляет 6,2 %, регионарных метастазов – 22,2 %, отдаленных метастазов

– 18,5 % [1, 4]. Исходя из вышеизложенного, актуальным представляется вопрос о выявлении факторов риска развития рецидивов меланомы кожи. Под термином «рецидива заболевания» подразумевается возникновение любого из перечисленных выше видов прогрессирования опухолевого процесса после радикального иссечения первичной опухоли. К числу мало изученных вопросов относится выявление клинико-морфологических факторов риска возникновения различных видов рецидивов у радикально оперированных больных меланомой кожи. Именно этому вопросу посвящено наше исследование.

Материал и методы

Материалом для настоящего исследования послужили ретроспективные клинико-морфологические данные о 838 больных с гистологически верифицированной первичной меланомой кожи рТ^М радикально оперированных в клинике ФГУ «НИИ онкологии им. Н.Н. Петрова» с 1985 по 2003 г. Все больные были прослежены в различные сроки от 1 мес до 25 лет. Отдаленные показатели выживаемости собраны по всем 838 (100 %) пациентам. У 374 (44,6 %) больных в различные сроки появились те или иные рецидивы заболевания. К сожалению, необходимые для настоящего исследования патоморфологические данные удалось получить у 291 из 374 больных, среди них женщин – 63 % и мужчин – 37 %. Средний возраст женщин составил 52,3 года, у мужчин – 54,5 года. Были изучены: толщина по Бреслоу, уровень инвазии по Кларку, клеточный тип, митотическая активность, наличие изъязвления, степень лимфоидной инфильтрации.

Результаты и обсуждение

Отмечено статистически достоверное влияние на возникновение различных видов рецидивов меланомы следующих клинико-морфологических

факторов. Достоверно чаще (р 0,05).

Значимо чаще рецидивы меланомы кожи возникали в период до года после радикальной операции, причём наибольшая частота отмечена в виде регионарных метастазов – 53,6 % (Р Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

СИБИРСКИЙ ОНКОЛОГИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ. 2012. № 2 (50)

Ю.В. СЕМИЛЕТОВА, В.В. АНИСИМОВ, В.Г. ЛЕМЕХОВ И ДР.

частота и сроки развития рецидивов меланомы кожи у мужчин

Вид рецидива Сроки развития рецидива

До 1 года 1-3 года 3-5 лет 5-10 лет Более 10 лет

Регионарные метастазы (п=67) 31 (46,3 %) 29 (43,3 %) 3 (4,5 %) 3 (4,5 %) 1 (1,5 %)

Транзитные метастазы (п=16) 5 (31,3 %) 7 (43,8 %)* 3 (18,8 %) – 1 (6,3 %)

Отдаленные метастазы (п=22) 7 (31,8 %) 6 (27,3 %) 3 (13,6 %) 3 (13,6%) 3 (13,6 %)

Местные рецидивы (п=9) 2 (22,2 %) 4 (44,4 %)* 1 (11,1 %) 1 (11,1%) 1 (11,1 %)

Все больные (п=114) 45 46 11 7 6

Примечание: * – различия между группами статистически значимы (p

dr.Mirokov

Комментарий читателя: